Search for:
 

Величайшие музыканты мира. Сергей Летов. Часть 1.

Сергей Летов — совершенно особенный персонаж современной русской музыки и, наверняка, один из самых выдающихся саксофонистов нашего времени. Внешность у него довольно необычная, чем-то напоминающая сумасшедшего ученого — грива непослушных волос, босые ноги и борода на манер древних пророков, смеющийся, чертовски проницательный взгляд, совершенно невероятная одежда и удивительно мягкий, нежный голос. Весь этот образ выдает личность неординарную, полную самых разнообразных противоречий, которые, в свою очередь, выражаются в музыке: все до последнего…

Сергей родился 24 сентября 1956 года в Семипалатинске, на Востоке Казахстана, а вырос в Омске, в Западной Сибири. Отец и мать — исполнители русских романсов — отдают его в музыкальную школу. Вместе с этим он изучает химию, физику, математику и в 14 лет становится победителем Олимпиады, открывающей двери новосибирской Школы для одаренных детей. Школу эту Сергей, однако, не закончит: его обвинят в религиозной пропаганде из-за организации им музыкальных чтений Мастера и Маргариты Булгакова и выгонят из учреждения …

Вследствие этого он переезжает в город Красково в Московской области и в 1980 году поступает в Московский Институт Тонкой Химической Технологии им. Ломоносова, который с успехом заканчивает, написав дипломную работу по сложным материалам и редким газам, прежде чем окончить аспирантуру в Институте Авиационных Материалов в 1989 году. В процессе своей работы в Институте он создаст 14 запатентованных технологий, которые впоследствии будут использоваться в производстве термоизоляторов для космических кораблей, в том числе и «Бурана».

Вместе с переездом в Московскую область, жизнь Сергея начинает постепенно меняться. И речь здесь идет не только о химических исследованиях!

Знакомство с саксофоном

«Начав слушать Голос Америки по радио, я захотел научиться играть на саксофоне. Я как раз развелся с женой, и мне нужно было что-то новое, чтобы заполнить эту пустоту… Ну, вот я и выбрал альт-саксофон, он так помог мне выразить эмоции». Довольно скоро Летов осваивает и все остальные виды саксофонов, а затем бас-кларнет. «Я начал играть на саксофоне самоучкой в 24 года. Затем получил диплом саксофониста и дирижера духового оркестра, закончив Эстрадно-духовое отделение Тамбовского Культпросвет училища в 1987 году. Мои любимые музыканты — Орнетт Колман, Эван Паркер, Роско Митчелл, Джон Кейдж, Софья Губайдулина и Юрий Парфёнов. Все они вдохновляли меня, также как и Сергей Курёхин и Владимир Чекасин».

На самом деле, обучение игре на саксофоне проходит для Сергея Летова скорее на сцене, чем в стенах музыкального училища. Два года спустя после его первого знакомства с инструментом, Сергей принимает участие в первом в своей жизни концерте: в мае 1982 года барабанщик Михил Жуков предлагает ему присоединиться к Ансамблю ударных инструментов Марка Пекарского.

Именно в этот период к Сергею переезжает младший брат Егор, который начинает изучать ударные инструменты под руководством Михаила Жукова. Трио, сформированное ранее при участии брата Михаила, тоже саксофониста, превращается в Non-Light Music Orchestra: два духовых инструмента плюс два ударных. Группа дает несколько концертов в андеграундной Москве 1982 года. Затем Сергей дарит Егору электрическую бас-гитару, и тот постепенно отстраняется от импровизированной музыки, уезжает обратно в Омск и c головой уходит в андеграундный рок. Впоследствии, он создаст скандально известную панк-группу ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА.

В конце 1982 года Сергей Летов принимает участие в турне по Эстонии в сопровождении Владимира Ерохина: гастроли организованы религиозной миссией, концерты проводятся в лютеранских соборах области.

С этого момента Сергей Летов начинает наращивать музыкальный опыт и становится одним из самых активных русских музыкантов.

Сергей + Сергей

Вскоре после своего возвращения, он встречается с Сергеем Курехиным. Их первый совместный концерт в Доме Архитекторов на улице Герцена в Ленинграде несколько амбициозен, так как представляет собой выступление двойного квартета: Летовского, с Валентиной Гончаровой (скрипка), Михаилом Жуковым и Светланой Голыбиной и Курёхинского с Виктором Цоем, Борисом Гребенщиковым и Сергеем Бугаевым «Африка». Музыка представляла собой сплошь импровизации вслед за чтением стихов авангардных поэтов Аркадия Драгомощенко, Владимира Стратановского и других.

