Search for:
 

Judas Priest, часть 2


Ripper is here

Оставшись без вокалиста, JUDAS PRIEST ушли в отпуск, во время которого Гленн Типтон выпустил сольный альбом “Baptism Of Fire”, записанный при участии многих известных музыкантов, от Билли Шихана (Billy Sheehan, MR. BIG) до Джона Энтуистла (John Entwistle, THE WHO). После “Painkiller” Халфорд ментально находился на перепутье. С одной стороны сам этот диск был гораздо яростнее и круче всего, что делали “джудасы” до того. С другой стороны на пятки давил thrash-metal, смутно зарождалась альтернатива, а новшества в звукотехнике провоцировали развитие индустриальной музыки. У Роба созрели и оформились идеи, до поры остававшиеся в загашнике. Скорее всего, он планировал Fight всего лишь как сайд-проект, к которому планировал привлечь нового ударника Judas Priest, скоростного и дикого американца Скотта Трэвиса. Судьбе было угодно перевернуть карты. Впрочем, кроме Трэвиса, у Роба нашлись и другие единомышленники, правда, в то время напоминавшие хороший материал для лепки. Вернувшись после последнего (как оказалось) турне Judas Priest в Феникс, где он тогда обитал, Халфорд делал очередную татуировку в салоне парня по имени Джей Джей. Оказалось, что тот в свободное время балуется басом в хард-кор-группе Cyanide. Из чистого любопытства Роб пришел на концерт команды, который настолько ему понравился, что он предложил Джею всестороннюю поддержку.

Однако уже через несколько месяцев решение пришло само собой: взяв за основу Джей Джея, гитариста тех же Cyanide Брайена Тилса и другана Скотта Трэвиса, наш герой являет миру Fight, а в 93-м официально разрывает со своей прежней командой. “War of Words” (93) стал мощнейшим ударом по тем, кто сомневался в способности Халфорда выжить без Judas Priest. По большому счету этот альбом – Халфордовский вариант Judas Priest, а вернее – то, как он видел будущее этой группы. Более мощный и экстремальный, наполненный тяжеленным трэшем и индустриальными ритмами, с жесткой агрессивной лирикой. “Fight имеет дело с реальной жизнью, тогда как лирика Judas Priest всегда была романтической, – говорит Роб. – В этом нет ничего плохого, я люблю все альбомы Judas Priest. Музыкально Fight тоже брутальнее и эмоциональнее, особенно это видно по “живым” выступлениям”. Уже в первых турне группы, будь то небольшие клубы или стадионы, где ребята Халфорда отоваривали металфэнов совместно с Metallica и Alice In Chains, взрывной и дышащий опасностью материал “War of Words” практически сразу сколотил вокруг группы армию поклонников. Как старых фэнов Priest, так и молодое поколение, тянувшееся к музыке Biohazard, White Zombie и Machine Head. “Многие поклонники Judas Priest понимают меня, у многих теперь есть не только диски этой группы, но и Fight. Наверняка, есть и те, кто готов убить меня, да. Но в целом реакция металлеров положительная”.


