Search for:
 

Jori Hulkkonen, Fischerspooner, Bright Eyes, Italcimenti, MU

SPECIAL RADIO :: СПЕЦ ИНТЕРНЕТ РАДИО :: Актуальные музыкальные проекты

Актуальные музыкальные проекты

Jori Hulkkonen

«House и Techno музыка создается не только в промышленных индустриальных центрах» – диктует Hulkkonen журналюге в блокнот. «У нас тоже есть, что показать, электронная музыка в Финляндии — это не только Jimi Tenor».

Jori
Jori

Jori родился недалеко от Полярного круга, там, где трутся медведи о земную ось, в отличие от многих своих соотечественников, уезжать из этих мест он не собирается, он патологический интроверт, ему глубоко насрать на культурно-социальную жизнь больших городов, ему ближе собственная квартира, 4 стены, маленькая ванна и удобства во дворе. Он часто ставит на свой доисторический проигрыватель пластинки Visage, The Cure, Pet Shop Boys, погружается в размышления, пытаясь поймать за крылья таинственную птицу Сирин. Эта музыка постоянно побуждает его что-то делать, и это что-то выражается через электронную музыку. Чем он с увлечением и занимается.

В 1993 году Hulkkonen совместно с друзьями основывает лейбл LUMI records, они записывают mix-компиляции. Шведский techno-пионер Cari Lekebusch обращает на них внимание и приглашает к сотрудничеству с его собственным лейблом Trainspotter’s Nightmare. В 1995 году другой techno гуру Laurent Garnier вдохновляется северным нордическим пением и в 1996 году подписывает контракт на выпуск дебютного альбома на F Com. “The Spirits Inside Me” поступает на прилавки магазинов. Затем Jori увлекается remixingом и музыкой в стиле Italo disco. В 2001 году именно он аккомпанировал и провоцировал к творчеству своего друга DJ TIGA, сингл “Sunglasses At Night”..

И вот в 2005 году Jori выпускает на рынок свой новый долгожданный альбом, он, как и все его поколение, подвержен влиянию 80-х, но сознательно постоянно пытается избежать свойственных этому времени музыкальных клеше и композиционных штампов. В название альбома “Dualizm” заложена идея, прожигавшая его мозг последнее время, слушая материал, наталкиваешься на размышление, что вот, у человека 2 ноги, 2 руки, 2 глаза и т.д. Ну и что же? А то, что в этой парности Jori видит некий религиозный смысл и оправдание всего. Функциональное дополнение и взаимозаменяемость, единство и борьба, жизнь и смерть, Карл Маркс и Фридрих Энгельс, он нарыл очередную диалектическую закономерность собственного творчества… …

В его музыке мы и обнаруживаем с одной стороны – глубину, мелодичность, меланхолию, soft side, с другой стороны – сладкий плюшевый pop. Вот, как он утверждает, из чего состоит формула его успеха. Для работы над песнями были приглашены: John Fox ( Ultravox), Tiga, Jose Gonzales (очень известный шведский исполнитель), Nick Triani (не очень известный английский певец, проживающий на данный момент в Финляндии), Jerry Valuri (друг и товарищ). Кто-то уже сотрудничал с Jori из этих добрых молодцов на предыдущем альбоме “Different”, а кто-то и нет. Убедительно советую всем проследить процесс творческого песенного соревнования, его на альбоме в избытке. Я лично голосую за Nick Triani, а вы? Не знаю.

Fischerspooner

Warren Fischer и Casey Spooner познакомились в студии на занятиях по экспериментальному видео при Art Institute (Chicago), общались, обменивались впечатлениями, но в дальнейшем их пути разошлись. Позже, уже в New York они встретились снова.

Fischerspooner
Fischerspooner

У Casey был опыт работы в экспериментальном театре, а Warren занимался коммерцией на альтернативной музыкальной сцене. В течение 1999-2000 гг. был записан материал дебютного альбома “#1”, на живых выступлениях Spooner был фронтменом, Fischer отвечал за музыкальное сопровождение. Также регулярно приглашалась группа поддержки, состоящей из баллерунов-дансеров, художников, стилистов, костюмеров и другой сопутствующей тары для вакхической стимуляции. Поначалу песни распространялись бесплатно через web сайт, затем их материал заинтересовал людей на Gigolo rec. Сценическое шоу было ярким и стало быстро набирать популярность, приобретая огромные толпы поклонников. Долгое путешествие по Европе вызывает неослабевающий интерес прессы. Трек “Emerge” входит в Top 40 в Англии, в Нью-Йорке вся художественная богема ссала кипятком, и только и говорила о новых музыкальных звездах.

