Search for:
 

Gold Chains & Sue Cie

Topher Lafata, уроженец восточного побережья US, после окончания колледжа, недолго поразмышляв, покупает бас-гитару и решает посвятить свою жизнь служению музыкальному искусству.

Насдирав аккорды у Black Flag и Minor Threat и изотерически созрев, он на старом авто отца переезжает в Сан Франциско, туда, где он считает по- настоящему можно будет воспользоваться ситуацией и сформировать свою собственную судьбу. В середине 90-х активно адаптируясь в силиконовой долине в корпорации Dot Com, а перед этим разломав гитару об собственную голову, он начинает так, между прочим, проводить первые звуковые эксперименты с портативным laptop.

Знакомство с Hande из Kid 606 и совместное сотрудничество приводит к выпуску релиза “ Music For The Higher Society “ , далее следует обоюдовыгодная любовь с лейблом Tigerbeat6 и божественное рождение высокохудожественной дружбы с любителем электронных хепинингов по имени Sue Cie.

В дождливый промозглый день на автобусной остановке он вышел инстинктивно на родной запах травы из чуйской долины. Покурив и став друзьями, они приходят к общему знаменателю и решают, что Lafata будет стучать головой по клавишам а Cie как бы петь или наоборот La – петь, а Cie активно вилять задом при создании звуковой синтетической реальности. И так периодически обмениваясь ролями и конструктивно взаимодействуя, они создают свою продукцию.

В новом альбоме им помогал электронить финская палочка-выручалочка Vladislav Delay, этот человечище никогда никому не отказывает, мастеринг и эстетическая sound-шлифовка была проведена именно им. Как мы рассказывали в других комментариях, ему не безразличен любой материал, в котором он осознанно существует, будь это даже влияние Jane’s Addiction, Coil или психоделик рок 60-х. Главное, как он говорит, глубокий творческий подход и фантазия.

Так что о новом альбоме? Представьте, сидят два мужика в темной накуренной травой комнате, один склонился над техническим устройством с мигающими лампочками, на нем монашеский, аскетичный с капюшоном сюртук, другой лежит на кровати в мазохистком костюме, в рот ему вставлен микрофон в виде пушистого теннисного мяча, декодированный сладостный стон вырывается откуда-то изнутри, глубоко изнутри, очень глубоко изнутри.

Комичность данной мезансцены характеризует преступная обыденность совершенно уже никого не удивляющей поп музыки.

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.