Снова вместе

В те дни Роб был внутренне спокоен и умиротворен, хотя бурлил деятельностью и кипел идеями. Еще бы! Ведь Fight была его детищем, он мог лепить из этого проекта всё, что ему заблагорассудится. Однако, и новая группа дала Робу огромный толчок к реализации его творческих устремлений: «Это словно новая семья…» Мда. Пока Халфорд генерил, Judas Priest потихоньку покрывался плесенью на полках фэнатов. Однако, активные слухи, касающиеся развала группы, все оставшиеся участники резко отметали. “Считайте, что мы находимся в отпуске, мы долгое время трудились, отдавая все свои силы, и теперь хотим немного отдохнуть, – с улыбкой отшучивался Джей Джей. Тем не менее, в кулуарах парни весьма ревностно относились друг к другу. Хэлфорд: “Знаете, а ведь это Priest толкнули меня на это, – признавался он. – Они не понимали и не хотели понять то, что я пытался сделать. Если в группе возникала проблема, ее решали быстро и без дискуссий. Поначалу я не прочь был вернуться в Judas Priest, но вот только они уже не хотели моего возвращения”. Теперь Гленн Типтон твердит на каждом углу: “Лучшее, что когда-либо происходило с его группой, это его уход». Понять Типтона и остальных «пристов» не сложно, но это не дает нам права оставлять без внимания и устремления Халфорда, его попытки вырасти из пусть и не таких уж плохих, но явно тесноватых одежек, которыми «снабжали» его Judas Priest. Хотя Роб не держал особой обиды на прежних «корешков», тем не менее, ему пришлось подать в суд на «раздел имущества»: «Я отдал этой группе 20 лет и считаю, что имею право на компенсацию за всё, что идет под маркой Judas Priest». Этот раздел обрушил на голову Халфорда массу проклятий преданных Judas Priest поклонников.


С прежней силой

До выхода второго альбома Fight побаловались с электронизацией своей музыки, выпустив EP «Mutations», куда вошли «живые» и ремикшированные треки с «War Of Words», а также некоторые хиты из «пристовского» прошлого. Поистине, эта группы была полигоном для творческих позывов Халфорда. Тем не менее, памятуя о том, как небрежно в последние годы относились собратья по Priest к его идеям, он не мог позволить себе столь же пренебрежительно игнорировать стремления других (пусть и совсем молодых) членов Fight к самовыражению, тем более что ребята имели собственные «виды» на ее будущую музыку. Более всего это ощущаешь, втыкая в проигрыватель второй полноценный диск команды «A Small Deadly Space». Критики не слишком оценили альбом, хотя он интересен и необычен, прежде всего, ритмически. Его мелодии непросты, таких никогда не было у Judas Priest. Похоже, на этот раз Роб попытался перепрыгнуть себя, и с помощью друзей у него это получилось. Он стал иным, он полностью оторвался от цепей прежних лет, он понял, что может творить всё, что пожелает. Будущее лежало у его ног. Иным был даже сценический имидж Fight: почти никаких свето-лазерных эффектов, всё жестко, лаконично и скрупулезно: шесть мрачных чуваков, занятых своим нелегким, но убедительным делом – изгнанием всяческих иллюзий из ошарашенных слушателей!

Вторая половина 90-х, как известно, принесла мало утешительного на металлическую сцену: хэви-группы теряли популярность, теряли контракты, теряли музыкантов. Бал правили альтернативные и индустриальные составы. Халфорд, оказавшийся не у дел после роспуска Fight, решил попробовать силы и здесь, тем более что эксперименты с электронным звуком и индастриал-ритмами были ему уже знакомы. Уже в 96-м он написал электронные демо, которые упали на уши небезызвестного Трента Резнора, продюсера и лидера Nine Inch Nails. Последний был настолько впечатлен, что подписал Роба на выпуск диска на своём лейбле Nothing Records. На тот момент у Халфорда остался лишь один соратник — гитарист Джон Лоуэри, поэтому проект так и назвали – Two. Все остальные партии исполнял компьютер. Резнор не только спродюсировал альбом, но и осуществил солидный промоушн. В 1997 году появился первенец Two, названный “Voyeurs”.


