Search for:
 

Величайшие музыканты мира. Сергей Летов. Часть 2.

Совместное творчество

Фото Ольги Чумаченко
Сергей Летов. Фото Ольги Чумаченко

Одно из самых постоянных сотрудничеств Летова — это, несомненно, сотрудничество с трубачом Юрием Парфёновым, участником группы Три-О: диск Secret Doctrine содержит некоторые из их дуэтов, записанных в 1992, 1993, 1995 и 1999. Это сборник абстрактной музыки, творческой, с большим количеством элементов разговора и вкраплениями бас-кларнета, который вновь дает нам возможность изумиться глубине творений обоих музыкантов, в частности, при прослушивании волнующей Procession, и, еще раз убедиться в том, что Летов — поистине замечательный флейтист.

Другие встречи, несмотря на их отрывочность, остаются очень важными: в 1993 году, Сергей Летов присоединяется к Московскому Ансамблю Композиторов под управлением Владимира Миллера, о котором особо ярких впечатлений не осталось: «Очень странный оркестр… Николай Дмитриев им управлял. Он и выбирал музыкантов, хороших и не очень… Чтобы играть довольно слабые композиции Владимира Миллера. Мне не понравилась там обстановка, большинство музыкантов испытали сложности с оплатой, все было довольно скверно организовано».

В декабре 1995, Летов приглашает американскую скрипачку ЛаДонну Смит, которую встретил пятью годами ранее в Knitting Factory в Нью-Йорке. Вместе, они дают два концерта в Новосибирске, один в Смоленске и четыре — в Москве. Именно в это время они записывают дуэтом альбом Erogenous Soundscapes, смешивающий сухость и чувственность, каменную твердость и эфирность. Они также записывают трио с участием Валентины Пономаревой. Месяц спустя, дуэт трижды выступает в США (Луивилль, Бирмингем и Чаттануга), а затем еще раз в 1997, по случаю первого S.K.I.F., дуэтом, а затем трио с Дэви Уильямсом.

Летов пользуется своей поездкой в Америку, чтобы записать Listening is his Line of Least Resistance с Грегом Экером (саксофон, флейты, вокал), Джо Конроем (скрипка, электро бас гитара, струнные, вокал) и Мишей Фейгином (гитара, электрогитара, балалайка, вокал): длинная, эзотерическая и нерегулярная сюита, в которой Летов отдает предпочтение флейте: произведение напоминает восточные скитания в стиле хиппи, спроецированные на заброшенную фабрику.

Летов не пренебрегает и экспериментальным роком и запишется: с АВТОМАТИЧЕСКИМИ УДОВЛЕТВОРИТЕЛЯМИ — сверх агрессивной панк-группой, созданной Андреем Пановым (который лишь немного не доживет до выпуска диска), с группой УМКА И БРОНЕВИЧОК — рок-группой с хиппи-тенденцией, с ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНОЙ, группой, созданной его братом Егором с участием его жены Наташи Шумаковой (электро бас гитара), Александра Чеснокова (электрогитара) и Александра Андрюшкина (ударные), с немецкой группой Embryo и с сумасшедшими — Nick Rock-n-Roll и ТРИТЕ ДУШИ.

В 1999, выходит в свет Palmа Mira, с участием Сучилина и Пиляева: превосходный альбом креативной, свежей и мечтательной музыки, на фоне которой расчленены, а затем вновь собраны мозаикой завораживающие шумовые эффекты, техно-трансовые ритмы и саксофонные, гитарные, органные или флейтовые импровизации. В New Gibraltar Encyclopaedia of Progressive Rock, выпущенной в 2001 году, Фред Трафтон напишет эти несколько строк об альбоме: «Представьте себе композиции Фрэнка Заппы в исполнении аборигенов, пригласивших на саксофон Роберта Калвера, а на гитару — Роберта Фриппа…».

