Search for:
 

БЕРТ. Он же Олег Тарасов (окончание). Часть 3: «Нож Для Фрау Мюллер»

(окончание)

Часть 3: «Нож Для Фрау Мюллер»

«Золотая Долина» оказалось очень интересной с самого своего возникновения. В Гамбурге находилась дирекция и основные фонды, склады крупнейшего независимого дистрибьютора самой разнообразной музыки «Эфамедиа», и на эту музыку в России уже был некоторый спрос. Войдя с ними в контакт, мы предложили заняться представлением и торговлей их музыки у нас.


Человек и Стакан

И в это смутное время 1992-го на счет «Эфа» в самом скором времени поступил первый платеж – наши деньги были отправлены заграницу с целью приобретения виниловых пластинок и компакт-дисков. Платеж поступил в марте, а наш первый заказ был сделан в сентябре. Недоумение немецких партнеров сменилось при виде получаемых сумм на симпатию, и после получения крупного второго заказа нам вручили от руководства «Эфа» их фирменный бланк, уведомляющий о том, что «Золотая долина» является эксклюзивным дистрибьютором в России.

Тысячи единиц товара летели почтой: cargo, avia. Большинство заказчиков жили в Москве, но были и крупные коллекционеры из Сибири. Егор Летов стоял в ряду серьезных покупателей, составлял свои списки, передавал их по телефону и получал по ним музыкальные панк (и не только) продукты. Примерно в это же время восстановила свою деятельность компания «BSA»и вышла на рынок с альбомом «Егор и Опизденевшие»: «Прыг-Скок» на CD, выпущенном в неоригинальном оформлении с тушканчиком на черном фоне и это уже после нашего супервинила.

Так Грехов познакомился с Олейником, подписавшим еще два года назад договор о выпуске этого компакта с полномочным представителем автора московским художником Кувырдиным, представлявшим интересы «Обороны» и Янки Дягилевой. Они нашли общий язык и интерес; Олейник, получивший какие-то неимоверные банковские кредиты и сидящий в офисе в начале Ленинского Проспекта, в первой высотке, сказал: «Ребята, отлично, у меня есть деньги, у вас – рынок, давайте работать вместе. Все кредитую-оплачиваю, развернемся не на шутку». Так мы быстро переехали в соседнюю комнату с его офисом.


Supersonic Future

Тогда казалось, что аудиорынок будет развиваться до бесконечности, и первый совместный заказ от «Золотой Долины» Олейник просто удвоил на два – половину нам, половину – себе. Когда в офис стали приезжать заказчики чтобы получить свои пластинки, договориться о перечислениях, то выходящие после переговоров с Греховым клиенты в коридоре натыкались на Олейника, который предлагал им тоже самое, но дешевле на доллар. В результате неизбежно вспыхнула ссора, и стороны послали друг друга на хуй, разделили пополам коробки с товаром и закончили сотрудничество.

До того момента Олейник оформил договора на два десятка альбомов «Гражданской Обороны» и родственных проектов и через некоторое время они появились-таки на рынке. Некрасивая история получилось, когда выяснилось, что Олейник (его погоняло – «Сталкер»), заплатив гонорары за одну тысячу экземпляров выпуска каждого альбома, напечатал какого-то шесть тысяч, другого – десять тысяч. Выяснить реальное количество сделанных пластинок, полученных от завода «Sony DADC» оказалось совсем несложно, поскольку люди, работавшие на складе BSA, а потом на других работах, связанных с независимой музыкой нам об этом сообщили.

А что было делать людям, не получившим зарплаты от Сталкера за несколько месяцев? Далее на BSA каким-то образом спустя время наехали налоговые органы и арестовали склад за всякие несоответствия. Диски всплывали в дальнейшем в разных местах, а некоторые можно приобрести и сейчас в неограниченном количестве до сих пор у партнера Сталкера, бизнесменши от музыки Эммы (экс магазин «Зигзаг» на Арбатской). Она от этого человека получила их за долги: огромное количество раритетных пластинок, да еще в Европе напечатанных.


