Search for:
 

Независимые лейблы мира, часть 2: «Tuning Spork»

Jay Haze «…прошло 8 лет моей музыкальной деятельности, вроде наклёвывается какой-то успех…»
(посвящается лучшему микс изданию 2006 года «Jay Haze presents Mindin business 1» (Tuning Spork rec.) с общего согласия всех присутствующих)

Во главе каждой организации стоит лидер, человек, обладающий знаниями, обаянием, что ещё называется харизмой, деловыми связями, куда без них.
Наличие этих качеств и есть своеобразный цемент, скрепляющий всех остальных, участвующих в совместном труде во имя коллективного блага.
Лидером филадельфийского лейбла Tuning Spork является чувак по имени Jay Haze, которого мы часто упоминаем в своих комментариях, он известный и в последнее время даже достаточно влиятельный человек на минимал сцене как Германии, так и прилегающих регионов. Его электронно-танцевальные эксперименты являются частью фундаментального обновления в эволюции минимал музыки. Какие-то фрагменты его биографии уже известны и освещению не подлежат, теперь появилась возможность глубже копнуть и понять, что это за «Хазя» такая революционная функционирует на techno сцене мира, поковыряться в его мозгах, возможно, это добро пригодится кому-то ещё, а заодно выяснить, как обстоят дела с производством электронной музыки в Америке.

И так Хазе заговорил на первый вопрос, где он вырос…

«Я вырос в деревне, на северо-востоке Пенсильвании, это место располагается ровно посередине между Нью-Йорком и Филадельфией. В этническом плане это было гомогенное поселение, испокон веков там жили одни ирландцы, рядом были посёлки, состоящие только из поляков или итальянцев, все жили раздельно, особо друг с другом никто не общался.
Уже с детства меня считали белой вороной, чудаком, меня почему-то всегда тянуло к путешествию и общению с людьми, хотя все там утверждали, что всё это из-за моего раннего алкоголизма и увлечением наркотиками. Я всегда попадал в истории, уже с 16 лет ушел из дома, много ездил по штатам, искал, где какие возможности есть для жизни, часто сталкивался с криминалом, а в каких дырах мне приходилось жить, если бы вы знали».

Хочешь сказать, что трудности закалили тебя, и ты стал сильнее?

 
Jay Haze

«Да, когда живёшь в чужих местах, где нет ни знакомых, ни близких тебе людей, нет даже возможности позвонить, так как нет ни денег, ни телефона, если что случится. От одиночества я часто впадал в депрессию, к тому же я с детства астматик, знаешь, здоровье ни к чёрту. В 1998 году, когда стала налаживаться музыкальная карьера, я попал в автомобильную катастрофу, получил тяжелейшие травмы головы и многочисленные переломы. Это была новая точка отчета моей жизни, именно тогда я и задумал свой альбом «Love For A Strange World», в нем как раз увековечены переживания того периода.
Когда я проходил курс реабилитации, завёл записную книжку, фиксировал свои эмоциональные состояния, из этих записей сейчас получаются неплохие песни, речь в них идет о том, что какая бы хуйня не приключалась с тобой по жизни, верь в свои силы, а если ты будешь верить в себя и свои силы, то и другим людям что-то достанется, это если коротко.
Я такой человек, вот если я чему радуюсь, то стараюсь этим увлечь и других людей, нет для меня большего удовольствия, чем творческое отношение к жизни, по моему именно в творчестве спасение человечества. Сейчас это стали понимать, деньги для многих уходят на второй план, творить искусство во всем – вот, что сейчас актуально для меня и подобных мне людей».

Ты являешься таким образцовым современным деятелем искусств, а кроме музыки что еще делаешь?

«Пробую работать по созданию абстрактных скульптур из собственного тела, это своеобразная стеклойдная пантомима, иногда езжу по США с показами. Это деятельность способствует моему личному развитию, многие утверждают, что у меня есть своя подача, свой стиль, по моему я могу достигнуть чего-то и здесь, если буду себя больше дисциплинировать. Я даже выступал на фестивале Вудсток в 1999г., устраивал перфомансы между двумя сценами».

Тем не менее, ты сейчас живёшь в Берлине, почему уехал в Европу?

«У меня случилось несчастье, моя девушка умерла от передоза героина, совершила самоубийство. В США не мог больше оставаться, там всё напоминало мне о ней, жить без неё стало невыносимо, нужно было освободиться от воспоминаний, да и электронной музыкой по-настоящему можно заниматься только здесь. В этом плане в Европе больше общения, больше вдохновения. В США нет такой интересной клубной жизни, какая есть в Цюрихе, Франкфурте, Берлине.
В Германии любое электронное издание или выступление освещается в прессе, здесь Dj’s, музыканты постоянно на виду, общаются друг с другом, обсуждают общие проблемы, творческие планы. Многие ничего не знают о том, что происходит в электронной жизни США, а о лейбле Tuning Spork и подавно. В Германии люди очень живо реагируют на всё новое, в отличие от США, где разговоры в основном идут лишь о деньгах. Мы были первыми американцами, о которых здесь узнали. Прежде всего, речь идет о музыке, конечно».