В 2001 г., Летов присоединяется к проекту Уральский Характер, созданному Игорем Захаровым из Екатеринбурга. В секстет входят Владислав Талабуев (альт-саксофон), Александр Александров (фагот), Виталий Владимиров (клавишные, труба) и Сергей Проскурин (бас). Альбом «Прыжки в Ширину» — один из типичных проектов, в которых Летов принимал участие; он удачно избегает жанровых клише и представляет современный, блестяще, с энтузиазмом исполненный джаз, достойный потомок Импульсовских пластинок, равно как и более современные композиции Чарльза Мингуса или Летовские соло а ля Эрик Долфи, постоянно на грани срыва (прекрасный тому пример — Вальс для Шарлотты Корде (Waltz for Charlotte Cordey)), где Александровский фагот производит целые скатерти глубоких, водянистых звуков (в частности, в композиции Concern Poem, посвященной Курёхину), где каждый играет с убеждением и страстью. Прекрасный альбом, выпущенный, к сожалению, очень ограниченным тиражом.

Еще четыре совместных проекта заслуживают особенного внимания: с Юрием Яремчуком, Александром Нестеровым, Алексеем Борисовым и Иваном Соколовским.

Русско-Украинский проект

Этот проект, созданный в декабре 1992, основан на трио, объединяющем Сергея Летова, саксофониста Юрия Яремчука и гитариста Александра Нестерова и легко смешивает композиции и свободные импровизации. В течение трех последующих лет, группа гастролирует: Киев, Москва, Львов, Санкт-Петербург, джазовый фестиваль в Вильнюсе… и превращается в квинтет с участием Валентины Пономаревой и гитариста Олега Липатова.

В ооктябре 1995, Русско-Украинский проект записывает Total Expansion квартетом, без певицы. Несколько дней спустя, квинтет выступает на Архангельском фестивале: странная, настораживающая, заунывная и спокойная музыка, похожая на океанскую симфонию, где протяжные, низкие саксофонные звуки напоминают плач выброшенных на сушу китов, где гитары воспроизводят кропотливую паучью ткацкую работу, где скульптурные аккорды Нестеровской миди-гитары пьют кровавый ликер органных звуков, будто вырвавшихся из фильма Хаммера … Из этого месива рождается темное, прекрасное, глубокое переживание, подчеркивающее сумасшедшее Пономаревское пение.

Произведение это, впоследствие выпущенное на компакт-диске, с легкостью подошло бы среднеметражному фильму «Бункер» — одному из последних детищ Жан-Пьера Жене и Марка Каро… полгода спустя, творчество трио вновь присутствует на компакт-диске с записью Львовского концерта, прошедшего в мае 1996; как и на Arkhangel’SK’ 95, музыка производит впечатление невесомости благодара балету сакс-сонаров, вырисовывающихся на подвижном музыкальном фоне, производимым Нестеровым. Резкие судороги а ля Питер Бротцман периодически сотрясают это музыкальное создание, поэзия и тембры которого удивительно напоминают превосходный диск Phenix дуэта Зигфрид Кесслер/Жан-Франсуа Поврос.

Новая русская Альтернатива

Этот амбициозный проект — плод сотрудничества Сергея Летова с пятью членами вокального ансамбля «Народный Праздник»; идея рождается во время репетиций пьесы «Москва — Петушки» в Театре не Таганке в 1996 году. «Проект не был включен в финальный вариант пьесы, но эти совместные репетиции позволили нам четко определить возможное соотношение между старинным русским фольклором и ультрасовременными импровизациями».