Россия говорит спасибо

В мае 1996 года Judas Priest положили конец многочисленным слухам и домыслам, представив миру своего официального нового вокалиста, американца Тима “Потрошителя” Оуэнса (Tim “Ripper” Owens, Winter’s Bane, Twist of Fate). С приходом Тима Оуэнса железные бирмингемские монстры вроде как задышали и выпустили альбом «Jugulator» (97). Гленн Типтон просто в восторге: “Он способен воспроизвести что угодно из классики «пристов», и в то же время открыл новые измерения для нас, хотя мы при этом всё равно остаёмся сами собой. Как автор и продюсер нового альбома я доволен диапазоном его голоса”, Мир узнал имя счастливчика, заменившего Хэлфорда. После семи лет бездействия группа начала новую жизнь. Новое лого, новый вокалист, новый лейбл, новый звук. А что же Халфорд? Судьба Two оказалась намного плачевнее Fight, публика не могла простить бывшему «Богу Металла» флирт с техно-музыкой (он и говорить-то на эту тему не слишком любит). Но всякий опыт положителен, согласитесь. Даже отрицательный. В том же 1997 Роб Халфорд задумывает возвращение к корням в виде именного проекта Halford. Для этого и нужно-то было немного: добрячие тяжелые риффы, да пара-другая единомышленников. “Я снова дома, в мире heavy-metal, где родился как музыкант, и где, надеюсь, завершу свою жизнь” – словно в оправдание мямлил Халфорд. Что на самом деле происходило с 96-го по 99-й в голове и, особенно в душе Халфорда, мы никогда не узнаем: такие вещи не принято выставлять на всеобщее обозрение. Более важен результат! Альбом “Resurrection” оказался хорош; он одинаково порадовал фэнов и критиков (“Пожалуй, лучший, альбом Judas Priest, которого они никогда не делали” – так охарактеризовало “Resurrection” английское издание Classic Rock), доволен был и Халфорд. Настолько, что на полгода рванул в дорогу, проведя более 90 концертов в Европе и Америке, зацепив Японию. Финал этого беспрецедентного тура проходил в Бразилии на глазах двухсот тысяч металлхэдов. Тем временем, сами Judas’ы тоже не отставали. Новый фронтмэн весьма успешно воплощал как старые идеи, так и новые наработки. Но, честно говоря, нового-то особо и не было, ибо все последующие альбомы, “Live Metldown”(98), “Demolition”(2001) фактически нещадно эксплуатировали идеи, взращенные еще при Халфорде, но с прогрессивными замашками. Были и успехи – “Demolition”, протаранил чарты уже на 6 неделе, получил золото. В этом плане, Халфорд времени не терял. В 2002, перед погружением в новый альбом, Halford выпустили двойной CD “Live Insurrection”, порадовав фанатов “живого” звука, а потом приступили к “Crucible”. И если “Resurrection” был не просто отличным альбомом, но и “заявлением о намерениях”, то новый диск протоколировал и реализовывал эти намерения. Он записывался почти год в разных штатовских студиях тем же составом. “Crucible” гораздо жестче и прямолинейнее, но построен на тех же конфликтующих лидер-гитарах и заводном ритме. Вот что сам виновник торжества говорит по поводу “Crucible”: “Мне кажется, этот альбом ближе именно металлической аудитории. К тому же, он отражает те стороны heavy-metal, которые близки мне самому. С «Resurrection» мы вернулись к металлу. Было важно не только закрепить его успех, но не сделать из него «Resurrection-2». Проще, конечно, прилепиться к успешной форме и не пытаться что-то изменить. Но я люблю неожиданности. Раз уж меня называют Metal God, то я хочу, чтобы с каждым новым альбомом металлеры не только узнавали – да, это он, Роб Халфорд, – мне необходимо, чтобы они удивлялись. Тогда я и сам пойму – да, это я, Роб Халфорд. За свою долгую карьеру я часто это делал, и, надеюсь, мне опять это удалось. Я 32 года на этой сцене, но каждый раз я должен оправдывать ожидания моих слушателей. Я не имею права подводить их”.


А ещё громче можешь?

