Search for:
 

Mugison, Jay Haze, Deadbeat, Juan Atkins, Xlover

SPECIAL RADIO :: СПЕЦ ИНТЕРНЕТ РАДИО :: Актуальные музыкальные проекты

Актуальные музыкальные проекты

Mugison

Mugison родился и жил под открытым небом, на большом утесе, где альбатросы откладывают яйца и высиживают птенцов, песцы разрушают гнезда и пожирают птенцов и яйца тех же альбатросов, в рыбацкой деревне, в тихой бухте, заставленной кораблями и лодками.

Mugison
Mugison

Учился в школе, без интереса изучал науки, хотя считался неглупым, писал стихи, научился играть на гитаре (…серебряные струны…), частенько развлекал родителей песнями собственного сочинения, просиживая с ними у костра в белые заполярные летние ночи. Позже Mugison многим пробовал зарабатывать себе на жизнь, был моряком и ловил селедку у берегов России, работал в пансионате для умственно отсталых детей, был посыльным у биржевого маклера, а то стоял по 13 часов на фабрике по расфасовке рыбы.

Как-то на выданную зарплату Mugison приобретает в Рейкявике 100 Cd’c, стереосистему с колонками, а заодно и электрогитару с мощным усилителем, и это событие изменило его монотонную жизнь. Записав несколько своих песен на CD, он раздает их друзьям и знакомым. Многим понравилось:
«Пиз.да.то чувак, а не попробовать ли тебе себя в этом деле?»
И Mugison решает, что «да», и перебирается в Лондон. Там он с энтузиазмом тусуется среди подобных себе людей, ищущих славы, денег, успеха, спит в вагонах метро, работает в кафе и столовых. В его карманах есть немного мелочи, и ночлег под раковиной в компании со шваброй, веником и горячей водопроводной трубой. НО … в свободное время он делает музыку, бренчит на гитаре, сочиняет песни и поет их себе.
Здесь случается странная встреча, как-то в одном из лондонских парков он рассказывает о своей нелегкой творческой судьбе приезжему малазийцу.
«В общем, что у меня вот идей до х.у.я, а толку от них соответственно… «

На что этот незнакомец отвечает:

     «Говорит тот, кто не делает, а делает тот, кто молчит,
     Да получивший благодать, почувствует силы свои,
     И наступит час твой и пребудет момент в жизни,
     Который упустить нельзя, жди и будет так…»

Кто это был, Mugison до сих пор понять не в состоянии, но скоро удача поворачивается к нему, и он записывает альбом в 2003 году альбом “Lonely Mountain”, возвращается на Родину, работает для кино (film “Niceland”), часто дает концерты, выступает на разогреве Mum и Super Furry Animals. Все больше и больше людей хотят услышать, как Mugison нашептывает им какую-то тайну на ухо. На следующем альбоме он приглашает певицу Runa и друга Petur помогать записывать материал под названием “Mugimama, is This Monkey Music?”, состоящий их хоровых, а иногда и сольных баллад.
Следствием данного времяпровождения стало рождение крошечного мальчика-спальчика, Runa за подарок была вознаграждена вниманием, заботой, лаской и клятвами о вечной любви, вот в чем сила и волшебство любого искусства. В этом году Mugison признан в Исландии самым популярным исполнителем, альбом “Mugimama, is This Monkey Music?” лучшим из того, что было создано на этом континенте.

Теперь, когда Mugison возвращается с гастролей, он подходит к кроватке, заглядывает в глаза своему сверх естественному мальчику-спальчику и говорит: «Я смог тебя сделать с помощью дешевого компьютера и микрофона, но придет время, и ты сделаешь что-нибудь».

Jay Haze

В монументальном философском трактате Gilles Deleuze и Felix Guattari «Капитализм и шизофрения» за идеал берутся современные кочевники, путешествующие по миру, где нет иерархического разделения и любого другого неравенства. В мире глобального информационного потока у людей отсутствует тяга к привычкам и традициям. Друзья, нас скоро все это ожидает.

Так вот с этой прелюдией поговорим о человеке, уроженце Пенсильвании Jay Haze, он мог бы быть одним из таких кочевников, а может он им уже является, попытаемся разобраться.

Jay Haze
Jay Haze

С проблемой загрязнения окружающей среды в голове, Haze, с котомкой сухарей по степным дорогам пробивается к Сан-Франциско, делая периодические остановки то в Колорадо, то в Вашингтоне, зарабатывая на гамбургеры и колу. Он, и стеклодув, и менеджер по продаже автомобилей и дежурный в парке аттракционов и т.д. и т. п. Жизнь заставляла бесконечно учиться этого парня. В 1997 году в Филадельфии он с головой погружается в музыкальное творчество, знакомится с Frankie Bones, Adam X, Richie Hawtin, ребята относятся к нему с почтением, но это еще мягко сказано.