В течение 10 лет Сергей является ближайшим соратником и музыкальным партнёром Сергея Курёхина. В 1983 году они оба попадают в бурные воды Гребенщиковского АКВАРИУМА, играют дуэтом с 1985-го и записывают вместе вторую сторону пластинки «Полинезия: Введение в историю» в 1988. Но самое важное место Летов занимает в главном проекте Курёхина: ПОП-МЕХАНИКЕ.

«ПОП-МЕХАНИКА была группой, вращающейся вокруг Курехина, играющей его музыку. Большинство музыкантов были из ленинградских рок-групп, я был один из Москвы. Курехин отвечал за состав группы и был ее лидером, я был привлечённым солистом. Наш дуэт в сопровождении ритм-секции назывался «Малая поп-механика» и превращался в «Большую поп-механику» как только к нам присоединялись ударные, струнные и духовые инструменты. Мы дали более сотни концертов… к сожалению, из записей остались лишь крохи».

На нескольких пластинках, выпущенных, в основном, после смерти Курехина, услышать результаты их совместной работы над «Призраком Коммунизма» и «Трагедией в Стиле Рок»… Чего, конечно же, недостаточно для полной иллюстрации их творчества.

ВМ & ВП

Кроме Сергея Курехина, Летов начинает общаться с двумя монстрами советской импровизированной музыки. Как и многие русские джазмены, Летов во время своих поездок в Ленинград сталкивается с критиком и философом Ефимом Барбаном. «Тогда как я был полностью погружен в музыку Орнетт Колман и Эрика Долфи, он познакомил меня с творчеством Эвана Паркера и Дерека Бэйли. Я был в шоке! Он сказал мне, что в Советском Союзе такую музыку играет лишь один человек. Смоленский парень…»

Встреча с Владиславом Макаровым в 1983 году оказалась такой же решающей для Летова, как и встреча с Курехиным. В течение четырех лет, они вместе ездят по всему Советскому Союзу, дуэтом или трио с барабанщиками Александром Кондрашкиным или Михаилом Юденичем. Одними из редчайших свидетельств этой эпохи являются пластинки «День рождения Антония/Смерть Андропова» с участием С. Летова и В. Макарова, и «In Riga, Hamburg». Сотрудничество Летова и Макарова, ставшее не столь частым с 1986 года, продолжается и по сей день; результатом его являются два дуэта на компакт-дисках, «Psycho» и «Рука — Опыт введения в деконструкцию», записанных с четырнадцатилетним перерывом.

В 1984 году в гостях у Софьи Губайдулиной Летов знакомится с Валентиной Пономаревой. Они записываются вместе год спустя в Новосибирске. С тех пор, их постоянное, хоть и нечастое сотрудничество продолжается: время от времени, они предлагают друг другу участие в своих проектах. Таким образом, Летов участвует в «Искушении», затем в Intrusion, в эфирном психоделическом дуэте флейты и беспокойного бас-кларнет (Летов) — завораживающий голос (Пономарева).

На Forte, записанной десятилетие спустя, их обоих сопровождает американская скрипачка ЛаДонна Смит. Со своей стороны, Летов посвящает целую пластинку их совместному творчеству под названием «Работы разных лет» и выпущенную под собственным лейблом «Пентаграмма». Пластинка начинается с их дуэта, записанного на фестивале в Цюрихе 24 июня 1989, дополнением к прекрасному отрывку из их концерта, присутствующего на сборнике «Conspiracy». Затем следуют три песни 1987 года: погружение без акваланга в подводный мир с Владиславом Макаровым и двумя музыкальными ономатопеями, выполненное с участием виолончелиста и барабанщика Михаила Юденича. Фантасмагорическое путешествие, записанное с русско-украинским проектом, присутствует также на Arkhangel’SK’ 95; пластинка заканчивается на трио Летов/ Пономарева/ ЛаДонна Смит.

В 1985 году, Летов создает Три-О — полностью духовую группу, включающую Аркадия Шилкопера и трубача Аркадия Кириченко и которая, несмотря на некоторые изменения в составе, остается действующей 20 лет спустя. Со временем, Три-О превратились в одну из самых блестящих групп русского свободного джаза.

