Search for:
 

Человек с гитарой против Человека с волынкой


Жанр публикации статья
Музыкальный стиль Этно
Автор Дмитрий Курцман
Издание http://dartz.spb.ru
Год 2003

Человек с гитарой против Человека с волынкой

Дмитрий Курцман: про фолк, каким он бывает тут и там, про фолк-рок и про Боба Дилана, про музыку кельтскую и про музыку АБГШИ.


Человек-с-гитарой против Человека-с-волынкой
Уже много лет идут споры о фолке и этно-музыке, о фолке коммерческом и некоммерческом, о музыке кельтской и некельтской. В Фидо и на форумах, а теперь уже и в ЖЖ. Думаю, они будут продолжаться до тех пор, пока в полку любителей фолка появляются новые люди. Наблюдая эти словопрения много лет, а иногда и участвуя в них, я не мог отделаться от ощущения, что здесь присутствует какая-то неочевидная подмена понятий. За последний год, а особенно, как ни странно, после поездки на Грушинский фестиваль, кое-что встало на свои места. Сейчас вам будет поведана вся правда о фолке и не-фолке (в этом месте профессор позволил себе иронически улыбнуться).

Вы, разумеется, слышали о том, что в сеть Великобритании подают не 220 вольт, а 110? Как будто они и не в Европе. А знаете ли вы, что греки называют «турецким» салат, который турки называют «греческим»? Что-то подобное происходит и с «фолком» по обе стороны Атлантики. То есть фолк бывает европейский и американский. В европейском понимании «фолк» — это народная музыка, чаще всего деревенская, так как в деревнях она пока и сохраняется. Это, разумеется, всевозможные европейские волынки, барабаны и прочие нехитрые гудящие инструменты. То, что к европейскому фолку иногда примешивают средневековую музыку, неудивительно, так как современная народная музыка любой европейской державы уходит корнями к собственной старинной музыке (если, конечно, дело происходит не в стране с прерваным ходом истории, где народная музыка уничтожалась особо продвинутыми правителями). Резюмируя всё вышесказанное, можно сказать, что современный европейский фолк — это музыка коренного населения Европы, т.е., как это ни страшно звучит, на 3/4 это именно «кельтская» музыка (c кельтской музыкой мы ещё разберёмся).

В то же время в Америке — большой стране с ничтожным, по европейским меркам, стажем (всего-то четыре века), «фолком» называют совсем другую музыку. Здесь, в отличие от Европы или Южной Америки, музыка коренного населения не оставила заметных следов в музыкальной культуре. По сравнению с «фолком» европейским, американский «фолк» родился даже не вчера, а сегодня утром. Он многое взял от кантри и блюза. Он появился в Америке вместе с первым Человеком с Гитарой. Именно Вуд Гатри, Боб Дилан, Джоан Боэз, Пит Сигер и заиграли то, что в Америке стали повсеместно называть «фолком». Другое дело, что это был уже фолк фестивальный, коммерческий. Очень быстро фолксингеры в Америке получили истинное признание народа — они стали героями анекдотов.

Короче, в Америке фолк играет Человек с Гитарой, а в Европе — Человек с Волынкой. В России довольно долго использовался европейский вариант термина: бабушки в деревнях, показательные выступления фольклорных ансамблей — всё это и был фолк. А фолксингер в России превратился в автора-исполнителя, барда. Героем анекдотов бард не стал, но объектом шуток, пожалуй, да. Те, кто играл фолк «по-американски», собирались у костров и на кухнях, а с 1973 года — и на Грушинском фестивале. Типичным российским фолксингером, кстати, была Жанна Бичевская. Что интересно, по обе стороны океана пелись одни и те же песни, переведённые на язык своей страны. Стоит вспомнить хотя бы пару «Where all the flowers’s gone»/»Где цветы». Американское «We shall overcome» следовало переводить, как «Атланты держат небо», а «Лыжи из печки торчат», возможно, воспроизводились за океаном как «I am a poor wayfaring stranger». Хотя тут, впрочем, я утрирую. Американский фолк и наша авторская песня вышли из разных культурных контекстов. Американскую фолк-песню наполняла религиозность госпела, в ней чувствовался отзвук кельтских преданий, оставшихся за океаном, и негодование по поводу бесконечных штатовских войн. За русской авторской песней — героический ореол вокруг недавней войны, глухая оппозиция властям, и — романтика, романтика. Но всё же, несмотря на разницу в составляющих, фолк и там и тут занял примерно одинаковое место в культуре и в жизни людей, которые иногда слушают или поют музыку — так что, пожалуй, сравнение всё же корректно.

