Search for:
 

Theatre of Tragedy.

SPECIAL RADIO :: СПЕЦ ИНТЕРНЕТ РАДИО

Ангел и зверьки
Ангел и зверьки

Отдельным «божествам» готик-метал музыки от силы 15 лет. Не вдаваясь в подробности мрачноватых аспектов готической культуры вцелом, заденем эпоху её музыкальной составляющей самого начала 90-х. Искомая весовая категория на тот момент была зримо представлена сыроватыми, насквозь английскими My Dying Bride, Cathedral, Anathema, Paradise Lost и шведской командой Tiamat. Наследие Sisters Of Mercy было замешано на серьёзных и печальных дядях с гривами, мелких бюджетах, суицидальных текстах, doom-metal элементах и не особо изысканном вокальном рёве. Танцевать под такую музыку было сложно, только похмеляться, думать о хорошем — ещё сложнее. Но зачатки красивых художественных средств, редкое использование классических инструментов и юных девичьих голосов на подпевках со временем обещало закипание такого бульона до нужной температуры. Точка кипения пришлась в 1993 году на норвежский город Stavanger, место дождливое и в лучших традициях родины «тру блэк-метал» очень дорогое. Здесь и был сформирован первый состав группы Theatre Of Tragedy, наиболее удачно двинувшей в массы музыкальную готик-метал-концепцию «красавица и чудовище», т.е. равноценное использование женского сопрано и мужского дэт-метал гроулинга на фоне депрессивно-романтических мелодий. Сотни коллективов-последователей могут с тех пор бить челом за такое творческое откровение. Тысячи фэнов спорят до хрипоты о целесообразности всех последующих шагов TOT в развитии или разрушении найденого стиля. А шагали широко.

Наспех собранный коллектив в оригинале именовался «Suffering Grief». Состав комплектовался по ходу поисков постоянной репетиционной «точки». Сначала на троих соображали гитаристы Tommy Lindal и Pal Bjastad с вокалистом Raymond I.Rahonyi. Потом подтянулся самый младший, 15-ти летний клавишник Lorentz Aspen. На их объявление о поиске барабанщика вскоре откликнулся Hein Frode Hansen. Он недавно прибыл из Haugesund, оставив там горевать группу Phobia (позже Enslaved). Ритм-секцию через пару месяцев дополнил басист Eirik T.Saltro и расстался ради этого со своей грандж-командой Painthead. Компания подобралась воинствующе-мужская, ни о каких стенающих девах и речи не шло. Первым репетиционным шумом был грязный тяжёлый doom-death-mеtal c прожилками простейших мелодий и утробно завывающим Rahonyi. Принципиально материал строился вокруг клавишной мелодии, которую предлагал Лоренц. На неё вешались гитарные рифы, а всё остальное закреплялось джемованием. Удачной находкой на пути к созданию кардинально нового готического имиджа в истории музыки стали тексты на староанглийском языке. Список сочинений группы открыла в 1994 году песня «Lament Of The Perishing Roses». Первоначально она была написана только для мужского голоса, но идея использовать параллельно с грубым голосом Раймонда контрастное женское пение пришлась всем по вкусу. Так в группе появился седьмой участник, красивая девушка скандинавских кровей Liv Kristine Espenaes (с вокалистом Rahonyi её связывало не только желание музицировать). Вокальные способности и, не в последнюю очередь, ангельская белокурая внешность Лив убедили участников «Suffering Grief» сделать её полноценным членом коллектива и равноценным вокальным элементом в создаваемом материале. Примерно в тоже время изменилось и название группы. «Suffering Grief» было признано банальным. Следующая вывеска «Le Reine Noir» продержалась всего пару недель, пока окончательно не было выбрано «Theatre Of Tragedy». Осенью 94 подоспело первая безымянная демо-кассета, благодаря которой группу взяло под крыло руководство Massacre Rec. Полгода спустя, появляется дебютный альбом «Theatre Of Tragedy» (95). Его продюсировал небезызвестный Dave Swano (Edge Of Sanity, Nightingale). В рамках формирующегося и многообещающего стиля gothic-metal альбом становится заметным явлением, поскольку одновременно достигает сердец людей сразу из нескольких музыкальных «лагерей». Впрочем, пластинку оценили именно слушатели, в первый заход купившие 25 тысяч альбомов, и в последствие утроившие этот результат. Песня «A Hamlet For A Slothful Vassal» сразу становится «культом» и неотъемлемым треком любой indi/goth-вечеринки. Большинству соответствующих таблоидов комбинация брутальности и женственности в музыке норвежской группы показалась натянутой и не столь интересной. Конечно, тема любви и ненависти, немного религии и немного отношений между полами не являлись откровением, но публика, очевидно, давно ждала подобного сочетания романтики и злобных гитарных риффов; спрос на «красавицу и чудовище» вдруг порождает целую волну скандинавских и европейских групп, в большей или меньшей степени ориентирующиеся на Theatre Of Tragedy. Череду выбывших членов группы открывает гитарист Пал, его заменяет Geir Flikkeid. Первый этап биографии TOT довершает успешное выступление на фестивале «Wave Gothik Treffen» в Лейпциге.