ДК
Будучи сверхпродуктивным с музыкальной точки зрения, в восьмидесятых годах Сергей Летов не ограничивается концертами в среде андеграунда, свободного джаза и импровизированной музыки. Он также пытается разнообразить свой музыкальный опыт, принимая участие в экспериментальных рок-проектах таких групп как АКВАРИУМ, АЛИСА, ДДТ, ЦЕНТР, ДО МАЖОР и, в особенности, ДК:

«Это была супергруппа Сергея Жарикова, опередившая время на четверть столетия. Мы просто плавали в концептуальном и постмодерновом андеграунде, легко смешивающим рок, советскую поп-музыку, свободный джаз, современную музыку и рок-оппозицию. Главный принцип ДК заключался в разрушении «советского мифа». Это, наверняка, была самая запрещенная группа 1981-1990 годов, их кассеты доставались «из-под полы», они были очень популярны, но группа в тот период не дала почти ни одного концерта… Я записывался с ними с 1984 по 1989 и с 1998 года занимался потом с Сергеем реконструкцией архивных записей для дальнейшей оцифровки».

Если творчество Жарикова начала восьмидесятых вписывается в течение пост-панк с довольно простой инструментализацией, то к 1986-88 годам формально оно меняется в лучшую сторону, рок становится более экспериментальным, вбирая в себя все больше разнообразных элементов: отрывки речей Ленина, Брежнева, народные песни и пресловутые советские ВИА, заезженные оперы, альтернативный рок и отрывки вальсов Штрауса, свободные импровизации и просто неопределяемые вкрапления вроде отрывков разговоров, хора старичков, блеянья на разные голоса…
Эти музыкальные солянки сварены из тысячи кусков, которые, несмотря на маленький размер (от одной до четырех минут) предоставляют слушателю возможность окунуться в разнообразные звуковые обстановки не напрягая его; можно с легкостью перейти с дуэта флейты и расстроенной скрипки к пошлой моряцкой песне, чтоб вслед за этим прослушать отрывок симфонии без каких-то либо плавных переходов.

После яростной критики коммунизма с ДК в восьмидесятых годах, Сергей Жариков, к сожалению, бросает музыку ради политики: несколько лет спустя он придумывает «националиста» Жириновского. Что это: настоящие убеждения или просто клоунада?

«Жариков, конечно же, не националист. Его политические, музыкальные и идеологические убеждения всегда было трудно четко определить. Вообще-то, он близок к концептуалистам, но не в академической манере. Рок-концептуалист, так сказать. В своё время русский писатель Владимир Сорокин, тоже концептуалист, познакомил меня с группой ДК. Теперь эта группа — культовая. Главная идея Жарикова состоит в построении «параллельной мифологии», которая — на самом деле — разрушает всевозможные клише и развенчивает ходячие мифы. Сначала, он сражался с коммунистической идеологией, затем с панк и рок суб-культурами, затем с национализмом. Настоящие красные националисты, как Александр Дугин, ненавидят его», — объясняет Летов.

«Окна в Европу»

В 1988 году, один из концертов ПОП-МЕХАНИКИ в Иматре, в Финляндии, дает Сергею Летову возможность осуществить свою первую поездку за рубеж. В июне 1989 года его приглашают принять участие в первом фестивале (за пределами СССР), полностью посвященном русскому джазу: Soviet Avant-Garde Jazz Festival (Фестиваль Советского Авангардного джаза), организованном Сюзанной Таннер в Цюрихе.

Летов участвует в фестивале в сопровождении группы Три-О, в дуэте с Валентиной Пономаревой и группой Swiss Soviet, созданной специально для фестиваля и состоящую из Стефена Виттвера (гитара), Ганса Коха (саксофон), Владимира Тарасова (ударные), Валентины Пономаревой (вокал), Вернера Люди (саксофон), Аркадия Кириченко (вокал, клавишные), Мартина Шульца (виолончель), Вячеслава Гайворонского (труба) и Владимира Волкова (контрабас). Целью концерта было представление нескольких манер игры в исполнении разных участников группы. На финал фестиваля, в последний его вечер, Летов присоединяется к Биг Бэнду Анатолия Вапирова. 15 июля 1990, ПОП-МЕХАНИКА Сергея Курехина выступают на фестивале Ночи, в Италии, организованном трубачом Пино Минафра.