Женщина-вамп

В 1993-м, в мае, Егор Летов живьем выступил в Программе «А», начала свою деятельность организация «Русский Прорыв», образовалась НБП. Часть людей ушла в политику, и им стало не до пластинок. Виниловый рынок стараниями межнациональных корпораций был завален, и населению была внушена мысль, что цифра лучше. По множеству подобных наслаивающихся причин «Золотая Долина» прекратила свою деятельность и в результате, в течение следующих нескольких лет я занимался дистрибуцией, в основном, этих пластинок в Западной Европе.

Итого было выпущено четыре наименований винила, и совместно с BSA полтора десятка компакт-дисков (помеченных двойными лэйбаками нашим и BSA-шным, трехлучевым, свастикообразным). Я спокойно проживал в Германии, получил с родины в 1994-м огромное количество винилых дисков, в частности, 900 копий первой пластинки «Нож для Фрау Мюллер» («Синьоры Краковяки»), что была выпущена на фирме «Фили-рекордс», благодаря архивариусу питерского Рок-Клуба Сергею Фирсову, устроившемуся туда продюсером и продвигавшему именно этот альбом, как работу перспективной группы, совершившей первый немецкий тур в 16 концертов, что по тем временам было впечатляюще.

Группа играла живьем, на барабанах был у них Алексей Микшин, в последствии засветившийся во множестве составов от «Джа Дивижн» до «Ленинграда». На гитаре стоял Гитаркин, на басу – басист, а на вокале – отвязный Тима Земляникин. Множество этих пластинок были розданы на подарки, раздарены, но половина точно продалась за деньги. До сих пор на некоторых Интернет-аукционах этот винил появляется как культовая уже вещь, и цена на него колышится в пределах 48-50 долларов. В результате на отечественном рынке из пятитысячного тиража распространилось менее тысячи, а большая часть досталась Европе благодаря деятельности вашего покорного слуги.


Messer Chups на сцене

Первый классический состав «Ножей» развалился, с активной деятельностью было завязано, однако один независимый немецкий издатель, владелец рекорд-лэйбла «Винсламбардихайскул рекордс» так загорелся этим альбомом, что предложил его издать на компакт-диске. Он издавал при этом западногерманских панков – друзей и собутыльников, и эта запись очень сильно выделялась среди релизов. Хозяин лэйбла плотно сидел на крэке и когда его накрыла налоговая полиция и насчитала 40 тыс. дойч марок долга казне, он закрыл свой музыкальный магазин, остановил издания и уехал на Майорку, где переламывался несколько лет.

С «Эфа» до этого были проведены успешные переговоры и они взялись дистрибутировать и русский винил и этот компакт, чтобы уже не беспокоиться с заказами. Новые записи «Ножей» под управлением Олега Гитаркина эпизодически появлялись в различных западных компиляциях, и в результате альбом «Алло, Супермен!» в 1998-м вышел на гамбургском лэйбле «Whats a funny about» немецкого панк-гуру Альфреда Хильсберга, которого я все-таки продавил на издание, забрасывая его несколько лет записями данного коллектива. Вместо вокалиста у них был уже сэмплер, эстетика стала той классической, благодаря которой пришла к ним суперпопулярность. В группу влился Олег Костров, занимавшийся сэмпледеликой и электронным музицированием.


Супер-сёрфер Олег Гитаркин

Когда Гитаркин придумал «Messer Chups», свой сольный проект, первый его диск «Miss Libido» вышел на новеньком лэйбле «Solnze records», придуманным специально лично мной. Параллельно Троицкий порекомендовал Гитаркину еще одного издателя, и было решено, что «Ножами» будут заниматься «Легкие», а «Messer Chups» будет моим. Сотрудничество и дружбы с «Легкими» не получилось и, когда они у меня пытались-таки выкрасть «Messer Chups», искушая Гитаркина предложениями, я поступил просто – не согласился с этим и выпустил сразу три альбома «Ножей» из архива 1992-го года и удачно их распространил.