Третий лишний
Третий лишний

Направление было задано. В 1996 году «трагичные театралы» преумножают успех первого релиза. Альбом «Velvet Darkness They Fear» становится шедевром готик-метал музыки и ставит группу во главе целого музыкального движения. Мрачные атмосферные композиции с тяжёлыми гитарами и чувственными вокальными и струнными пассажами создавали прямо таки гамлетовские картинки. На этот раз на путь истинный музыкантов наставлял более опытный продюсер Pete Coleman (Paradise Lost, Amorphis) в немецкой Commusication Studio. «Он дал нам тот необходимый пинок, чтобы мы научились лучше обращаться с нашими собственными идеями». «Velvet Darkness They Fear» имел более серьёзный коммерческий успех. Группе удалость создать клубный хит и классику готик-музыки «Tanz der Schatten». Этот сингл был раскуплен в считанные дни. Раймонд, обслушавшись Kraftwerk и прочей немецкой электроники, открывает у себя вкус к немецкому и начинает писать отдельные тексты на языке Гёте и Шиллера. «Норвежский язык тоже неплох. Если бы только его не использовала каждая третьесортная блэковая группа». В новых текстах теперь смаковалась «тёмная» эротика, секс и вампиризм, — готы были в восторге! Поэтические монологи Раймонда и Лив теперь украшали многочисленные витиеватые аранжировки, концертные представления Theatre Of Tragedy становились более театрализованными. Что, однако, не мешало команде исполнять песни в более жёсткой форме, чем в студии. На стадии завершения записи этого альбома в группе происходит новая потеря: у гитариста Томми Линдала случается кровоизлияние в мозг. В последующем турне в упряжке с Gorefest, Samael, Moonspell и Rotting Christ его временно подменяет гитарист Matze из Atrocity.

Историю о первом увольнении Лив из рядов группы знают немногие. Случилось это после того, как девушка окончательно осознала свою взрослую влюблённость в лидера Atrocity Алекса Крулла. Она заявляет Раймонду, что между ними всё кончено. Но при этом остаётся в ТОТ и даже едет в соместное турне с Atrocity и Das Ich. Вот тут её бывшего бойфренда «забычило», а остальные участники коллектива встали на его сторону. Пришлось вмешаться самому Круллу, который на тот момент не только стал новым мужчиной Лив, но и я влялся менеджером всего тура. Имел место мужской разговор между ним и Раймондом: вокалист Theatre Of Tragedy на некоторое время успокоился с уязвлённым самолюбием запазухой. А Кристин, продав квартиру, перебирается из сырого Ставангера к будущему мужу в экологически-чистую швабскую глубинку. Впрочем, отношения внутри норвежской команды были ясны и без афиш. «Она блондинка, и у неё есть сиськи. Все остальные участники группы — не такие красивые!» Вот и весь расклад. Как быстро люди забыли о том, что ещё пару лет назад они были ничем, и только сообща смогли хоть чего-то добиться!

