Search for:
 

Lake of Tears

«Сочинение песни – долгая ментальная битва, но короткий физический шаг»
D.Brennare

Дети скандинавских цветов

Всё хорошо, что хорошо, кончается. Ещё лучше, когда это «кончается» является переосмысленным продолжением, наслаждением от получения нового шанса и осознанием своего бытия именно в этом грёбаном времени и именно в этой самой жизни, где тебе, не смотря на невзгоды, есть место. Неисправимые меланхолики от рока наверняка были рады, когда, так же тихо, как и ушла, в строй вернулась шведская doom-rock группа Lake of Tears. Этот коллектив настолько бесхитростный и житейский, что, вникая в их творческое послание, проникаешься какой-то тихой радостью оттого, что люди, оказывается, умеют ценить то, что имеют, рады тому, что есть, рассчитывают только на себя, довольствуются малым, оставаясь при этом счастливыми. Скромно фантазируют в своих сказочных, никому не причиняющих боль мирах. И у них ещё есть достаточно энтузиазма и подзарядки, чтобы двигаться вперёд. Конечно, не все поддерживают такое хиповое непротивление злу. Но, в конечном счёте, каждый делает свой выбор, верно?

Как и многие другие шведские метал-группы, которые окуклились в самом начале 90-х годов, и готовились стать в ближайшее время типа бабочками, Lake of Tears сначала лабали непримечательный любительский black-death-metal в группе Carnal Eruption. «Да, мы все вышли из этой сцены и групп, которые нам нравились: death-metal и тех, которые можно назвать началом gothic-metal, — говорит гитарист Daniel Brennare. — Это было то, с чего мы хотели начать. И хотя в самом начале было очень сложно, мы старались искать свои пути в музыке. Мы вообще не сатанисты, но то были наши корни. Не по-серьёзке, конечно, но тогда такая была у нас атмосфера. Не знаю, счастлив ли я с этим или нет, но мы всегда старались быть хорошими, неагрессивными парнями. Хороший вайб важен». В составе вышеозначенной шайки-лейки значились Daniel Brennare (гитара, вокал), Jonas Eriksson (гитара) и Michael Larsson (бас-гитара). После присоединения к ним барабанщика Johan Oudhuis из дружественной группы Forsaken Grief, было принято коллективное решение преобразовать формат и поиграть что-нибудь более задумчивое и хардОвое. Было достаточно быстро записано первое демо, которое привлекло внимание шведского лейбла Black Mark Records. Не долго думая, музыканты поставили свои подписи под контрактом на запись пяти пластинок, и засели в декабре 1993 года с лидером группы Cemetary Mathias Lodmalm и продюсером Thomas Skogsberg в культовую Sunlight Studio. Общими усилиями был создан первенец Lake of Tears, альбом “The Greater Art”(94). Всё напоминало нечто среднее между ранними Cemetary и Tiamat, со знаменитым гитарным «песком» Sunlight Studio. Тем более, что Лодмальм и Скогсберг и подпевали там, и на гитарах солировали. Технические данные Lake of Tears и вокальные данные Даниэля ещё требовали серьёзной доработки, но качество самого материала уже обращало на себя внимание. После нескольких промо-мероприятий, группа быстро озадачилась новыми песнями. Смекнув, что на звуке Dismember и иже с ними далеко не уедешь, Lake of Tears свой второй альбом “Headstones” (95) записывали в студии Wavestation в местечке Ljusne. Результат не заставил себя долго ждать, — материал зазвучал массивнее и презентабельней. Быстро прогрессировало и осознание собственного «Я». Использование минимума гитарной виртуозности в угоду висящим квинтам и восхищающие простотой мелодии уже не просто обращали на себя внимание. Интересующийся люд всё глубже проникал в загадочные миры Lake of Tears, с терзающим душу демонами, воронами, пламенем и т.д. Там было интересно. Выделялись треки “A Foreign Road” и “Sweetwater”, но в целом, за счёт хард-фолковых треков “Raven Land” и “Headstones” мощь равномерно растекалась по всему альбому. Энергетически ещё неслабо качал потенциальный концертный боевик “Burn Fire Burn”, а финальная эпическая композиция “The Path of the Gods” на 13 с лишним минут служила неожиданной серьёзной заявочкой. Лирически Daniel продолжал гнать пургу о фантастических мирах, а чаще всего сочинял странные абстрактные тексты, смысл которых всегда затруднялся объяснять в интервью. Что, собственно, и по сей день составляет важную имиджевую часть коллектива.


