Search for:
 

Andru Donalds

«Я предпочитаю бедствовать, но делать хорошую музыку, а не наоборот»

Молодой, горячий…

Нет, Andru Donalds никогда не бедствовал, разве что морально. Можно сказать, что творческая жизнь артиста сложилась благополучно. Ну а про личную, – не нам судить. Про Andru известно не очень много, всё больше в общих чертах. Сам он предпочитает не особо распространяться о себе. Его семья родом с Ямайки. Отец Эндрю был профессором теологии и психологии в Университете Princeton в Нью-Джерси и по роду своей преподавательской деятельности переезжал с семьёй в Атланту, в Лондон, в Нью-Йорк. Поэтому детство мальчика прошло в студенческих городках, в общении с великим множеством людей и знакомством с разными культурами. С семилетнего возраста Эндрю подсел на музыку, стал получать классическое образование и петь в хорах, слушать с подачи отца много винила. После этого было неверным требовать от сына пойти по академическим стопам отца. Окончив школу, к 18 годам вымахавший в двухметрового роста детину с метровыми дредами, с музыкальными амбициями и любовью ко всему живому, молодой человек отправляется в Европу, искать своё место в жизни. Он жил в Англии, Голландии и Франции, вписываясь во всевозможные проекты. Это вполне соответствовало его прежнему образу жизни, когда Эндрю мотался с родителями по разным странам и городам. Талантливого ямайского певца вскоре приметил продюсер Erik Foster White и предложил ему сотрудничество, на что Andru, не будь дураком, согласился. Это сотрудничество вылилось в создание в 1994 году одноимённого альбома “Andru Donalds”. Певец посвятил его своей умершей сестре Lydia, к которой испытывал самые нежные чувства. Продюсерский нюх Фостера не обманул: летом 1995 года песня “Mishale” достигла 4 места в США и 20 места немецкого хит-парада, разойдясь миллионным тиражом. Второй выдержкой из дебютной работы Дональдса стал трек “Save Me Now”, теоретически не имеющий хитового потенциала, и отдельно практически воспринимавшийся по инерции. Но в альбоме слушался очень даже уместно, наряду с блестящими треками “Ronnie Don’t Fall”, “My Sensual Love” и “Tryin’ To Tell Ya”.


Не стареют душой растаманы

На следующий альбом у певца ушло больше времени, — “Damned If I Don’t” вышел только в 1997 году. «Я не хотел делать банальное продолжение “Mishale”. Это как в кино, вторая часть никогда по качеству не дотягивает до первой». Тандем Donald — Foster White действительно ни разу не повторился и создал диск, который в музыкальном плане являлся ступенькой выше. Искрящийся реггей-поп-рок альбом “Damned If I Don’t” существенно отличался от предшественника, прежде всего влиянием растаманства, ощущением работы «живой» группы и утопическими текстами о всеобщей любви и провозглашении мира во всём мире. «Я пишу песни для всех и стараюсь трогать сердца людей. Для этого я смешиваю элементы различных стилей, поп, этно, ритм-энд-блюз, реггей. Это музыка для каждого, старого и молодого, чёрного и белого, сплав многих влияний. Но в них есть общий знаменатель, — они все очень личные». Заглавный трек, “Better Way”, “Peace of Mind”, хит-сингл “Beautiful Friday” и классная беззаботная party-песня “Somebody’s Baby” жили зрелыми мыслями, музыкой солнечного острова, гитарными аранжировками и блестящими вокальными способностями Эндрю. Нашлось место и кавер-версии Led Zeppelin “D’Yer Maker”, прозвучавшей в новой интерпретации забавно, но убедительно. Финальный трек, красивая и трагическая акустическая песня “Sister”, ещё раз напомнил почитателям таланта певца о понесённой его семьёй в 1991 году утрате. Тем не менее, “Damned If I Don’t” не имел такого активного хождения, как дебют. Вскоре после выхода этого диска, Andru Donalds получил предложение о сотрудничестве от небезызвестного продюсера Michael Cretu, создателя проекта Enigma и всех альбомов своей жены Sandra. Он как раз подыскивал для нового альбома Enigma интересных экзотических вокалистов, и, будучи в Греции, услышал по радио песню “Mishale”. По признанию самого Крету, он никогда не слышал ничего подобного, и обязательно захотел заиметь на ближайшем материале Enigma такой примечательный голос, совмещающий в себе красоту голосов Seal, Terrance Trent D’arby, и традиции ямайских певцов и американской госпел-музыки. Певец согласился попробовать что-нибудь новенькое, связав ближайшие несколько лет своей жизни и карьеры с Германией, Испанией и с музыкой другого свойства.