Хотим на радио
Хотим на радио

Общественный интерес к Theatre Of Tragedy прогрессирует, объектом фавора делают именно Лив Кристин. Блондинку негласно выбирают лицом готик-метал. Её великолепное сопрано становится торговой маркой группы и причиной многочисленных походов «налево»- в разные годы с Heavenwood, Silke Bischoff, Immortal Rites, Das Ich, Genius, Cradle Of Filth. Наиболее серьёзное гостевое участие Лив в ту пору было отмечено на альбоме Atrocity «Werk 80». Готические интерпретации классики 80-х, мастерски исполненные Лив получают великолепные отзывы в прессе и место в Топ-30. Так что создание сольного альбома было лишь вопросом времени. «Deus ex Machina» выходит в марте 98 — атмосферный хрупкий электронный поп с намёком на Enya или Loreena McKennitt, лёгкими готическими настроениями, немудрёной инструментальной частью и супер-дуэтом в песне-сингле «3 ам» с вокалистом Paradise Lost Ником Холмсом.

Но у Theatre Of Tragedy была своя дорога. И по плану был выпуск мини-альбома «A Rose For The Dead» в 97 году. Тогда же полностью меняется гитарная секция: теперь терзать струны были призваны Frank Claussen и Tommy Olsson. Лив пока являлась важной частью группы и продолжала много времени уделять текущим делам основного коллектива. Новые гитаристы модернизировали музыку ТОТ в сторону куплетно-припевной формы, хитовых повторяющихся припевов и более универсальной мелодики. Теперь все члены группы были задействованы в сочинительстве. Это создавало ряд трудностей из-за частых нестыковок вкусовых предпочтений внутри общего котла. Всё таки Madonna плохо увязывалась с Joy Division или Samael. Альбом «Aegis» со стартовым синглом «Cassandra»(98), концептуально посвящённый великим мифическим и историческим женщинам, становится коммерческой и, по мнению критиков, музыкальной вершиной коллектива, крепким мостом между готикой и хэви. Пластинка попадает на 40-е место в германских хит-парадах, выступление группы на фестивале Dynamo транслируется по Viva 2. А важнейшие музыкальные журналы помещают группу (конечно в лице Лив и Раймонда) на свои обложки. Записью альбома снова занимался Пит Колеман в известной Woodhouse Studio; на этот раз ему удалось добиться от коллектива узнаваемого, коммерчески жирного звучания. Агрессивные аспекты музыки Theatre Of Tragedy практически сошли на нет, зато преимущество получили ритм и меланхолия. Фэнов шокировало,что Раймонд перестал надрывать связки: его и без того не особенно музыкальный голос в чистом виде гораздо лучше дополнял ангельские трели Лив. «Чтобы стать успешным, надо убедительно отыграть много шоу и привлечь внимание фэнов из других жанров. Последнее- как раз то, чего нам бы очень хотелось достичь».

Мода!
Мода!