Твое отношение к net-лейблам и системе распространения музыки в сети?

«Разницы особой нет, как распространять музыку, главное, чтобы она была записана людьми с интересным творческим мировоззрением, всё должно развиваться, производство, распространение. Сейчас мы готовим проект netlabel с платной загрузкой. Предположим, я буду брать за скачку 10 центов, но у меня появится возможность быстро платить авторам хотя бы по 100 Евро, правда инфраструктура распространения музыки через сеть не развита, здесь много вопросов, на которые нет ответов, я сам не могу ещё многое понять, но думаю, найдутся люди с передовыми идеями, которые всё и объяснят».

Из чего состоит твоя работа на лейбле Tuning Spork?

«Работы много, я не особо сильный менеджер, денег постоянно не хватает, нужно оплачивать наём помещения, платить авторам, иногда денег не бывает просто на еду. Я занимаюсь лейблом 8 лет, сознаюсь, отсутствие денег – это главная проблема, если бы их было больше, в развитии производства происходили бы более энергичные телодвижения. Но возможно, это своеобразная форма обучения вести дела, иногда я задумываюсь, что мы двигаемся в своем развитии мелкими шагами, но всё же что-то происходит, возникают какие-то радикальные изменения в techno и house музыке, там есть и наш вклад».

Какова главная идея твоего творчества?

«Люди со сцены должны прекратить прославлять наркоманию, сцена – это публичное место, многие, забравшись на неё, упускают шанс сказать что-то важное, или им просто нечего сказать. Если бы я имел такие же возможности как у Ричи Хавтина, я бы развернул глобальную акцию против той опасности, которую представляет из себя наркотик. Он миллионер, но он ничего не предпринимает, ничего не говорит людям, разочаровывает, что он занят только собой, сейчас он, видите ли, финансирует получение ученой степени кандидата наук, да инвестирует в покупку недвижимости в Канаде».

Что тебя раздражает в клубной индустрии?

«Появились люди, которые завышают свою самооценку, мол, они дорого стоят, это смешно. Клубная аудитория должна осмысленно потреблять предлагаемый им музыкальный продукт, а не вестись на поводу у всякой амбициозной гнилоты и их «хитов». Хотелось, чтобы слушатели с интересом относились не только к паре имен.

В мире много интересных диджеев и музыкантов, у которых есть только им присущий стиль и авторское лицо. К примеру, есть проект Tiefschwarz, они понакупили для себя хитов, у них там целая фабрика и конвейерное производство, а собственно их персональный авторитет ничем не обоснован. Нет, я выступаю не против принципов их работы, одни люди записывают музыку в студии, другие играют её со сцены, я допускаю любые формы сотрудничества, меня воротит лишь то, что всё приняло вид какой-то поточной линии по производству хитовых болванок, где не осталось ничего искреннего».

А как с искренностью в творчестве у тебя?

«У меня всё серьёзно, многие даже побаиваются, люди часто не справляются с осмыслением моих наблюдений и анализов, иногда я рассуждаю о сути вещей и провожу параллели с процессами, происходящими в музыкальном бизнесе, пытаюсь разъяснять людям, что для меня быть, а что казаться. Иногда моё поведение изолирует меня, часто не хватает собеседников, хотелось бы вокруг лейбла объединить по-настоящему умных людей, которым важно не только то, как они выглядят в глазах других, но и что-то большее».

С такими идеями тебе не скучно в клубном пространстве?

«Согласен, клубы не идеальное место для распространения моего творчества, я хотел бы иметь свой собственный арт-центр, где можно было бы объединить людей и различные формы искусства, и чтобы там всех и всё, там происходящее, объединяло какое-то общее тепло. Мы бы собирались, предположим, раз в месяц или раз в год, но это событие было бы настоящим и запоминающимся».

Там бы танцевали?

«Конечно, обязательно, я и сам люблю потанцевать, правда, если в клубе звучит хорошая музыка, спроси людей с лейбла Perlon, как я 12 часов не уходил с центра зала на их вечеринке. Танец демонстрирует множество чувств человека, которые совсем нельзя выразить как-то иначе».

Расскажи о своём увлечении dub-techno музыкой?