По случаю Летова приглашают двумя днями раньше принять участие в проекте «Favola» Энрико Фацио: музыкальной сюите основанной на тексте Витторино Курчи. «Это было не только музыкальное, но и театральное представление, с замечательной постановкой. Волшебная сказка с каплей романтизма, качественной музыкой и превосходным соло». Несмотря на отсутствие некоторых важных участников концерта, таких, как Вячеслав Гайворонский и Миша Мегельберг, выступление будет записано в студии в ноябре. Средневековыми нотками, лиризмом, праздничностью и иронией «Favola» явно напоминает классические итальянские драматические традиции, тогда как то, что запишет, например Джианлуиджи Тровези 11 лет спустя («Вооруженные люди»), совершенно от них отличается. На этом компакт-диске Летов играет на сопрано саксофоне и исполняет редкое по красоте соло в шестой части: соло, задевающее за живое, с эпизодами, достойными самого Эвана Паркера.

Совместное творчество с итальянским контрабасистом Энрико Фацио на этом не останавливается. В 2000 году они записывают дуэтом диск Compagni di Strada. Фацио является автором большинства композиций (за исключением «Пентаграммы» и «(Archaic) Blues» — два хита из репертуара Три-О). «Я очень люблю музыку Энрико и его игру на контрабасе. Он — настоящий композитор! Я надеюсь еще сыграть с ним в будущем…»

Compagni si Strada — полная поэзии, чувственная, тонко исполненная музыка — свидетельствует о настоящем взаимном признании обоих музыкантов. Фацио радует слушателя arco и pizzicato, Летов — глубоко человечными тембрами своего сопрано, бас-кларнета, флейты и даже самодельной свирели — инструмента, близкого к саксофону и им самим изобретенного …

Летов сотрудничает также с New Jungle Orchestra Пьера Доджа. С последним он гастролирует по всей Голландии, Германии и России.

Его выезды на Запад, в частности, в Германию, участятся в 90-х годах. Позднее, это будут поездки в США и гастроли по всей Европе с группой Три-О и театральными труппами.

Кино, театр, поэзия, танец и киноконцерты

В отличие от большинства русских музыкантов Сергей Летов не пренебрегает возможностью попробовать себя в других видах искусства. Так, он пишет и исполняет музыку к короткометражному фильму «Жестокая болезнь мужчин» братьев Алейниковых и к фильму «Число — множественное, время — будущее» Юрия Зморовича. В сотрудничестве с Валентиной Пономаревой он пишет музыку к научно-документальному фильму Татьяны Шивиковой об искусственной овуляции. Он даже напишет музыку к двум фильмам в сопровождении Три-О и певицы Сайнхо Намчилак. Он работает над несколькими документальными фильмами и даже пробует себя в качестве актера, играя роли музыкантов-саксофонистов, кларнетистов или флейтистов… Вскоре Летов предложит киноконцерт по фильму «Фауст» Фридриха В. Мюрнау.

В 90х годах, Летов пробует себя в театре. С 1986-го года он сотрудничает с Никой Косенковой, затем, с 1988 по 1999 — в Московском театре импровизации. В 1990 и 1991 он участвует в Московских творческих мастерских Михаила Мокеева, затем в Римском Centro Sperimentale в 1991-92. Он знакомится с Takanga Theatre в 1996, Teater am Saumarkt Фельдриха в Австрии (1997), Московским Театром Академического искусства (1999), Московким театром (с 2001), знаменитой школой драматического искусства Анатолия Васильева (с 1989 по 1992, а затем с 1996) и не менее знаменитым «Театром Кинемик» Саши Пепеляева. Вместе с тем, параллельно, в 1992 году, он гастролирует по Франции, в Нант и Шалон-сюр-Сон, с труппой Лицедеи-4.

В «Москва — Петушки», пьесе для двух актеров (Александр Цуркан и Ирина Линд) и певицы (Татьяна Федотова), он играет с пианистом Алексеем Воронковым. В декабре 1995, в Новосибирске, он участвует в пьесе Леонида Тишкова «Водолазы» по мотивам Ромео и Джульетты в сопровождении ЛаДонны Смит и Сергея Седова. Пьеса эта будет сыграна годом позже в Челябинске, а затем и в Москве. Он также создает музыку к пьесе «Марат и Маркиз де Сад» Юрия Любимова вместе с Владимиром Нелиновым (ударные), Татьяна Жанова (клавишные) и двумя солистами из ансамбля Дмитрия Покровского. Он также создает музыкальное сопровождение к пьесе «Между нами» Кристофа Фётрие все с тем же Владимиром Нелиновым на перкуссиях, на тексты неизвестных русских и французских авторов XV, XVIII и XIX веков, Даниила Хармса, Эжена Ионеско, Валера Новарина и Кристофа Фётрие.