Парни были признаны мэтрами по уникальному соединению модерна и культуры, видео и фотографий, перфоманса и музыки. Art товарищество Deitch Projects демонстрировало сюжеты их выступлений в своей галерее, других музеях и на приватных вечеринках по всему миру. Для выпуска второй работы американские хлопцы решили поставить новую повестку дня найти такой выразительный, эмоциональный ряд, где бы больше уделялось внимания песенной лирике и живому теплому звуку. Им захотелось оставить в прошлом цифровой концептуализм первой работы. Музыкантов вдохновляла классика psychodelic rock. Вот, что они по этому поводу декламируют: «Мы вспоминали песни, которые слушали в детстве по радио, теплый звук, исходящий с FM диапазона 70-х, где всегда можно было слышать Fleetwood Mac, The Beatles, Pink Floyd».

Warren максимально наполнил работу аналоговым звучанием живых инструментов. Работа проходила в студии в Бруклине, где он когда-то работал инженером и помогал Niсolas Vernhes (Fiery Furnaces, Black Dice). Было задействовано около 30 инструментов, что способствовало изменению предыдущих креативных концепций. Casey открыл в себе неизведанный ранее вокальный ресурс, его песни стали более лиричны, романтично сдержанны и классически стилизованы.

Во время записи «мужики» много общались с аналогично мыслящими поэтами-песенниками и музыкантами. Warren путешествовал по Лос Анжелесу, работал с Tony Hoffer (Beck, Air) в легендарной студии Sunset Sound, Casey пиздил рифмы у барда-песенника Linda Perry и у выдающейся интеллектуалки-энциклопедистки, той еще штучки-дрючки Susan Sontag. Они совместно в поиске вдохновения выкуривали по мешку травы, выпивали по самовару чая в прикуску c «Ep». Чего не сделаешь ради высокого искусства и популярности! «Когда я познакомился с Susan, это был сентябрь 2003г» – говорит Casey: «Это было у нее дома, мы должны были определить идею, стержень нашей будущей совместной работы. После краткого обсуждения она исчезла, закрывшись в своей библиотеке, а через 15 минут уже возвратилась с готовым текстом, озаглавленным “We Need A War”. Я прочитал и понял, что, вряд ли смогу произнести слово «война», что сейчас звучит достаточно провокационно, на что Susan ответила: “Это слово доминирует над всеми словами в данное время, это самое дорогое слово в мире, ведь президент выделил под него миллиарды долларов”».

Работа над материалом и записью проходила крайне сложно, вплоть до полного несогласия, Casey постоянно пытался оспаривать музыкальное сопровождение, чего не делал при записи первого альбома, тогда он просто накладывал голос уже на готовые треки. На “Odyssey” иногда дело доходило до откровенных конфликтов и драк.

«Работа протекала нервозно, я привык работать один дома, а тут материал, который я даже и не закончил, подвергался чрезмерной критике» — говорит Fischer. «Но все же я понял, что в данный момент, это необходимо, чтобы наработать еще более интересный опыт». Spooner добавляет: «Мы должны были заново раскрыться как художники, более зрелые художники, новые принципы работы дались нам нелегко, ну а что в этой жизни дается легко».

Final stage им помогал делать французский продюсер Mirwais, тот, кто работал с Madonna.

«Нам показался очень интересным его опыт объединения нашей авторской индивидуальности с существующим на данный момент mainstream. Он очень четко чувствует ситуацию. Мы совместно проработали более года, это незабываемое время, наполненное его остроумием и творческой энергией, стимулирующей нас» – говорит Fischer.

В течение всего лета 2004г. каждую неделю материал нового альбома можно было услышать на салонных приемах, устраиваемых музыкантами на сцене клуба Williamsburg. Богемная тусовка города New York служила витриной и своеобразным катализатором этой работы.

Лично я от деградирующей музыкальной культуры Америки не ожидаю ничего нового, как, в общем, и от цивилизации в целом.

Bright Eyes

Штат Небраска – самое скучное место на Земле, фермы, коровы, луга, поля, редкие деревья, бесконечные ветра и палящее солнце. В начале 90-х в г.Omaha был образован indie лейбл Saddle Creek. На его базе встречаются молодые ребята, слушают музыку и пытаются ее играть. Одним из этих парней был Conor Oberst, юный вундеркинд мульти-инструменталист по кличке «полковник».