В 1999 году лейбл Turning Spork заинтересовывается его деятельностью. Здесь он издает работы под псевдонимом The Architect, совместно с Bjoern Hartmann и Sean O’Neal работает резидентом в клубах Fluid и Silk Sity – центрах минимализма и tech house культуры. Там он частенько покручивал dubby музыку, подсел на творчестве King Tubby и экспериментальную электронику лейблов Future Dub и Contextterrior, Heimat и ямайских лейблов Dub Surgeon, Dub Cord, Montage Spiral, все это он изучает и анализирует. После переселения в Берлин с частыми заездами в Амстердам (понятное дело для чего) Haze знакомится с Ricardo Villalobos, Jeff Samuel, Peter F. Spiess, Robag Wruhme и другими участниками этой глобальной minimal music тусовки. Посылает свои работы на лейбл Contextterrior, благо, что эти Интернет-ресурсы берут все и сбывают свою продукцию online. Hakan Lidbo, Rene Breitbarth, Mikael Stavostrand поддерживают Haze и направляют его усилия на развитие своего оригинального искусства.

И вот 2005 год, “Love For A Strange World”. Haze не только сыграл, но и запел, да еще как запел, правда, голосом Dexter. 200 раз хотелось бы сказать «Браво!», «Бис!». Впечатления серьезные, хотя все, конечно же, относительно, значительная работа, можно поздравить лейбл Kitty-Yo, как всегда, они открывают все самое яркое и нестандартное. Человек не побоялся выставить на первый план голос и остаться в тени, осуществляя закадровое руководство.

«Браво!», «Бис!» Он наступил на горло собственных амбиций, музыка для внимательного прослушивания, но с танцевальным уклоном, именно это сейчас и есть самая любопытная тема.

Deadbeat

«Увидеть новый мировой порядок» — так обозначил Scott Monteith (aka Deadbeat) очередной и третий по счету альбом. Новая точка зрения, новый ракурс, новая перспектива, новый взгляд – все это прилагается к музыкальному продукту, недавно выложенному на прилавки магазинов.

Предположим, что Scott до этого почти год сидел на высоком холме, курил первоклассный голландский гашиш, укутанный белым пухом мирно проплывающих облаков, отстранено созерцая суетное алчное передвижение своих соотечественников, а заодно скрываясь от службы в армии. Гимн свободе, океаническим просторам, небу, солнцу и т.д. и т.д. Вот та среда, что он воспевает и пропагандирует с помощью секретных приемов владения звукового языка. Свободное манипулирование жанрами от techno до dub, reggae, electronics осуществлялось под mentor контролем музыканта и друга Pole, мастера соединения ревербирующего баса, clacking clicks и пульсирующих, непривязанных, автономно существующих мелодий.

Deadbeat
Deadbeat

Говорят, что на чилийском фестивале Mutek в 2004 г. «живое» выступление Deadbeat проходило на перемещающемся по воде буксире, резонирующие низкие частоты, отражаясь от корпуса, создавали замысловатые звуковые узоры, соединяясь с монотонной работой винта, почти гипнотизировали и усыпляли редкий любопытный народ. Ходят слухи и глупо не предположить, что новый материал имеет явный политический контекст, Deadbeat давно считается в Монреале активным членом сообщества по борьбе против любого рэйва, теперь же Monteith выступает против войны, развязанной США по всему миру, ведет плодотворную музыкально-политическую деятельность, это касается и нас, так как американцы обложили кордонами и нашу хромую но великую державу.

«Электронная музыка не существует в вакууме, она является как любое искусство отражением тех процессов, которые происходят вокруг нас».

Вот оно, оказывается, из чего состоит медленно тлеющий гнев уставшего от бесчисленных злодеяний американского империализма, маэстро Monteith aka Deadbeat. Музыка на новом альбоме многослойная, холмистая и дифференцированно отстранена от предыдущих его работ. В нескольких местах присутствует вокальное исполнение монреальского печального соловья Athesia, специалиста по голосовому оформлению музыки house, bossa nova, jazz.
Роль Athesia в этом звуковом потоке варьируется от плохо распознаваемой речи до фонетики, наводящей на глубокие размышления, от гортанной импровизации до сильной поэзии.

«Эта моя работа была подобна первым шагам ребенка. Да, музыка непростая, но свет от нее подобен свету маяка, указывающего путь».

Juan Atkins

В 70-е годы в американском городе Detroit правил криминал, полуразвалившиеся трущобы, где проживала основная часть рабочей молодежи, кишела drug-барыгами, гангстерами, проститутками и разными другими многочисленными маргиналами. Музыканты также входили в эту категорию, имели случайные заработки и в основном жили будущем. А будущее формировало в этом городе радиостанция “The Electriflyin Mojo”. Это было прогрессивное радиошоу на тот период, именно оно спровоцировало интерес многих к музыкальному techno творчеству. Среди них были: Juan Atkins, Derrick May, Kevin Saunderson.