Шоу продолжается

В процессе гастролей, посвящённых презентации “Headstones” в Европе, Lake of Tears выступали на одной сцене уже с довольно известными актами: Rage, Savatage, The Gathering, Edge of Sanity. Устав от разъездов и необходимости что-то в положенные сроки сочинять и записывать, группу покидает гитарист Jonas; оставшиеся музыканты решили продолжать дальше в составе трио. При участии пары гостевых музыкантов, шведы записывают свой самый жирный альбом “A Crimson Cosmos” (97), почти целиком состоящий из «классиков»: “The Four String of Mourning”, “Boogie Bubble”, “Cosmic Weed”, “Devil’s Diner”…. С солидным гитарным звуком, с грамотно интегрированными stone-rock клавишными аранжировками, героическими и меланхоличными мелодиями, погустевшим вокалом и упрямой тягой вперёд со слезами на глазах, “A Crimson Cosmos” цеплял в самом хорошем смысле слова. Группу принимали очень хорошо, турне следовали одно за другим: сначала с Theatre Of Tragedy и Heavewood по Швеции, потом в рамках феста Out Of The Dark по Европе в спайке с Therion, Dark, Crematory и Graveworm. Lake of Tears засветились на фестивалях Waken Open Air и Popkomm. Взятый в качестве гостевого музыканта, второй гитарист Ulrik Lindblom в группе задерживаться не стал, и после завершения гастролей пошёл своей дорогой.

И втроём хорошо

Принятие в 1998 году в состав постоянного клавишника Christian Saarinen послужило частичному смягчению саунда Lake of Tears и увеличению доли электронники на следующем опусе шведов “Forever Autumn” (99). Наблюдатели были правы – группа подрастеряла свою гитарную мощь, чуть неряшливые рифы сменились акустическими переборами. У вокалов появились гармоники, в песне “The Homecoming” зазвучало почти «скорпионовское» соло. Музыка приобрела дополнительный романтизм, по крайней мере, осенняя хандра тут была передана как никогда точно. Стартовая композиция “So Fell Autumn Rain” – и одна из самых красивых, ослепительно печальных мелодий в роке. Эффективность припевов в своих песнях Daniel как основной композитор довёл до совершенства. Совсем не понятно на этом фоне всеобщие замечания о слабости “Forever Autumn” и о том, как он беспонтово не дотягивает до предыдущих лонгплеев. Треков уровня “Demon You/Lily Anne” раньше Lake of Tears не играли. И программинг здесь замешан достойно. Публика не знала одного. На момент релиза “Forever Autumn” группа, по признанию участников, фактически прекратила существование. Виной тому были достигшее максимума недовольство музыкантов действиями, а вернее, полным бездействием своего лейбла Black Mark. К этому примешались противоречивые мнения по поводу перспективности нового диска и личные драмы в жизни отдельных участников Lake of Tears. «В какой-то момент всё начало катиться под горку. Наши альбомы неплохо продавались, и после выхода “Forever Autumn” мы планировали некоторые турне, которые бы очень пошли группе на пользу, — делится воспоминаниями Daniel. – Но лейбл странным образом не проявил никакого интереса, мы не получили никакой поддержки, вообще ничего». Самым простым решением на тот момент было тихо-мирно расстаться. Да не тут-то было: Lake of Tears остались должны по контракту рекорд-компании ещё один альбом. И пришлось Daniel Brennare, скрипя зубами, без оригинальных участников, при поддержке сессионного клавишника Ulf Wahlberg, гитариста Magnus Sahlgren и бэк-вокалистки Jennie Tebler лепить на шведской студии XTC пятый «обязательный» альбом “The Neonai”(2002). Технически и эмоционально “The Neonai” хромал на обе ноги; практически всё висело на одной простенькой мелодии и её сочетании с вокалом Дэниэля. Примитивно срубленные электронные дискотечные барабаны, слишком облегчённый плоский материал, надёрганные со всего патлатого стоун-рока рифы, короче говоря, альбома «на отвали». В музыке чувствовался какой-то наигранный позитив. Хотя, если бы треки “Return of Ravens”, “The Shadowshire”, “Nathalie and the Fireflies” и в особенности “Sorcerers” сыграть по-фирме, то на концертах они бы нахлобучивали зал как надо!

Осень навсегда

О причинах прекращения деятельности Lake of Tears в самом конце 90-х лидер группы рассказывает неохотно. «Сейчас я стараюсь не думать о том времени много, потому что это несёт негативную энергию, — говорит Brennare. – Происходило много вещей, связанных с музыкой и рекорд-компанией. Не всё было плохо поначалу, если разобраться. Мы могли инвестировать много энергии в гастроли и в группу. Но со временем многое изменилось. Когда ты едешь в турне, то тебе обязательно нужна поддержка. Ничего такого не происходило. И это продолжалось довольно долго. В конце концов, наше решение пришло само собой. Мы продали много своего оборудования, потому что думали, что уже никогда не начнём заново. Максимум что мы могли сделать – собраться раз в неделю и поболтать за жизнь. В то же время хорошо, что мы на время прекратили карьеру». Можно и так сказать.