Проект «Новая русская Альтернатива» выступает на разнообразных московских сценах в декабре 1996, а затем в Интернет-кафе Screen 19 апреля 1997 года. Мало-помалу проект разрастается и принимает под свое крыло танцовщиков Expressive Body Movement Class, Алексея Борисова (электроника, вокал) и Вадима Кошкина (видео, компьютерная графика). Осенью 1997 года, певица Валентина Пономарева присоединяется к проекту. Во аремя концерта в Центральном Доме Актера, с ними также участвуют Олег Липатов (электрогитара), Роман Лебедев (электроника), Виталий Быков на витаре (разновидность ситара) и Анна Колейчук (объекты, видео). В мае и июне 1998, «Новая русская Альтернатива», состоящая на тот момент из Сергея Летова (сопрано-саксофон, бас-саксофон, лидер), Алексея Борисова (электроника, вокал), Романа Лебедева (электроника), Рихардаса Норвила (электроника), группы Са Зна, Олега Липатова (электрогитара) и Ансамбля Дмитрия Покровского, заменяющего ансамбль «Народный Праздник», монополизирует сцену клуба «Бедные Люди» в Москве.

Фото Миловского (Сергей Летов и Лена Головашова)
Фото Миловского (Сергей Летов и Лена Головашова)

Диску Reliance in the Invisible, содержащий фрагменты концерта 23 июня, название его подходит как нельзя лучше: концерт представляет собой продолжительную сюиту, настоящее погружение в историю человечества, где в адской оргии бьются призраки прошлого и нервозные фантазмы неясного будущего. Замогильная обстановка создается с первых же секунд, призраки и бесноватые парят над электронными джунглями, после чего начинается настоящий танец ведьм. Тогда, на фоне общей какофонии вырисовывается щемящая тема «Lonely Woman» Орнетта Колмана, которая вновь вернется под конец диска. Это нагромождение голосов саксофонов и скрипок в электронных джунглях придает надрыв человечности этому перенасыщенному с эмоциональной точки зрения произведению.

Алексей Борисов

Борисов родился 7 декабря 1960, в Москве. Изучает Историю и Искусства в Московском Государственном Университете. В 1980 году, начинает противоречивую и нерегулярную музыкальную карьеру, создав ЦЕНТР — первую советскую группу новой волны, в которой сам играет на гитаре. Год спустя, создает группу ПРОСПЕКТ, которую переименовывает в НОЧНОЙ ПРОСПЕКТ в 1985 году, с приходом клавишника Ивана Соколовского; НОЧНОЙ ПРОСПЕКТ исполняет тогда синтетико-индустриальный рок и довольно быстро становится культовой андерграундной группой. Параллельно, Борисов создает в 1992 году шумовой дуэт F.R.U.I.T.S. с Павлом Жагуном. В 2000, он создает вместе с Антоном Никкила лейбл N&B Research Digest, полностью посвященный записи экспериментальной электронной музыки. За 20 лет, Борисов превращается в одну из ключевых фигур российской электронной сцены.

Влекомые одной жаждой открытий, экспериментов и новостей, Сергей Летов и Алексей Борисов постоянно пересекаются с середины девяностых годов.

Таким образом, в течение некоторого времени, Борисов участвует в проекте «Новая русская Альтернатива», а Летов играет в НОЧНОМ ПРОСПЕКТЕ. Компакт-диск «Концерт в ДОМе», содержащий отрывок концерта, записанного в Москве 21го июня 2002, представляет группу в полном составе. В стиле эмбиент, поистине выразительное произведение перекрывается мрачноватым голосом Борисова, декламирующего несколько обрывков текстов; в других местах музыка вибрирует, делается почти полугипнотической, прежде чем разорваться под натиском электроскрипки, волнами баритона или резкими толчками ритма.

Важное место, отведенное импровизации, привязанность к ее необработанности, а местами и даже неразборчивости, звуковым мозаикам, паразитам и непредсказуемости делают из творчества НОЧНОГО ПРОСПЕКТА поистине живую альтернативу бесконечным клаустрофобным эпопеям, ранее созданным Клаусом Шульцем, Тэнджерин Дрим, Жан-Мишелем Жарром и их музыкальными наследниками. Своеобразный выход из тупика, так как голые электронные инструменты сегодня уже не актуальны, театрализация электронной музыки уже не будет достаточным. Ухо человека ХХго столетия слишком засорено электронными звуками различных типов, и, в конце концов, бурное развитие техники сделает старение тех самых электронных звуков в музыкальном произведении наиболее очевидным… После космо-музыкальных немецких фреск семидесятых годов, после ритмично-синтетических пейзажей Хаус, Техно и прочих Трэнс Мьюзик девяностых годов, это предложение объединить электронику, электроакустику, индастриал и импровизацию, в лице НОЧНОГО ПРОСПЕКТА рождается новая эпоха истории электронной музыки.