В середине 2003 года Халфорд отправился в очередное полугодовое мировое турне. Шоу Halford проходили в основном в клубах и посещались истинными металлюгами и верными поклонниками. Это настоящий алтарь NWBHM, это настоящее «мясо» металла, как со стороны зрителей, так и со стороны групп-участниц, в числе которых были Testament и Immortal, Primal Fear и Carnal Forge, Behemoth и Amon Amarth. “Хорошо возвратиться на сцену после нескольких лет молчания, тем более, что вместе с нами играют команды, у которых не очень-то большие шансы на частые гастроли в Штатах и Канаде. Эти группы очень разные, так что мы на сей раз привлекли очень разных поклонников металла”. Почувствуйте это, поверьте этому. Роб Халфорд не пытается установить новые стандарты для heavy-metal, он сам – heavy-metal. И не пытайтесь назвать это металлом нового века. Нет, эта музыка вне времени и вне ценностей. “Да, я тоже люблю быть в центре внимания, но не поймите меня превратно. В этой группе (о Judas Priest) нет тех, кого принято называть «рок-звездами». Нет ничего важнее жизни: все мы из Бирмингема, а это промышленная Англия. Моя семья была бедной, и в детстве я насмотрелся на всякое. Большинство хэви-групп – выходцы из таких мест, и память о тех днях заставляет нас смотреть на вещи с нормальных позиций. Heavy-metal для белых – все равно, что блюз для черных”. Но самое интересное произошло чуточку позже, а именно – под давлением многочисленной армии поклонников, минуя собственные амбиции, мистер бродяга-Халфорд, Гленн Типтон и Джей Джей – решили воссоединиться. Нет, не то чтобы Тим Оуэнс не оправдал возложенных на него надежд, – нет. Просто они наконец-то поняли, что Халфорд – это Judas Priest , а Judas Priest – это Халфорд.

“Пластинка “Angel Of Retribution” была настолько долгожданной, что единственным верным способом ее создания могла быть только медленная, вдумчивая работа над ее написанием и подбором музыкального материала. Все должно было идти естественным образом, и именно это нам удалось. Я считаю, что это один из лучших альбомов группы, музыка получилась на века!”. Знаете, кто это сказал? Не кто иной, как Гленн Типтон о последней работе группы. Альбом получил лестные отзывы как со стороны критиков, так и от многочисленной армии обожателей. А твердая позиция в Tоп-10, – лишнее тому подтверждение. И понеслись металлические боги по бескрайним просторам земного шарика. После гастрольного тура по Японии, было запланировано турне по Соединенным Штатам, в поддержку долгожданного релиза и европейское турне, которое закончилось только в апреле 2006 года. Пожалуй, стоит назвать их по именам: мистер Роб Халфорд (вокал), мистер Джей Джей Даунинг (гитара), мистер Гленн Типтон (гитара), мистер Ян Хилл (бас-гитара) и мистер Скотт Тревис (барабаны). Именно эти “дяхоны” взорвали своим выступлением “Лужники” 27 ноября 2005 года. Итак, они снова вместе, а дальше то что? “Я отношусь к нашей новой записи, как к началу чего-то большего, и, ни в коем случае, не как к концу нашего творчества. На сегодняшний день коллектив Judas Priest ничем не обделен в творческом плане. Энергии и энтузиазма у нас хоть отбавляй, гораздо больше, чем было в прошлые годы” – успокоил фэнов Гленн Типтон. Для большей уверенности ему подыграл и сам Халфорд: “Angel Of Retribution” – это первая пластинка из многочисленных, запланированных нами на будущее. До тех пор пока мы заинтересованы в том, чем занимаемся, у Judas Priest нет необходимости ни в чем другом, у нас все есть”. А будущее подоспело быстро и незаметно, в гастролях, переизданиях (например, DVD “Riding In The East” и бокс-сет “Metalogy”) и организации Халфордом собственного лейбла, на котором он собирается увековечивать всё, что связано с его сольной деятельностью. Но ради Judas Priest он откладывает запись очередного альбома проекта Halford до 2008 года. На повестке дня – запись новой концептуальной пластинки его родного коллектива. А посему, точку ставить еще рано, скорее всего, это многообещающее многоточие.

Траур/Ян Федяев

Сайт: www.judaspriest.com

Читать другие очерки >>>

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.