Search for:
 

Dead Can Dance (Часть 2)

В 1994 году любителей музыкального космоса Dead Can Dance ожидали сразу два релиза. Во-первых, Лиза Джеррард отважилась на полноценный сольный эксперимент и записала альбом “The Mirror Pool”. Отзывы пошли приличные: было выпущено два сингла “Live” и “Sanvean”, а так же Tour-Book по следам её сольных концертных выступлений. Материалом для “The Mirror Pool” стали идеи, которые по разным причинам не реализовались на альбомах Dead Can Dance. «Мы собрали их вместе в форме пышно оркестрованных композиций и вещей, изначально сочинённых для вокальной музыки, — рассказывает Лиза. — Эти акустические треки сыграны на греческой базуке, китайском инструменте yang chin и живых перкуссиях, включая дерабуккас, хлопки в ладоши, тамбурины, барабаны, цимбалы, индийские колокольчики и многое другое. Так же присутствуют фрагменты, созданные из инструментальных сэмплов. Оркестровую музыку сочиняла я сама на компьютере в моей домашней студии, используя семплы. Затем John Bonnar всё перевёл в ноты. Он так же дирижировал и записывал Викторианский Филармонический оркестр в студии Eaton в Мельбурне. Вокальные партии я записывала с оркестром живьём, а акустические фрагменты – у себя дома».


Лиза и Брендан

Вторым релизом 1994 года оказалась первая официальная концертная пластинка Dead Can Dance – 15-трековый “Towards the Within”. Диск был записан во время аншлагового гастрольного тура австралийской команды в поддержку релиза “Into the Labyrinth”, в зале California’s Mayfair Theatre в Санта-Монике. Концертная деятельность DCD, вернее, то, что они исполняют на сцене – отдельная история. «Есть композиции, которые я бы не хотела никогда записывать. Потому что я не хочу заключать их в клетку неизменности, — как всегда высокопарно и романтично изъясняется Джеррард. – Я хочу оставить их изменяемыми объектами, чтобы иметь возможность снова и снова измерять, где ты сейчас музыкально находишься, а им – раскрываться перед тобой». «На концертах мы мало чего исполняем с наших альбомов, — поддерживает коллегу Перри. – У нас есть система, по которой мы представляем только опорные структуры, оставляя пространство для импровизации. В этом процессе ты можешь достичь некоторых опасно красивых музыкальных моментов». То же самое случилось и с “Towards the Within”. Он продемонстрировал, что магию Dead Can Dance на самом деле крайне сложно воспроизвести в студийных условиях. Каждый фрагмент их выступления представляет собой живой, постоянно развивающийся организм, который с каждой минутой исполнения обрастает всё новыми и новыми мышцами. Только 4 из представленных на “Towards the Within” треков были ранее изданы, включая “Сantara” и “Yulunga (Spirit Dance)”. Перри продемонстрировал ряд почти сольных номеров с акустической гитарой, среди которых фаворитом является милая песенка “American Dreaming” и завершающая сет, мистическая “Don’t Fade Away”. Gerrard блеснула в треке “Tristan” и выдала завораживающий красивый номер “Sanvean” со своего сольного альбома. Неожиданным кавером стала песня Sinead O’Connor “I Am Stretched on Your Grave”, исполненная Бренданом. Впрочем, самым захватывающим треком здесь можно признать стартовый “Rakim” с интригующим заходом и обилием перкуссий. Стоит ли говорить, что видео-версия “Towards the Within” представляет собой отдельное удовольствие – захватывающее зрелище от начала до конца. Так что, особо упорные любители музыки группы в курсе наличия большого количества концертных бутлегов Dead Can Dance, как видео, так и аудио.


Микрокосмос Dead Can Dance

К моменту выхода последнего полноценного студийного релиза Dead Can Dance “Spiritchaser”(96), активизировалась танцевальное сообщество Британии: проекты Black Grape и Future Sound of London засемплировали некоторые работы DCD. На “Spiritchaser” дуэт решил отойти от условно обобщающей кельтской трагичности предыдущих альбомов и обратился к африканской и южно-американской музыке. Здесь доминировали ритмические структуры (в записи приняло участие порядка десяти перкуссионистов всех мастей), необычные звуки, как бы природного происхождения, и магическая заунывность. Основным инициатором музыки снова был Перри, но и без Лизы не обошлось. Некоторые критики утверждают, что в альбоме чувствуется окончательный творческий предел совместного сочинительства Лизы и Брендана, но почему-то такой кайфовый сплав электронного модерна и шаманской архаики, гениально раскручивающегося мелодического действа на фоне грамотного этно-бита в их сольных работах слушателям на сольных релизах услышать так не удалось. Это была именно квинтэссенция Dead Can Dance, работа дуэта, где каждый по своему сдерживали «причуды» друг друга. Альбом можно слушать без отрыва целиком, начиная с африканских плясок вокруг костра в ночной саванне “Nierika” и 10-минутного tribal-эпика “Song of the Stars” и заканчивая выпущенным отельным синглом номером “The Snake and the Moon” и безразмерной финальной “Devorzhum”.