Тандем Борисов/Летов постепенно формирует костяк для новых проектов, к примеру, с писателем Дмитрием Приговым или финским ди-джеем Антоном Приккила: каждый раз, мы словно присутствуем при музыкальном очищении через пост-индустриальные или радиоактивные обстановки, как при некоем выживании в ржавой среде. Дуэт специализируется на музыкальном озвучивании немых фильмов в форме кино-концертов; их головной проект, заказанный Гёте-Институтом в 1996 году, является музыкальной иллюстрацией к фильму «Фауст» Фридриха Мюрнау: органическая, кишащая нечистью и мрачная, она сочетает интроспективные переживания электронной музыки Борисова и влажность импровизаций бас-кларнета или саксофона, фоновый шум и элементы конкретной музыки, навязчивые, дурманящие мелодии. Все это образует удивительно выразительную музыкальную смесь, мрачные и тягучие движения которой подчеркивает определенно потусторонний характер произведения.

Киноконцерты «Фауст» даются по всей России и Германии в течение последующих семи лет, иногда с участием гитариста Олега Липатова или Ричардаса Норвила (электроника). Недавно они приняли участие в супрематическом проекте, посвященном памяти Казимира Малевича, один из которых, концерт в Московском ДОМе, был выпущен студией Пентаграмма. В этом концерте принимал участие еще один постоянный соратник и партнер Летова — Иван Соколовский.

Иван Соколовский

Родившись в Ленинграде 10 февраля 1962 года, он развивается примерно параллельно с Алексеем Борисовым: оба они выпускники одного унимерситета (МГУ), оба окончили факультет истории и философии. Как и Алексей Борисов, Иван Соколовский принимает участие в создании группы НОЧНОЙ ПРОСПЕКТ, которую покинет в 1989 году, чтобы посвятить себя различным соло-проектам. В 1993 году создает лейбл Random Music, издающий климатическую музыку: что-то между этник-эмбиент и эйсид-джаз. Даже музыкальные взгляды Соколовского похожи на Борисовские: хоть Соколовский и предпочитает более чистые, текучие, менее мрачные и, все же, более экзотичные формы, чем Борисов, оба экспериментируют и стараются создавать завораживающие, живые мелодии, черпая звуки, как в электронных джунглях, так и в акустике.

Проект Соколовского Soft Animals реализуется с привлечением российских джазменов и рокеров, в том числе и Сергея Летова, и объединяет drum’n’bass, этнические элементы и эйсид-джаз; он имеет большой успех в России, Франции, Германии и Италии. Еще один проект, СОЛДАТ СЕМЁНОВ, является смесью поэзии и электро-рока. Внутреннее богатство и осознание эклектизма собственной музыки позволяют Соколовскому довольно быстро обзавестись соратниками в разных кругах, таких как прогрессивный фольклор, техно или авангард. Дуэт с Сергеем Летовым (SL-Project ) — прекрасный тому пример: являясь неопознанным музыкальным объектом, SL-Project парит где-то между Пало Альто, Пополь Вух и шаманским трансом. Группу можно часто увидеть в московских клубах, где она пользуется заметным успехом; после создания второго опуса совместно с Михаилом Плотниковым, должен скоро выйти их третий альбом.

В 2003, группа Zoo-Jazz Project объединяет их с французами Паскалем Руссо (труба, вокал) и Кристофом Саньясом (гобой, вокал) в проекте электроакустического свободного джаза. После выпуска компакт-диска Hivernale Pudeur, Zoo-Jazz Project начал в феврале серию выступлений в Москве.