Следующий этап в развитии TOT тоже оказался нескучным. Группа много колесит по Европе, издаёт пару синглов, теряет гитариста Олссона (он занялся семьёй и собственным коллективом Elusive) и бассиста Салтро (сначала его заменяли сессионным музыкантом, потом перешли на компьютер). В разгар работы над новыми песнями в 99 году у норвегов обостряются отношения с издающей компанией Massacre. Это в итоге выливается в задержку выхода готового альбома и подписание нового контракта с EastWest и Nuclear Blast. Перед старым значком у группы осталась пара долгов, которые позже были компенсированы изданием мини-альбома «Inperspective» с ремиксами и сомнительной необходимости концертного альбома «Closure:live». Очередной полноценный релиз «Musique» наконец увидел свет в 2000 году и вызвал в рядах фэнов такой же раскол, как и в случае с альбомом «Host» группы Paradise Lost. Новый имидж, новый мажорный лейбл и совершенно новая творческая оболочка — танцевальный gothic-electro-pop с гитарными рифами. Несмотря на уверения участников о непродажности души и сохранении идеалов Theatre Of Tragedy, люди просто стали делать другую музыку, техногенную, модную и компактную. Модную, разумеется, не в масштабах планеты. «В Норвегии хорошая сцена, много интересных музыкантов, но, к сожалению, слишком много засранцев, покупающих мэйнстрим. Норвежские артисты в любых жанрах уважаются где угодно, но только не в родной стране». Северный ветер дул именно отсюда. В текстах теперь присутствовала сплошная машинерия: роботы, технологии, место пиплов в мире механизмов и т.д. Все электронные наработки времён «Aegis» были использованы здесь на полную катушку. На первый сингл «Image» был снят активно ротируемый впоследствие клип в dirty-cyber стиле и резким визуальным контрастом между модно-виниловой Лив и остальными «грязными» готик-метальными мужиками из TOT. Что касается двухголосья в «Musique», то Раймонд теперь максимально механизировался, а Лив добавила в своё сопрано роковой экспрессии и низкого пения. Красавица к тому времени успела запустить ещё один соло-сингл «One Love» — красивую балладу, ставшую заглавной темой одной из серий популярного немецкого криминального сериала «Schimanski». Но это была уже категория журналов типа «Bravo». Девушка по-прежнему оставалась единственной из «театралов» с музыкальной деятельностью на стороне.

Комплект песен под общим названием «Assembly» появился в 2002 году.Основными идеями песен музыканты обменивались по электронной почте, сидя по домам и сочиняя на собственных мини-студиях. Лив на сей раз выполнила основные работы по вокалам и существенно помогла с текстами Раймонду, который так и не научился за все эти годы петь. Привести всё в удобоваримое состояние доверили топовому финскому продюсеру Hiili Hiilesmaa. Парень прославился тем, что создал звук HIM, Sentenced, The 69 Eyes и Moonspell. Музыкально «театралы» ещё больше углубились в технологии и «синтетику» и научились с ними грамотно обращаться. Поэтому «Assembly», несмотря на откровенную облегчённость, воспринимался менее коряво и логически более обоснованно. «Это слабоумие — приписывать нам коммерцию. Иначе мы бы продолжали лепить готик-метал!» Новый гитарист Vegard K.Thorsen не утяжелил и не умастил звуковое полотно норвежцев супер-риффами. Приоритетом группы это уже перестало являться. «Весь этот хэви-метал — сплошной имидж, — говорит клавишник Лорентц. — В этот раз мы хотели сделать песни, которые быстро и кратчайшим путём усваиваются». Так и получилось — легко вошло — легко вышло. И ничего не запомнилось, только псевдо-модная красно-белая обложка.

Засилье брюнетов
Засилье брюнетов

Второе и последнее увольнение Лив прошло более успешно в 2003 году, даже без объяснения причин. После 10 лет совместной карьеры и более 500 тысяч проданных альбомов пути блондинки и Раймонд сотоварищи окончательно разошлись. Лив при поддержке мужа и остальных участников Atrocity тут же организовала проект Leave’s Eyes, родила сына, выпустила уже два успешных альбома и готовит сейчас новую сольную работу. Оставшиеся брюнеты из Theatre Of Tragedy понимали, что даже с имеющимся талантом но без сисек такой проект дальше двигать не имело смысла. Уж больно раскручено имя, и хватает былых романтических заслуг. Новой фронтвумэн с 2004 года и по сей день заявлена некая Nell, чей приятный голос можно услышать на первых официальных демо в Интернете. Намёк на новый альбом наповал не сражает, но рамки кибер-электро-готик-рока вполне охватывает. Новый «театральный» сезон пока никто не отменял.

www.theatreoftragedy.com

Ян Федяев.


ЧИТАЙ ТАКЖЕ: Интервью с лидером группы Theatre of Tragedy Специальному радио >>>

Читать другие очерки >>>

 

 

 

 

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.