Когда одни называют «фолком», например, «Башню Rowan» или «The Dartz», а другие морщатся и кричат «какой это, нафиг, фолк?», спорящие стороны каждая по-своему правы до тех пор, пока они пользуются разными определениями фолка. С американской точки зрения это и есть самый настоящий фолк. Но мне почему-то кажется, что, если писать в афишах «Башня Rowan: американский фолк» — это не будет способствовать прояснению ситуации.

Потому что был ещё и британский «фолк», породивший полупрозрачное, зеленоватое, но не лишённое привлекательности создание под названием «фолк-рок». Он-то всё и запутал.

Как фолк-рок всё запутал
Как ни странно, кажущийся очевидным путь — добавить к фолку (амер.) барабаны и бас — в России не привёл к фолк-року. Песни Высоцкого, записанные с рок-группой — если помните, это было сделано во Франции с подачи Марины Влади — дали на выходе обычную эстрадную музыку 70-х. Если сейчас взять авторскую песню и придать ей ритм-секцию, получается, как правило, унылое рокообразное, в слезах и с бородой, но опять же не фолк-рок. И, наоборот, если взять достойных представителей фолк-рока за рубежом — тех же «Tri Yann» или «Fairport Convention», или наших — например, «Разнотравie» — то мы увидим, что у них авторская песня, хоть и присутствует, но стоит вовсе не на переднем плане. Лучшие представители фолк-рока органично совместили народные мелодии и собственные песни. Не забывая при этом об аутентичных мелодиях и инструментах. То есть, с учётом всего вышесказанного, можно вывести формулу Настоящей Фолк-Рок-Музыки как суммы фолка (амер.) и фолка (евр). Первое подразумевает авторский подход к песням, второе — использование народных мелодий своей страны (или чужой, если свой фольклор не нравится). Ну а от «рока» новоиспечённому жанру достались даже не столько пресловутые бас-барабаны, сколько направленность на результат: альбомы, концертные выступления, коммерческий успех.

«Так как же нам звать Вас?», спросил, поразмыслив, Икарус.
«Зови меня Паном», ответил ему Пан Геракл,
И продолжал…