Sax Mafia

Проект Sax Mafia — продолжение проекта предложенного Эдуардом Сивковым в 2002 году. Речь идет о саксофонном квартете: первый в своем роде в бывшем СССР, и, в некотором смысле, русский вариант World Saxophone Quartet. Кроме Сивкова, (сопрано-саксофон, альт-саксофон, бас-саксофон), он состоит из Сергея Летова (сопрано-саксофон, бас-саксофон), Николая Рубанова (бас-саксофон, бас-кларнет) и Юрия Яремчука (сопрано-саксофон, тенор-саксофон), т. е. все виды саксофонов (кроме сопранино). Несмотря на географическую удаленность одних музыкантов от других и их постоянную занятость какими-то другими проектами, Sax Mafia — квартет очень активный и дает довольно много концертов в Москве, Санкт-Петербурге, а затем и гастролирует по германии в мае и июне 2003 года в рамках проекта «Kulturen im Dialog — Kulturschiff», который является путешествием по Рейну, Майну и Дунаю на корабле под названием «The Bolero», останавливающемся в основных городах страны для проведения концертов, выставок и семинаров.

Два альбома группы, записанных с перерывом в два месяца (в культурном центре ДОМ в Москве 3 февраля 2002 года и в Армстронг-клубе в Тюмени 24 апреля) включают несколько совместных композиций, предложенных каждым из участников квартета. Чаще всего, двое из четверых саксофонистов исполняют роль басовых инструментов, издавая ритмические пульсирующие звуки или держа протяжные низкие ноты, в то время как остальные импровизируют на их фоне, что позволяет создавать довольно открытые формы, где пение саксофонов то звучит слаженно, то походит на яростную ругань. Особенно хочется отметить три композиции Летова, послужившие основой музыкального сопровождения к пъесе «Марат и Маркиз де Сад», и, в их числе, «Вальс для Шарлотты Корде», являющийся ничем иным как его же композицией «Archaic Blues», сыгранной с Три-О, все та же «Пентаграмма», начинающаяся с саксофонных конвульсий или «I don’t Know» Рубанова: реквием неслыханной глубины. «Personalia» — единственное коллективное творение, является набором превосходных соло.

Пентаграмма

В течение 20 лет Сергей Летов вращается в потрясающем множестве жанров, отдавая, во что бы то ни стало, предпочтение импровизации и эксперименту: две характеристики, при наличии которых понятия «классификация» или «клише» рассыпаются сами собой. Но, словно чтобы упростить переход от одного жанра к другому, Летов отдает предпочтение полиинструментализму, который помогает ему расширить свой музыкальный кругозор и, заодно, развивает выразительность: «Я предпочитаю один инструмент другому в зависимости от настроения и потребностей на данный момент. В основном, когда я играю с ди-джеями, я предпочитаю саксофоны тенор и сопрано, иногда флейты, с рок-музыкантами я скорее пользуюсь тенором или баритоном, с Три-О — использую баритон, сопрано и флейты, в дуэте с Юрием Парфеновым — баритон, сопрано, бас-кларнет и флейту альто, в театре всем остальным предпочитаю бас-кларнет и т.д.».

Эта склонность к полиинструментализму усиливается глубоким анализом возможностей каждого инструмента, нацеленным на еще большее их увеличение: «Я плохо знаком с музыкой Виктора Лукина, но его поведение на сцене, его заведомо нетрадиционный подход к музыке, акустическим инструментам, которые он сам выдумывает (я их видел своими глазами, даже пробовал на некоторых играть и воспроизвел кое-какие из них для записи некоторых дисков): все это выдает харизматическую личность, влиявшую на окружающих. Он был самоучкой и главной его идеей была следующая: сам по себе, инструмент должен быть определяющим фактором в музыке, которая должна быть с ним связана, со всеми возможностями, которые в нем содержатся, а не урезать использование инструмента до традиционного.