«В этом соединении я вижу некоторую перспективу покорения Америки, в Филадельфии я жил с афроамериканцами в одной комнате, мы часто слушали Боба Марли, он открыл мне дверь в таинственный мир регги и даб музыки. Позже, когда я увлёкся хаусом и техно, мне пришла идея, хорошо бы объединить и то и другое. Я пошёл на встречу к таким авторам как Basic Channel и Rhytm&Sound, но в то же время, когда эти музыканты придерживаются представления о даб-музыке как абстрактной утопии света и вечной радости, то у меня даб, выходящий из-под моего электронного пера, получается мрачным и зловещим. Много заказов на него приходит почему-то из Японии. Но с каждым релизом у меня всё больше и больше почитателей, будем надеяться, что этой музыкой заинтересуются в Америке. Недавно Риккардо Вилаллобос сказал, что моя музыка его вдохновляет, и он хотел издать что-то со мной, очень меня обрадовал и поддержал этим пожеланием».

Расскажи о своих псевдонимах?

«Как Haze я играю придипованную и уебонскую музыку, что и соответствует прежде всего моей натуре. Как The Architect меня качает в сторону традиционного техно, как Dub Surgeon готовлю релиз к изданию, нашел подходящий лейбл, а какую музыку играю, здесь по моему всё ясно, как Fuckpony, Bearback или как O.G. преследую также соответствующие каждому имени сверхзадачи и цели».

Информация для наиболее любознательных:


Samim
 

В рамках проекта Fuckpony Jay Haze сотрудничает с артистом Samim, также известного в узких кругах как Chairman и Chief Executive Officer, он уроженец Швейцарии, но с иранскими корнями, прошёл через увлечения хип-хопом, индастриал музыкой, синкопированными паттернами и гипнотическими ритмами. Как проект Samim & Michal сотрудничает с Michal Ho, их совместный релиз «Dini Muater» выходил на цюрихском лейбле Stattmusik. После многочисленных положительных откликов им был записан релиз совместно с Jay Haze на Tuning Spork.

В 2004г. из-за обнаружения у парня раковой опухоли Samim вынужден был взять творческий отпуск, в конце 2005г. после прохождения курса химии-терапии переезжает из Цюриха в Берлин, где для него открывается новый диапазон возможностей развития музыкальной карьеры.
Samim выпускает ряд очень успешных релизов совместно с Jay Haze, Michal Ho, Argenis Brito, Signor Andreoni в издании лейблов Tuning Spork, Wasnotwas, его ремиксы публикуют лейблы Get Physical, Highgrade, Little Big. Одновременно Samim фокусирует внимание на работе над альбомами полного формата в сотрудничестве с Jay Haze под именем Bearback «Under the Influence» (T.B.A rec.), а также как Fuckpony «Children of Love» (Get Physical rec.).

На данный момент Samim является одним из передовых деятелей минимал сцены, многие специалисты утверждают, что это и есть главная надежда настоящего времени. Его новые релизы «Enternally Collapsing Object EP» (Moon Harbour rec.) и «Do You See The Light» (Circus rec.) признаются шедеврами.

Как обстоят дела со сбытом твоей продукции?

Я в дистрибюции Word & Sound, ушел из дистрибюции Neuton и Kompakt, там не сумели оценить истинную стоимость моих работ, но что радует, после ухода закупка дисков удвоилась».

Что скажешь относительно критики в техно-индустрии, многие производители грозят расправой если пишешь отрицательные рецензии на их продукцию.

«Нужно всегда быть честным, это очень трудное занятие, правда только улучшает показатели в творчестве. Лидер лейбла Kompakt M.Mayer очень сомнительно относится ко мне, он запретил на Компакте опубликовывать мою музыку. Я спросил его: «Ты чего блядь, мудак, мне в колеса палки вставляешь, что жаба душит, я живу от музыки, у меня других заработков как у тебя, мурлон, нет», он надменно мне ответил: «…ты не должен был опубликовывать музыку где-то ещё кроме как на Компакте..». Он, видите ли, хочет контролировать мою жизнь, мое вдохновение, мои деньги, я никому не позволю так неуважительно опекать себя».

Как ты считаешь, ты популярен, и как ты представляешь свое будущее?

«У меня в жизни всё происходит непросто, я, возможно, до конца так и не понял, чего хочу. Прошло 8 лет моей музыкально деятельности, вроде наклевывается какой-то успех и популярность, а относительно будущего, в последнее время мечтаю о доме, семье. Эти скромные фантазии мы наследуем от своих родителей, вот и для меня это наконец-то стало важным. Я буду там опять заниматься искусством, писать музыку, а по выходным гонять по комнатам своих непослушных детей и жену».

Алексей Валтз & Difuzor.ru

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.