Daniel в стране мухоморов

Как это периодически случается в подобных случаях, коллектив однажды в режиме пивной репетиции пошёл дальше пустого трёпа «за жисть» и наподдал рока в отдельно взятом шведском подвале. И так это коллективу снова понравилось, что бывшие участники Lake of Tears решили попытать счастья заново. А тут ещё пришло письмо от менеджера Noise Records. «Чувак просто хотел узнать, что у нас происходит, — вспоминает лидер команды. – Хотя на тот момент и команды как таковой не было. Но после того как мы обговорили все детали и немного сыгрались, мы согласились объединиться». В 2004 году микроклимат внутри Lake of Tears наладился окончательно. «Настроение очень хорошее, и мы, как никогда мотивированы. Мы чувствуем, что повзрослели и должны продолжать играть музыку». На таком позитиве в полном составе в студии Studio Mega, где работали The Crown и Beseech, был записан диск “Black Brick Road” (2004). Не обошлось без стрессов, связанных с написанием материала, как признавался сам Daniel, но оно того стоило. По крайней мере, поклонники Lake of Tears услышали музыку, по которой соскучились: узнаваемый хиповый грув, драйвлёные гитары, простую, но жёсткую ритм-секцию, психоделическую атмосферу, много грустных хард-роковых мелодий и неожиданностей в виде Хаммонда, женских вокализов и отдельных структурных решений. Заслуживали внимания по привычке шустрый стартовый трек “The Graymen”, club-gothic трек “Distopia”, почему-то не ставший синглом, ехидная песня “Sister Sinister”, почти целиком исполненная певицей и соавтором Stina Rebelius, и совсем уж выпадающий из обоймы злобный трек “Crazyman”. Звучание команды определённо поднялось на новый уровень (особенно это касается ритм-секции), при общей сохранности простоты и прозрачности. В этом смысле, как будто не было нескольких лет забвения. Выход “Black Brick Road” отправил шведскую команду в обширную гастрольную поездку по европейским странам, в процессе которой Lake of Tears предстояло самым лучшим образом напомнить о себе и компенсировать многолетнее отсутствие на сцене. Не миновали музыканты и Россию, дав в Москве и Питере несколько успешных клубных концертов. «Это был потрясающий опыт. Словно сделать перерыв в повседневности. Причём, потом помнишь всё смутно». Кстати, бывший хозяин Lake of Tears – лейбл Black Mark, заметив неугасающий интерес к шведской группе, в 2004 году взял и банально надергал со всех 5 выпущенных под своей маркой альбомов песен и собрал двойную компиляцию “Greatest Tears, vol.1&2”. Выходка эта группе очень не понравилась, но противопоставить законному контракту ничего не смогли. Вряд ли Noise Records будет раскошеливаться на выкуп бэк-каталога своих новых подопечных. Это ж не AC/DC всё-таки :)!


Без волос, но с новым контрактом

Тема грибочков проходит прямо красной линией через творчество Lake of Tears. Разные подозрительные мухоморы, явно галлюциногенного свойства фигурируют то на обложках группы, то в текстах, то в виде головных уборов. А теперь ещё и в названии новейшего, седьмого по счёту альбома “Moons and Mushrooms”, которым шведы собрались порадовать любителей stone-melancholic музыки в этом году. Сами музыканты Lake of Tears слишком скромны, чтобы строить грандиозные планы на будущее. С долей архаики Daniel удивляется тому, что все повально стали выпускать DVD альбомы, и столько всего в музыке происходит. Как будто мысленно пребывая в «виниловом» времени, в эпохе реальных мега-музыкантов и существующей харизмы в рок-музыке. Всего этого уже, увы, нет. Есть «продюсеры», «ротации», «жопы» и «корпоративное жорево». Этому придёт конец, можно не сомневаться, самосознание в умах отдельных представителей музыкантского племени никуда не делось. И хорошая музыка, что характерно, ещё существует. Ладно, закончим о Lake of Tears, наконец! Eсли альбом “Moons and Mushrooms” будет хорошо принят, то у Noise Records появится дополнительный стимул выпустить DVD или концертную пластинку по следам будущих гастролей. А лучше ещё парочку студийников.

Ян Федяев

Сайт: www.lakeoftears.net

Читать другие очерки >>>

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.