Эта идея очень вдохновила московских джазменов, таких как Аркадий Шилкопер, выпускника Консерватории, кстати; Аркадий Кириченко, который изначально крутился вокруг диксиленда, гитарист Олег Липатов…». Таким образом, хоть и продолжается «исследование звука» Сергея Летова, выраженное или посредстсвом слоновых вибраций бас-кларнета, или в лязганье баритона, или ворковании сопрано или тембре флейты — главной остается множественная, несравненная летовская музыка.

Для реализации собственных многочисленных проектов и сохранения их следов в будущем, Летов создает свой лейбл «Пентаграмма»: «Пентаграмма является одной из совершенных геометрических фигур. Со времен Евклида, а может быть, и раньше, известно, что круг невозможно разделить на пять равных частей. Позже, пентаграмма превратилась в символ «тайных знаний», еще позже — эмблемой Республики».

Каталог, включающий в себя около сорока компактов, представляет CD-Roms, выпущенные ограниченным тиражом, с цветными изображениями на коробках и самих дисках. Несмотря на кажущуюся кустарность, качество дисков совершенно достойное, а уж о музыке и говорить нечего. Коллекция представляет в новом свете современную русскую музыку. Компакт-диски лейбла «Пентаграмма» продаются в Москве, Вильнюсе и Израиле; в остальных районах, за их распространение отвечает Improjazz — официальный дистрибьютор лейбла.

Будущее

В 2000 году братья Летовы приглашены Организацией по Защите Прав Человека Латвии выступить в Риге дуэтом. Будучи слишком занятым, Сергей не может поехать. Решив выступить в одиночку, Егор, при въезде в Латвию, арестован латвийской полицией и выдворен из страны.

В апреле 2003, Сергей Летов выступает в International Monodrama Theatre Festival в Риге, в сопровождении контрабасиста и актера в спектакле, поставленном по поэмам Лауреата Нобелевской премии Иосифа Бродского. По пути в Россию, его останавливают на границе и записывают в списки нежелательных лиц, как и его брата Егора тремя годами раньше. Из-за приглашения Организации по Защите Прав Человека, братья Летовы — persona non grata в Латвии аж до 2099 года… «Я сердечно поздравляю Евросоюз с принятием в свои ряды такого замечательного нового члена!!! Я знал, что фашисты Третьего Рейха очень настороженно относились к джазменам, а теперь я еще и знаю кто их потомки…».

Являясь незаменимой фигурой новой российской музыки, Сергей Летов создал сайт о своем творчестве, на котором можно познакомиться и с творчеством многих других интересных личностей (музыкантов, режиссеров, актеров, танцовщиков…) российской эстрады; множество фотографий, отрывки съёмок концертов, интересные ссылки — например, на замечательные статьи (некоторые из них переведены на английский) написанные Сергеем Летовым, Владиславом Макаровым или Алексеем Борисовым для журнала Топос или SpecialRadio (онлайн радиостанция).

Если в начале восьмидесятых новая музыка игралась почти подпольно из политических соображений, то, в конце девяностых она вновь вернулась в «подполье» по коммерческим причинам; таким образом, чтобы продолжать достойно существовать, Летов постоянно вынужден прибегать к каким-то побочным занятиям, как, например, составление театральных программ (начало девяностых), затем, работа консультантом на Макинтош примерно в тот же период, реставрация звуковых архивов панк-рока (АДАПТАЦИЯ, ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА, ДК…) или работа на радиостанцию SpecialRadio, девиз которой — трансляция некоммерческой музыки (актуальной и не очень), без деления на стили и жанры:

«Это радио борется с современным российским шоу-бизнесом. Наши статьи очень популярны — более 3000 посетителей в день! Мы сопротивляемся. Ну конечно, официальные критики тут же объявили нас маргиналами, неонацистами, маньяко-шизоидами и проч… А ФСБ и вовсе поставило наше радио на прослушку, как впрочем, и мой собственный сайт! »

(перевод с французского с любезного разрешения автора)

———————
Ссылки по теме:
Официальный сайт С.Летова — : www.letov.ru/sergei.html
———————
Читайте также:

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.