С полной отдачей

Крету и Дональдс приступили к совместной работе над новыми песнями Enigma на испанском острове Ибица, где у Михаеля располагается дом и хай-тек студия “State of the Art”. Быстро выяснилось, однако, что из этого сотрудничество может вырасти кое-что более масштабное, чем несколько вокальных треков. Крету откладывает программинг новых композиций Enigma, и вместо этого начинает продюсировать певцу целый альбом. В итоге всё вылилось в диск “Snowin’ Under My Skin”(99) и два успешных европейских сингла Andu – платиновый и один из самых успешных синглов 99 года “All Out of Love” и “Simple Obsession”. Синтезаторы на этот раз победили. Новые песни Эндрю несли на себе характерный отпечаток всего творчества Михаэля Крету и его подельника Йенса Гада: стерильное, полностью электронное наполнение, псевдо-таинственные космические звуки и пришёптывания, лирический абстракционизм, так хорошо знакомые слушателям по прежним записям Enigma. Узнаваемым, и неизменно привлекательным высокотехничным остались вокал и стремление к универсализации поп-музыки. Впрочем, для самого певца, работа с таким перфекционистом и мыслителем, как Крету, бесспорно являлась отличной школой, доведшей его вокальные способности до совершенства и обогатившие представления о богатстве и многообразии музыки на планете. С остальным у Эндрю было туговато. «Определённо, мои способности певца в студии улучшились. Но с технологиями я не дружу, я даже компьютеры ненавижу. Наука меня никогда не привлекала. В жизни я люблю всё аналоговое». На альбоме “Snowin’ Under My Skin” проявилось гораздо больше авторов, что сделало из альбома довольно разнообразный и интересный для Европы продукт. Сам Дональдс как автор фигурировал только в половине треков. Кроме названных уже синглов “All Out of Love” и “Simple Obsession”, активно ротировавшихся на радиостанциях Германии в оригинале и dance-версиях, внимания заслуживали песни “Waiting For the Hurricane”, “Lovelight in Your Eyes” и кавер-версии “Dream On” (самый первый хит Aerosmith) и “Snowin’ Under My Skin”, промяуканный ранее Сандрой. Певец успешно откатал трёхнедельное турне по Германии, Австрии и Швейцарии, с частыми визитами на ТВ, не говоря уже о видеоклипах.

Говорят, пою хорошо

После небольшого перерыва и промежуточной записи нескольких треков на четвёртой пластинке Enigma “Screen Behind the Mirror”, Крету и со-продюсер Йенс Гад начали собирать материал для нового альбома Andru Donalds. Первым делом, в 2000 году был запущен сингл “Precious Little Diamonds” (перепевка хита группы Fox The Fox). Музыкально, трек чётко гнул линию “Snowin’ Under My Skin” и содержал бодрящий ремикс работы ATB, звучащий куда динамичнее, чем заточенная под песни Sandra альбомная версия. По необъявленным причинам, эта песня в будущую пластинку так и не попала, и “Precious Little Diamonds” остался самостоятельным релизом. Диск “Let’s Talk About”(2001) продемонстрировал ещё более рафинированную электронную версию проекта Andru Donalds, пожалуй, с более ярким драммингом и попытками привнести в саунд музыку Северной Африки, Ближнего Востока и элементы клубной культуры, самой неспешной её части. Несколько композиций реально греют душу мелодиями и милым дрожанием голоса “My Place Is Here”, “The Way I Am”, “Send Me a Sign”. Не смотря на не самые плохие песни и саунд-качество материала “Let’s Talk About”, сам звук являлся далеко не самым востребованным, к тому же ставка была сделана на убаюкивающие лирические композиции, больше похожие на попсовые рекламные ролики создателей Энигмы, чем на творческий выплеск далеко не бездарного певца Andru. В таком сегменте шоу-бизнеса, как универсальная поп-музыка (с едва заметным налётом этники), это было равносильно путёвки на курорт «Забвение». Ну, кого, кроме пробитых поклонников певца, могли в 2001 году привлечь набившие оскомину ещё в альбомах Enigma и Sandra инженерные приёмы и сэмплы Michael Cretu и Jens Gad? Соловьиные трели и лирические стенания Эндрю ситуацию не спасли. Если сингл “One Night Lover” ещё содержал пару интересных клубных ремиксов и клип, то следующий “Hurts To Be in Love”, представляющий собой кавер-версию песни Gino Vannelli, демонстрировал всего-навсего три трека с новой пластинки, стерильной и заполированной. Где-то в природе существует ещё один сингл того периода, на песню “Someday”, но он так и остался в промо-версии.