Что придумали англичане
Ещё одним доказательством того, что Великобритания — не Европа, а Ирландия — Европа, служит тот факт, что в начале шестидесятых «фолк» в Великобритании был как раз американский, песенный, тогда как их соседи-ирландцы придерживались европейского направления и вовсю наряивали на своих скрыпках. Может быть, все североирландские конфликты ведутся именно из-за этого недоразумения?.. Так вот, в начале шестидесятых в Великобритании, в-основном в больших городах, действовало множество маленьких клубов, где выступали фолксингеры. Они исполняли старинные английские баллады, песни собственного сочинения и произведения своих американских коллег. Туда даже изредка наведывались и американцы, тот же Дилан, например. А английские исполнители, наоборот, приезжали тусоваться в Америку, в Гринвич Виллидж. Песни гуляли через океан, меняя название и зачастую текст. Некоторые думают, что песня «Parsley, Sage, Rosemary And Thyme» написана Саймоном и Гарфанкелем, но на самом деле они позаимствовали её из репертуара гениального британского гитариста Дэви Грэма (David Graham), а он, в свою очередь, всего-лишь обработал народную английскую балладу «Scarborrow Fair». Хотя слово «всего-лишь» вряд ли применимо к человеку, который изобрёл строй DADGAD, «кельтскую гитару» и фолк-рок. Дэви Грэм много путешествовал, в том числе и на Восток, и старался изобразить на гитаре всю музыку, которую слышал во время своих путешествий. Так и рождались нестандартные настройки и приёмы игры на гитаре — многие из них повсеместно используются до сих пор. Шестидесятые в музыке Великобритании были временем непрекращающегося мозгового штурма. В те времена любое музыкальное изобретение, должным образом развитое и усовершенствованное, давало начало целому стилю. В начале шестидесятых создавалась почва, на которой взошли потом не только британские фолк-рокеры «Fairport Convention» и «Pentangle», но и такие грибы, как «Jethro Tull» и «Led Zeppelin». Уже задолго до своего звёздного часа Джимми Пейдж не терял времени даром и был в курсе всех новых веяний. И «Blackmountain Side» c первого альбома была взята именно из начала шестидесятых, из репертуара другого первопроходца фолк-гитары, Берта Янша (Bert Jansch). Джимми старался это не афишировать, но не отрицал, что да, что-то чем-то навеяно… Кое-что у британских фолк-сингеров подтырил и Боб Дилан. Впрочем, как вы заметили, свободное заимствование и изменение понравившихся мелодий и песен было очень даже в ходу у фолкеров обоих типов, и американского, и европейского. В конце шестидесятых британские фолк-гитаристы закончили свои сольные эксперименты с народной музыкой, подвели итоги, объединились в группы, и так родился фолк-рок.

Синтезированое существо, как я уже писал, получилось полупрозрачное, но в целом где-то даже симпатичное. Хотя если быть честным, даже во времена своего расцвета фолк-рок оставался каким-то увечным жанром. Ему не хватало предельной разухабистости своих коллег-рокеров — создавалось впечатление, что фолк-рокеры в самовыражении боятся идти до конца. И большую часть волшебства, присущего народной музыке, фолк-рок тоже растерял по сценам и реп.точкам. Как направление авторской музыки, он не дал миру особо запоминающихся мелодий или текстов. Но зато при этом он не забыл унаследовать худшие черты и народной музыки, и стандартного рока: занудность первой и тупость второго. Словом, то ещё было мероприятие. Однако ощущение волшебной причастности к корням, подкреплённое изрядной громкостью и доступными аранжировками, позволяло фолк-року отстраниться от своих древних и шумных родителей, и занять свою нишу.

Не думаю, что всё вышенаписанное как-то прояснит ситуацию или прекратит споры, однако молчать было невозможно (в этом месте профессор снова позволил себе улыбнуться, на этот раз печально). В любом случае, вся путаница с понятиями исчезает, как только начинает звучать МУЗЫКА. Чтобы поставить точку, вернёмся к тому, с чего начали — к европейскому фолку, к кельтской музыке. Мы обещали разобраться с ней — и мы разберёмся.

АБГШИ
Термин «кельтская музыка» я предлагаю упразднить. Навсегда. Он давно уже всех раздражает и ничего не объясняет. Он абстрактен, лжив и оскорбляет слух специалистов. Вместо него я предлагаю ввести новое понятие: «абгши-музыка». Если вы ещё не догадались, расшифровывается это как «Аутентичная Бретонская, Галисийская, Шотландская и Ирландская Музыка». Предлагаю им и пользоваться. Он прост, благозвучен и органичен в словообразовании. Подумайте, как по-новому могут зазвучать названия «Ши Вор» и «Слуа Ши» с участием нового слова! Слово «абгшишный» может применяться к музыканту или фестивалю, а «абгшиш» или «абгшишка» звучит не так стрёмно, как «кельтоман» или «кельтоманка» (лично мне за словом «кельтоман» чудится смутное зарево погромов). Ну и, наконец, корень «бг» — он скромно, но недвусмысленно показывает, кто во всём виноват и кто изначально заварил эту кашу в Советском Союзе.

http://dartz.spb.ru/read/abgsi.php

Полный текст

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.