Bright Eyes
Bright Eyes

Он сочинял мелодии, писал песни, и сам пел их заодно. Его выступления собирали много друзей, уже в 10 летнем возрасте кассеты с записями расходились по знакомым. Домашние магнитофоны выстроены в ряд у сцены, там делали записи все желающие. Первый альбом “Commander Venus” записан и отправлен в неизвестность, похерен продюсерами в большой куче promo-материала, лейбл не прислал даже ответа.

В 17 лет Conor запускает в мир проект Bright Eyes, в течение 3 лет пишет 3 альбома и несколько синглов, В США был популярен альбом “Fevers and Mirrors” (2000г.), позже альбом выходил и в Европе. На материале обнаруживаем чувствительность, мелодичность, акустическую глубину, патологическую меланхолию, Conor Oberst поет дрожащим подростковым голосом, что сердце его болит и разрывается в груди, что беды приносят ему каждый день, что он ненавидит себя и всех вокруг. В 2002 году альбом “Lifted or the Story is in the Soil, Keep Your Ears to the Ground” делает его звездой альтернативы в Европе и любимцем публики. Поклонники indie штурмуют гостиницы, где он останавливался.

В 2004 году он, объединившись с группой Neva Dinova, под руководством Jake Bellows записывает EP “One Jug of Wine, Two Vessels”. В 2005 году Bright Eyes параллельно работает над 2 альбомами “I’m Wide Awake It’s Morning” и “Digital Ash in a Digital Urn”. Первый – некий country folk, второй – синтетический и в достаточной степени дигитальный. Многие музыкальные журналы называют Conor новым pop вундеркиндом, проводят параллели с молодым Dylan, его суициидальный голос обожествляют.

«Это песни о самом себе, это песни, обличающие ханжеское американское общество и лично президента Буша, это песни разочарованного юнца, имеющего такую непонятную странную эмоциональную жизнь».

Italcimenti

«Некоторые говорят, что я святой старец, пропагандирующий electro-pop религию, другие, что я – крестный отец этого жанра, я же не чувствую себя ни тем ни другим. Внутренняя сущность человека не изменяется в течение жизни. Внутри я все также молод и открыт для любой музыки и хотя мне порядочно уже лет, я нахожу еще огромное количество поклонников по всему миру, им нравится то, что я делаю, и их не волнует, что я старше в 2, а то и в 3 раза». 54-летняя легенда Maurizio Dami aka Alexander Robotnick непринужденно качается в кресле-качалке, регулярно прикладываясь к большому бокалу с виски, делится опытом как DJ, музыкант, так и просто человек.

Italcimenti
Italcimenti

Говорит:
«Вот тебе, предположим, 80 лет, ты смотришь в зеркало, на тебя уставилось старческое, дряхлое лицо, седые волосы или их отсутствие, морщины и мешки под глазами, но если зеркала нет, никто никогда не согласится, что он чувствует себя на 80 лет. Только другие люди напоминают тебе о возрасте, возможно, это некая социальная игра и видовое ущемление в правах».

Причина ренессанса твоей сегодняшней карьеры Dj в массовом увлечении electroclash и Italo disco музыкой, как ты думаешь?
«Я старый провинциальный итальянец, неплохо говорящий по-английски, я не предполагал, что эта музыка станет успешной везде, да, я один из первых стал играть ее, этим я занимался еще 20 лет назад. Я вообще очень давно занимаюсь этим ремеслом, сейчас вот снова возвращается acid house, многие называют меня пионером и этого стиля заодно. Мой трек “Problem D’Amour”, записанный в 1984 году напоминает acid house, electroclash, italo disco, а по-моему это просто энергичная танцевальная музыка».

Ты сейчас работаешь как композитор под именем Italcimenti со своим другом Lapo Lombardi. Что это будет за музыка?
«Это некие музыкальные шутки в жанре Italo disco, эта музыка сейчас популярна везде кроме самой Италии, хотя и здесь тоже начинает что-то происходить. Это будут совершенно новые треки, а не переработка опыта 80-х. Italcimenti – это игра слов, как и музыка – новая игра и увлечение».

Italo disco – достаточно популярная музыка на данный момент, почему?
«Эта музыка – не просто loop или ритм, здесь много шоу, эмоций. Ты можешь подпевать, танцевать, и вообще, делать все, что угодно, эта яркая разнообразная музыка, наполненная чувствами».

Ты занимаешься dj-ингом недавно, каковы впечатления от этой работы?
«DJ-ить начал год назад, это не очень простая работа, в ней много творчества, я слишком стар, чтобы носить большой рундук с пластинками, я предпочитаю играть с помощью портативного компьютера и клавиатуры, я пытаюсь быть dj-ем и музыкантом заодно. Играю, пою, это люди оценивают положительно, получается такой, оригинальный синтез».