После этого Andru Donalds вдруг устал и разочаровался. «Я четыре года ничего не записывал, — вспоминал гораздо позже певец. – Просто больше не хотел делать музыку. Я должен был найти сам себя, снова найти свой духовный путь. Я переосмыслил свой стиль жизни, в котором было слишком много «травки», алкоголя и вечеринок. Весь музыкальный бизнес довёл меня почти до полного сумасшествия. Это зашло слишком далеко, и у меня не было ни творческих сил, ни желания что-либо делать. Мне всё стало пофигу». Уставший от жизни Эндрю мотается то в Нью-Йорк, где сдаёт свою квартиру приятелю, то в Германию, то на Ямайку. Проводит много времени с родителями. «Нужно было сделать шаг назад и полностью освободить голову. Я занимаюсь музыкой с семи лет, и наступил момент, когда нужно было сделать перерыв». Исключение было сделано только для песни “And I Feel”, которую певец написал для немецкого фильма «Босиком» по предложению режиссёра Til Schweiger. В 2005 году Michael Cretu снова приглашает певца исполнить вокальные партии на новом сингле Enigma “Hello And Welcome”, ставшем звуковой дорожкой для выхода на ринг немецкого боксёра Felix Sturm. «Я подумал: Хорошо, почему бы нет. По крайней мере, голос у меня ещё есть!» После нескольких задержек с официальным релизом, сингл отдельной пластинкой попал в коллекционное издание Enigma “15 Years After”, а год спустя, в пересведённом виде оказался на новом альбоме Enigma “A Posteriori”.

Ща всё будет!

Потом Andru подтвердил информацию, что его пути-дорожки снова пересеклись с небезызвестным хит-мейкером и своим прежним продюсером Eric Foster White. Тот наколотил к этому времени известных песен Britney Spears, Backstreet Boys, Jessica Simpson, Whitney Houston, Hi Five, и получает на безбедную пенсию гонорары за 70 миллионов пластинок со своим именем в списках авторов. Судя по всему, их в Нью-Йорке вместе свёл давний протеже Дональдса Steven Sсhenfeld, бывший a&r менеджер Capitol Records, ныне владелец независимого лейбла. Там же, в Нью-Йорке и в Колорадо была начата запись некоего альбома под названием “Andru Donalds V”. Видимо, ямайский певец как следует отдохнул, поймал новую волну и зарядился необходимой творческой энергией. Уже начали светиться названия новых песен, а оставшиеся в курсе дела поклонники вокалиста приготовили требуемые купюры, в ожидании полноценного лонгплея, заявленного, как фантастическое смешение поп, рок и реггей. Но не тут-то было. Весной 2006 года публика получила альбом “Best Of”, куда были включены несколько синглов из прошлой жизни, пара фаворитов певца с альбома “Danmed If I Don’t” и, о чудо! – сразу пять новых песен. Странно, но от Virgin Records не последовало никаких переизданий прежних альбомов с бонус-треками и дополнительными клипам или DVD, что было бы очень любопытно по прошествии стольких лет. По словам самого Эндрю, с Крету они записывали гораздо больше материала, чем потом попадало на компакт-диски. Альбом “Let’s Talk About It” был представлен только одним треком. «Я много песен писал для друзей, и сожалел, что многие из них никто не слышал. Eric предложил мне для начала объединить несколько старых хитов и просто хороших песен, и дописать несколько новых композиций. На мой взгляд, получилось концептуально. Диск демонстрирует, как я за все годы изменился. Я сейчас совершенно другой человек, чем четыре года назад». Что до новых песен, среди которых выделяется лёгкий воздушный сингл “Dreamer”, то продюсер Foster, как и на дебютном диске попытался создать своему подопечному современный вариант world-pop-музыки с заметным креном в афро-карибские настроения, с гитарами, и подальше от засэмплированности Enigma. «Мои инстинкты подсказывают мне, что у нас есть несколько невероятно превосходных песен, которые мы хотим подарить миру, — говорит певец. Я надеюсь, что индустрия и люди смогут воспринять музыку, которую мы с Эриком создали. Это лучшее, что я могу на сегодня предложить». Голос Andru ничуть не изменился, и на фоне позитивных мелодий звучал вполне адекватно. Не в обиду певцу, но в новом материале не сохранилась той наивной искренности, присутствующей на его ранних пластинках. В музыке “Let the Stars Fall Down” и “Nothing Can Stop” нет-нет, да и возникнет неестественность, которая, например, вызывает омерзение, глядя на Бритни Спирс, поющую: “I love rock’n’roll”. Но “Dreamer”, оркестровая драматическая баллада “What About Me” и euro-flamenco трек “One of this Feeling” внушают надежду, что какое-то количество «невероятно превосходных песен» мы всё-таки ещё услышим в будущем.

В начале июня 2006 года менеджерская компания Crocodile Music, которая поддерживает до сих пор Enigma и Sandra, по необъявленным причинам прекратила сотрудничество с опухлившимся певцом, и он снова куда-то пропал. Судя по последним интервью, певец хочет снова собрать свою прежнюю группу и поиграть интимную музычку на четыре музыканта. «Для публики в 400 человек, не больше. Должно быть очень интимно. Как у Jack Johnson, всё акустическое, со свечами, ароматическими палочками. Люблю я это дело!» Остаётся предполагать, что Andru потеет над новым большим альбомом и наверняка понимает, насколько сложно будет повторить прежний успех.

Ян Федяев

Читать другие очерки >>>

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.