В конце 90-х я уже перебирался жить в Москву, делая ставку на мощный пиар и активное продвижение на запад с перспективами будущих туров. Сразу же после выпуска «Miss Libido», еще даже до появления обложки, я просто манипулировал голым диском, продавая его прямо с пальца на Горбушке и раздавая правильным людям.

На фестивале «Скиф» 2000-го года, который закрывали «Messer Chups» в пять утра мне довелось познакомиться с американским тур-менеджером, который возил наши коллективы в Америку. Случайно, сидя за соседним с ним столиком, я услышал, что ему нравится группа «Нож» и пока он выговаривал слово «для» (протяжно по-английски «f-o-o-o-r») ему уже протягивался диск с соседнего столика. На следующий день мы уже ехали вместе в поезде в Питер, а новый год оба коллектива «Нож для Фрау Мюллер» и «Messer Chups» уже играли в Нью-Йорке.


Басистка из Messer Chups

Далее последовали туры в 2001-м и 2002-м годах туда же, в Штаты. Помимо Нью-Йорка были Вашингтон, Чикаго, Бостон и не более того. Это были клубные истории в большинстве своем, но в августе 2002-го состоялся огромный опен-эир в Центральном Парке, где «Messer Chups» выступал перед многотысячной аудиторией несоразмерно толстых, падких на халяву людей, жующей гамбургеры и всякий фастфуд под пиво и кока-колу. Перед «M.С.» выступали «Плесневелые Персики» ныне популярного Адама Грина, а после – хедлайнеры фестиваля «They might be giants».

В клубе «Дом», в Москве я встретил Лидию Калвину, с которой познакомился в Гамбурге после ее прекрасного концерта еще в 1998-м и попытался договориться о том, чтобы использовать волшебный звук терменвокса и ее мастерство в управлении с ним в записях «Нож для Фрау Мюллер». Это было очень интересно: применить такое культовое звучание к нашему актуальному проекту.

Достаточно быстро весной 2002-го был записан aльбом «Black Black Magic». Гитаркин, как обычно, записал материал дома, а потом, на его мелодии был записан звук термервокса, уже отдельно и без его участия. Так, в принципе, происходил и процесс записи «Ножа»: перманентно находящиеся в ссоре Костров и Гитаркин встречались непосредственно за полчаса до концерта в каком-либо московском клубе, передавали друг другу CDR-ы с записями: «Записал там чего-то, послушай, может, кинешь там какие-нибудь клавиши? А, может, тут на басу поиграешь?». При следующей встрече обменивались обратно.

Таким образом был записан «Black Black Magic», с чем группа и поехала а американский тур, после которого Игорь Вдовин вышел из этого проекта (где участвовал в течение двух лет в качестве клавишника, и заменяли его порой на сцене Денис Медведев из «Двух Самолетов» по прозвищу DJ Redisco или Ден Калашник). До осени 2002-го группа представляла собой конфигурацию из Гитаркина с гитарой и того или иного клавишника.


Берт: «Мои артисты
– живые фетиши»

На осень я нарулил швейцарский тур, но Вдовин объявил, что прекращает сотрудничество и собирается заниматься исключительно сольным альбомом, впоследствии вышедшем под названием «Гамма» на «Снегирях». Задумавшись, как же быть, и созвонившись с Лидией, я узнал, что она в это же время едет с сольными концертами, опять же в Швейцарию. От меня последовало предложение раздвинуть границы ее аудитории, и мы сделали небольшой швейцарский тур из шести концертов в новом интересном составе. Там, в этой небольшой и богатой стране, все было прекрасно организовано.

В последующие пару лет концерты походили именно в таком составе: гитара и терменвокс – шикарно, зрелищно, оригинально. Калвина – человек все-таки классической школы и, соответственно, вся эта трэш-эстетика ее несколько отпугивала, и после концертов она быстренько собиралась и уезжала. Она использовала Термен-вокс собственного производства, серии «Ти-Вокс», которые производились под руководством ее мужа где-то в Корее по мере накопления предзаказов ограниченным тиражом по 50-100 штук. Так что, вылетая во Францию, мы везли с собой помимо сценического прибора, два уже заказанных – в коробочках и со специально сшитыми антиударными кофрами для транспортировки инструмента на ремне.