Твоя жизнь изменилась после того, как ты приобрел новую профессию Dj?
«Изменилось мое отношение к музыке, когда я играю, я постоянно наблюдаю, как одна или другая композиция влияет на людей, танцуют они или пропадают у бара».

Что думают по этому поводу твои старинные друзья, что ты теперь Dj?
«Они завидуют мне, у меня есть работа, я прекрасно провожу время».

Ты популярен в Англии, а как насчет популярности в Италии?
«Нет, Италия ко мне равнодушна, недавно играл в Риме, это единственное место, где electro как-то популярно, также и в Милане есть одно место, и более нигде эта музыка не востребована, я работаю всюду, но только не в Италии».

Ты жаждешь большого успеха?
«Нет, это неважно для меня сейчас, я просто хочу зарабатывать немного денег, чтобы жить, и в этом мне помогает музыка, которую я играю, это моя единственная работа, да и очень трудно быть известным и популярным, это совершено несвойственно моему характеру».

Музыка, которой ты занимаешься — это искусство?
«Да, искусство, а не просто развлечение, это то, что позволяет чувствовать единство между людьми, от сердца к сердцу, от души к душе, а это намного серьезнее, чем простое развлечение».

MU

Проект MU – это гейша по имени Mutsumi Kanamori и ее законный супруг, ботаник Ehemann Maurice Fulton. Они вместе записываются как в студии, так и вместе лабают на многочисленных выступлениях.

Mutsumi – словно фурия неудержимо страстно орет в микрофон, кусает его зубами, бьет об пол, кидает в зал, танцует аскапические танцы, рвет на себе волосы и с колдовской сверхзадачей раскидывает их по залу. Fulton же прибывает на заднем плане, нажимает кнопки многочисленных приборов, незаметен, равнодушен, холоден и отстранен как бы от всего происходящего.

MU
MU

Mutsumi пишет тексты на ломаном английском, Fulton – композитор, музыкант и психическая поддержка, к тому же он чистокровный американец, его стихия – это коктейль из house и hip-hop музыки. Mutsumi Kanamori – восточная женщина, дочь одинокой матери, ее предпочтение — это экспериментальный punk, адаптированный для dance floor.

Немного истории:
Mutsumi в юные годы покидает Японию, уезжает от нищеты и дороговизны образования. В Англии она пытается продолжить обучение в Sheffield колледже. Но образование – это само собой, ночные тусовки формируют определенную цепь знакомств, среди которых:
— Chan Clan,
— Combo,
— Twins Of Evil.

Вместе с ними ее первые музыкальные треки “Smash it with a Brick” выходят на компиляции. Но дружба продолжалась недолго, у MU совершенно другие планы и другие авторские сверхзадачи.
Одиночество и депрессии постоянно преследуют ее, часто ночью под воздействием грибов и волшебного индийского чеснока жизнь проходит по клубам в поисках пристанища и понимания. Это было в Манчестере или в Шеффулде, история об этом умалчивает.

Как-то ее в бессознательном состоянии подбирает мужчина «Илья Муромец» и будущий идол Maurice Fulton, эта встреча изменяет ее жизнь.
«I Need You, I Love You, I Fuck You…» — кричит она в темноту, сжимая своими тонкими готическими пальцами его атлетическую шею.
Maurice увозит эту сумашедшую японку в New York, выхаживает, отпаивает маковым молоком с медом, делает стимулирующий массаж нижних чакр, другую оздоровительную гимнастику, клизму из травы чуа-чуа. Через год они сочетаются браком, а через полтора на Tigersushi выходит их совместный дебют “Afro Finger & Gel”, альбом, записанный в модной стилистике Schizo Disco Punk Funk и чуть-чуть лоботамия-house. Проект MU становится любимым объектом для желтой прессы, DJ-журналы эту работу выбирают как предмет для желательных комментариев и аннотаций, слава, успех и патологический интерес менеджеров андерграундной звукоиндустрии.

Hell в 2003 году издает альбом на Gigolo records. Trevor Jackson стоит в очереди и ждет своего часа, и вот дождался, новый альбом MU “Out of Breach (Manchester’s Revenge)” вышел именно под ним на Output records.

Комментарии: — опять эти же визги и крики, воспроизведенные через звуковые англоязычные каракули, можно ли понять что-то из текстов, да или нет? Скорее нет, но внешний вид декламации убедителен, изыскан, темпераментен, безумен и по-женски мелодраматичен,
— 11 восклицательных знаков или столько же вопросов,
— acid punk house и чуть-чуть романтики весенней воды.

Difuzor.ru

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.