Juan Atkins
Juan Atkins

Juan Atkins родился 12 сентября 1962г. в семье концертного промоутера, первое музыкальное пристрастие – черный funk в исполнении Parliament, он жил этим пока однажды не нашел в эфире на FM волнах вышеуказанную станцию, где постоянно крутили электронную музыку из Европы, в том числе Kraftwerk и Depeche Mode. Он заразился этим электронным вирусом и заболел… но не умер. Алилуя!

Как музыкант Atkins сначала работал под именем Cybotron, позже как Model 500 и Infiniti, играл grooving funk-industrial-electronica, стараясь приспособить свои электронные исследования для танцевального зала, что было для начала 80-х годов революционной ситуацией или зарождением новой религиозной идеи. С ветераном Вьетнама Rick Davis Atkins cоздает проект Cybotron, это был орган по распространению и популяризации электронной музыки в черном сообществе.

Их релизы послужили стилевыми образовательными стандартами для многих композиционных откровений в pop музыке последних лет. Не менее дальнозоркой была и сольная работа Juan Atkins, он начал ее в 1985г. после разрыва с Cybotron, поссорившись с Rick и чуть не получив пулю от него в лоб. Под псевдонимами Model 500, Infiniti его релизы выходили на его же лейбле Metroplex, именно здесь он химичил со звуком и создал легендарный стандарт, именуемый в дальнейшем как Sound of Detroit, до сих пор имеющее огромное число поклонников и подражателей, ну что же флаг им в руки. Его первые треки считаются классикой и до сих пор не потеряли актуальности на танцплощадках нашей галактики вплоть до Нептуна.

Работу музыканта Juan совмещал с работой DJ и перформера, вместе с друзьями Derrick May, Kevin Saunderson Atkins основывает коллектив “Deep Space Soundworks” и клуб с тем же названием, ставший местом встречи для самых продвинутых пользователей Detroit techno. В нем регулярно выступали Blake Baxter, Carl Craig, Stacey Pullen, Richie Hawtin, там они подпитывались энергией и подобно апостолам распространяли эту футуристическую веру по всему миру. Этот антикварный старик, наконец-то, разродился новым авторским релизом, лохматой смесью Detroit и Deuschland techno музыки.

Xlover

Xlover
Xlover

В темную дождливую ночь в одном из лондонских клубов группа мужчин наткнулась на сидящую у барной стойки, слегка нетрезвую и вызывающе крикливую девицу. В дальнейшем это оказалось популярная fashion икона, не сходящая со страниц журналов “Agent Provocateur”, “Vogue”, “125 Magazine”. Nina Rai по кличке “ray” – гиперсексуальная нимфа с выбеленными волосами, силиконовой грудью и длинными острозаточенными когтями-саблями, выкрашенными в зеленый цвет. Мужчины были в составе: Bryan Black (sound-producer, отметился работами с Prince в Paisley Park Studios ( Minneapolis)), Oliver Grasset (drums/programming, уроженец французского индустриального центра Val D’Oise, засветился в совместной работе с Motor на только что вышедшем релизе на Novamute, участвовал в проекте Dirty Harry, но после встречи и соблазнов успеха от Bryan Black сосредоточился на творчестве Xlover), Scott Fairbrother (был украден из проекта Death in Vegas, сотрудничал с Whitey и Client, он – талантливый гитарист-импровизатор).

Nina Rai должна была в этом проекте напялить на себя маску женской версии образа артиста Prince. Ее сценические движения столь же манерны, позы убедительны и органичны, то, что она звезда, становится ясно уже после выхода ее на сцену, абсолютная красота и пропорциональное анатомическое сложение, наложенное на сухое демоническое пение, вырывающееся из ее вечно незакрытого рта. Живые темпераментные выступления Xlover прошли в Берлине, Мюнхене, Лондоне, они разогревали народ перед Scissor Sisters, участвовали в fashion парадах Vivienne Westwood.

Запись их дебютного альбома “Pleasure and Romance” проходила последние 6 месяцев, он состоит из:
— пульсирующей аналоговой синтетики,
— запилов гитар,
— скромных, минималистичных битов,
— академического виртуального симфонизма,
— ну и, конечно же, голосовой артикуляции красавицы Nina Rai.

13 новых треков были отобраны и отосланы DJ Hell в промо-версии. После получения материала Hell сразу же пригласил банду на Gigolo Love Parade. Аудитория, собравшаяся на вечеринке, а было там около 100 тысяч человек, загипнотизированная, пыталась стащить музыкантов и особенно певицу со сцены, чтобы взяв на руки, пронести их по центральным улицам города, как новую Sexтинскую Мадонну или какую другую мученницу-икону современного мира.

Композиция “So Blue” – центральный и наиболее убедительный фрагмент альбома, идеальная гармония печального соблазнительного вокала и электронной зловещей, мастерски исполненной музыки завораживающе держит внимание на всем протяжении песни – горькой фантазии о несбывшейся любви.

Difuzor.ru

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.