Его танцевальные работы впечатляют не меньше. Проект «Improvisation in Music and Danсe» изначально создан в Носи, Италия, специально для спектакля Favola Энрико Фацио и Витторино Курчи в сотрудничестве с итальянским танцовщиком Джиованна Суммо, дополняется и далее в Москве и Вологде с 1991 по 1993 совместной работой с итальянской труппой Соста Пальмици, русскими танцовщиками Олегом Сулименко и Александром Ликиным и музыкантами Владиславом Макаровым, Юрием Парфеновым, Александром Александровым, Эдуардом Сивковым, Михаилом Юденичем, Олегом Липатовым, Марком Забежинским и Гансом-Эриком Гёдеке.

С 1995 по 1996, еще один проект объединяет Летова и американскую скрипачку ЛаДонну Смит. На этот раз, в Виннице, на Украине, и в Чаттануге, штат Тенесси, в сопровождении американских танцовщиков Кари Мартин-Руманофф и Эври Уоррена. 27 декабря 1997 года, в московском Интернет-кафе Screen, представляется премьера спектакля «Джуба, два «Макинтоша» и нагое тело». Вместе с Летовым, в ней участвуют Андрей Сучилин и Александр Пиляев (компьютеры Power Macintosh, электрогитара, клавишные, вокодеры) и танцовщица Анна Запольская. Спектакль играли вплоть до 1998 г. в различных клубах Москвы и на Фестивале «Альтернатива».

Все это творческое разнообразие позволяют Летову участвовать во все более разнообразных проектах за рубежом, и не только в чисто музыкальных (кроме проектов с группой Три-О, с которой он объездил более 15 стран.). Таким образом, он путешествует по Литве, Франции, Венгрии, Чешской Республике, Израилю, США, Гонконгу, Японии, Южной Корее, Финляндии, Германии и Италии…

Его совместное творчество с поэтами и писателями также довольно разнообразно: Нина Искренко, Дмитрий Пригов, Лев Рубинштейн, Андрей Битов, Геннадий Кацов, Нина Садур, Анна Алчук, Владимир Друк, Татьяна Щербина, Николай Байтов, Светлана Литвак, Юлия Скородумова, Константин Кедров, Елена Кацюба, Людмила Ходынская, Мария Князева, Леся Тышковска или Еркки Лаппалайнен — несколько тому примеров. В 2003 году, Летов работает над супрематическим проектом Малевича, музыкальный спектакль высокой моды (дефиле бумажных костюмов, созданных Галиной Поповой) для женского хора, контрабаса, трубы и саксофона, посвященным памяти поэта кубофутуриста Казимира Малевича.

Кроме того, Сергей Летов участвует во многих артистических проектах, объединяющих музыку и живопись. В 1984, в то время как он едет на выставку «антиконформистского» искусства в Городской комитет изобразительных искусств г. Москва, куда приглашен импровизировать, его останавливает советская милиция. Охарактеризовав выставку как «бульдозерную», работники милиции поинтересовались, есть ли у Летова разрешение на игру для публики…

Он также принимает участие в концептуальных спектаклях Андрея Монастырского, идеологически приближающихся к спектаклям Джона Кейджа, а затем в пьесах ТОТАРТ, для выставок которого создает музыкальные коллекции. Начиная с 1995 года, он работает с Реей Никоновой, теоретиком и практиком авангардного искусства, творящей в традициях кубофутуризма. С этого момента, можно было застать его выступления выставочных залах Москвы, Бремена, Берлина и Смоленска.

Кроме получения опыта, Летов объясняет свою тягу к разнообразию желанием открыться другим формам искусства: «Я думаю, что здесь, что касается новой музыки, у нас довольно малочисленная публика. Таким образом, мы в некотором роде вынуждены прибегнуть к некоторой театрализации её, чтобы заинтересовать как можно больше слушателей. Мы очень близки к традициям, основанным русскими футуристами. Курёхин и Чекасин тоже пытались, по-своему, оживить спектакли, сделать их более притягательными. Курехин, все же, был ближе к цирку, чем к театру в чистом его проявлении. Архангельская джаз-группа, напротив, лучше вписывалась в понятие театра».

(перевод с французского с любезного разрешения автора)

 
———————
Читайте также:

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.