Две половинки единого целого

Закончив раскрутку диска “Spiritchaser”, дуэт разбежался по своим континентам, заниматься каждый своим делом. Lisa озадачилась новой сольной пластинкой, с чувством, с расстановкой. Она объединила свои творческие усилия с австралийским клавишником Pieter Bourke и в 1998 году выдала альбом “Duality”, который многие по ошибке признали за новый релиз DCD. Ещё в 1997 году Лиза пригласила Питера в свою домашнюю студию, чтобы тот поинженерил и сыграл на перкуссиях в нескольких её новых песнях. Но после записи пары треков, оба музыканта поняли, что из этого может вырасти нечто большее. «В основном, наше сотрудничество заключалось в сочинительском плане, — вспоминает Джеррард, — Это было особенно интересно для нас, потому что выяснилось, что Питер был силён в тех вещах, в которых я «плавала», и наоборот». Борк рассказывает: «Я думал, что проведу там от силы три недели, а в результате провёл целый год в очень интенсивной работе». Слушатель снова имел дело с медленно движущейся, расслабляющей музыкой, созданной из голоса, всевозможных перкуссий, сэмплов и электронных клавишных. « “Duality” – классический альбом, потому что поскольку он абстрактный от природы, и представляет собой для каждого индивидуума уникальное путешествие в мир звуков, — характеризует свою работу Лиза. – Но он и современный, поскольку это мозаика культурных влияний и голос всего того, с чем мы экспериментировали в течение 20 лет занятия этим ремеслом». Ведущим синглом пластинки стала песня “The Human Game”, и хотя к качеству и чёткой индивидуальности реализованных треков было не придраться, ощущения уникальности, присущей Dead Can Dance, не возникало.


Каждое шоу – эксклюзив

Творческий союз Dead Can Dance неожиданно развалился в 1999 году, когда проект приступил в привычной Ирландии к записи новой пластинки. Об этом никто особенно не хочет говорить, но из ряда источников известно, что имел место скандал между Лизой и остальными музыкантами. Он перерос в крупную ссору, и госпожа Джеррард, плюнув на новые песни, укатила в Австралию. Все запланированные гастроли были отменены, и люди с грустью в сердце потянулись в кассы сдавать билеты. В официальном пресс-релизе 4 AD было пресно указано, что, мол, захотели музыканты сконцентрироваться на своих соло-проектах, и всем спасибо ляля-тополя. А на самом деле, наверняка, друг другу чуть глаза не выгрызли. Единственный трек, который Брендан и Лиза успели записать – “The Lotus Eaters”. Ему суждено уже дважды быть официально изданным: в составе бокс-сета “Dead Can Dance (1981-1998)” и среди нескольких раритетов двойного сборника “Wake”(2003). Так и не родившийся альбом обещал стать очередным ярким событием в мире all-world-all-time-музыки. По-другому бы и не случилось. Всё-таки есть что-то в совместном материале Dead Can Dance, чего не смогли достичь в последствие в своих сольных работах Брендан и Лиза. А они пытались. Лиза, после выпуска с австралийским клавишником Pieter Bourke альбома “Duality”, работала с Orbital, Denez Prigent, частенько пописывала музыку для звуковых дорожек к голливудским фильмам. На этом поприще певица заработала несколько серьёзных наград: Golden Globe и номинации Grammy за музыку к фильму Ханса Циммера “Gladiator”. В числе других картин стоит назвать “Ali” и “The Insider” (c Pieter Bourke) и “Whale Rider”. В 2004 году появляется её совместная с Patrick Cassidy пластинка “Immortal Memory”. Перри так сильно не усердствовал, записал одну сольную пластинку “The Eye of the Hunter” и покатался с презентационными концертами пару лет. К слову, записывать её он начал аж в 1995 году, но довёл до ума только сейчас. Ныне живёт в Ирландии, в местечке Belturbet с 70 милях на север от Дублина. Работает себе в радость преподавателем в школе самбы (Quivwy School Of Samba) и периодически проводит рабочие семинары в старой студии Dead Can Dance (Quivwy Church). Эта студия, кстати, представляет собой 150-летнюю церковь, и здесь записывались почти все альбомы этого великолепного коллектива, среди сельских пейзажей, полей, и постоянно жующих овец и коров.

Снова вместе. Не на долго

И вдруг – совместное турне в 2005 году, полноценное, по Европе и Северной Америке! Чтобы хоть немного извиниться за поруганное ожидание своих верных поклонников, Dead Can Dance выпустили лимитированные издания (по 500 экземпляров) тринадцати своих концертов (плюс, компиляцию “Selections from Europe 2005”), на которых, в том числе, исполнялись ранее неопубликованные ни в каком виде песни. Не просто CD-R нашлёпки, а эксклюзивные заводские релизы в стильном исполнении. Конечно же, нашлись желающие подсобрать «зелени» на этом возвращении. Появляется альбом “Memento: The Very Best of Dead Can Dance”, грубо говоря, общипанная до одного CD версия всех предыдущих сборников группы. Но воспрявших духом поклонников дуэта ждало повторное разочарование, пусть и слегка сглаженное целой серией концертных альбомов. Объединение творческих усилий Лизы и Брендана носило исключительно разовый и сугубо концертный характер. Взбодрились, покатались, освежились, и хватит. Совместная студийная деятельность не планировалась, у каждого по отдельности уже развивалась сольная карьера, и каждый дорожил этой самостоятельностью. Сразу по завершению этих супер-успешных в масштабах Dead Can Dance гастролей, Лиза Джеррард поспешила заявить, что никаких совместных записей не будет, и что, мол, за долгие годы они с Бренданом Перри музыкально друг от друга слишком отдалились, и эти различия представляются им непреодолимыми. Конечно, в истории музыки таких точек над «и» было натыкано много. Но на практике, можно пересчитать по пальцам группы такого уровня, оставшиеся навсегда в непримиримом разводе. Так что, пожуём-увидим, если к тому времени ещё будет, чем жевать.

Ян Федяев

Сайт: www.dcdwithin.com

Читать другие очерки >>>

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.