С Костровым же история была трудней. Костров сам по себе человек сложный. Когда в 1999-м году я пытался пристроить новый альбом «Мессер Чупс» издательству «Стора» (моим партнерам и друзьям в Гамбурге), тут приехал Костров и подсунул свой саунд-трек к спектаклю «Ивонна», поставленному в Новосибирске в театре «Красный Факел».


Короли продаж

И «Стора» решила, что им гораздо интереснее выпустить именно музыку к спектаклю, из-за чего отношения с Костровым у нас-таки испортились, и я был несколько даже удивлен, когда через два года он нашел меня и предложил напечатать его альбом, который только что выпустили «Снегири», но на Россию, а мне предложил двигать его на Западе. К тому же он был недоволен тем, что они напечатали альбом в немастеренном виде, в виде той сырой демозаписи, которую он им передал. А поскольку параллельно этот же альбом был издан в Японии, Костров предоставил мне версию с японским мастерингом.

Впоследствии я выпустил «Lego For Four» и новый его проект «Supersonic Future». Так что у меня есть несколько релизов Кострова, несколько Гитаркина и несколько «Ножей». В зависимости от ситуации авторы лоббируют то к «Снегирям», то ко мне, периодически пытаясь играть на слабых струнах – если им отказывают в удовлетворении материальных требований на одном лэйбле, идут на другой и так далее…

Но, зная, насколько богата электронная музыка России, вполне логичным можно было предположить появление других героев! Так, в 2003-м году я получил очередной e-mail от молодого музыканта, и он меня заинтересовал именно нестандартностью своего подхода, достаточно расслабленным и в то же время наивным стилем письма. 21-ти летний музыкант Слава Завьялов написал о том, что его музыка всем друзьям нравится, и они рекомендуют кому-нибудь ее показать.

Послушав, я вполне заинтересовался, единственно сразу решив, что проект с названием «Ракета» раскрутить невозможно, поскольку с таким названием уже существует достаточно проектов и провалившихся исполнительниц (с Людой Ракетой пытался записываться в Москве и Костров и Леша Павлов – это получалось неинтересно). И я предложил: «Ребята, поскольку у вас используются сэмплы и стилизация под музыку из мультфильма «Тайна Третьей Планеты», почему бы не назваться, например «Ким и Буран»? Тем более что в сценическом воплощении вас двое».

После этого началась целенаправленная работа, и достаточно быстро был выпущен первый альбом «Космос». Ребята, студенты из Питера, выпустили у меня и второй альбом, третий уже не у меня, на «Чебурек-рекордс» в Питере. Организовал им несколько концертов в Москве, достаточно успешно. Они оказались приятными и интересными музыкантами, которых веселая и отзывчивая публика упрашивала и заставляла играть их программу второй раз за вечер.

Имея также некоторое количество западных музыкантов, которые обращаются ко мне с вопросами по организации концертов в Москве и о выпуске альбомов для русского рынка, я решил заниматься и этой областью деятельности. Таким образом, на «Союзмьюзик» с моей непосредственной помощью вышли последние альбомы «Felix Kubin» (Германия), «Lemon!» (США), «Snog» (Австралия), «The Pinker Tones» (Испания), два альбома финской группы «Aavikko», а также издаются другие интересные мне исполнители.

Приходится массу времени проводить за интернет-перепиской и слушать много музыки – присылают и диски, и MP3 и винил. Видимо, «Solnze Records» будет повышать в дальнейшем активную деятельность в сети и, возможно, выпускать меньше дисков, больше винила малотиражного для людей, которые имеют такое понимание и слабость к натуральным продуктам, хорошо оформленным и красивым. Очень нравится посылать и получать международные бандероли и посылки, запечатанные сургучом с надписями на грубой коричневой бумаге: Олегу Тарасову, c международными штампами и почтовыми марками, на которых изображены кенгуру, например.

 

Для Специального Радио. Август 2008

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.