Search for:
 

Darkseed, часть 1

«Сегодня быть артистом – это значит быть клоуном, бесплатно развлекающим любителей музыки. Из-за негативного влияния Интернета музыканты теряют мотивацию в производстве музыки, и в результате фэны наказывают сами себя, получая все меньше качественной музыки».
Stefan Hertrich

Foto 1

А ведь когда-то, в конце 90-х в нашей рок-тусовке на окраине страны заслушивались их альбомами. Не то, чтобы хлебом не корми, дай кассетку послушать. Но хорошо уловимая минорная мелодическая нотка посреди готик-думовых риффов в музыке Darkseed была близка славянской душе. Даже не смотря на то, что ее трансформировали на каждом альбоме, старательно причёсывали и полировали индустриальной электроникой. Может поэтому бывший фронтмен группы Стефан Хертрих состоит сейчас в отношениях с симпатичной русской девушкой из Нижнего Новгорода и не боится морозить части тела посреди российских просторов в разгар зимы? И даже косящий под Хэтфилда зычный вокал Стефана вызывал тогда искренне позитивные эмоции. Ну, вы сами знаете, где закончилась Metallica. Досадно малозаметной и отнюдь не лопающейся от обилия записей оказалась история у этого вполне себе влиятельного и инновационного немецкого рок-коллектива. Думаю, что на бундесовской и отчасти европейской готик-метал сцене Darkseed являлись в своё время одной из самых быстро прогрессирующих и развивающихся рок-групп. Свою негативную роль в судьбе группы сыграл тотальный недостаток промо-работы со стороны ответственных лиц, отчасти регулярная смена состава, и, сдаётся мне, недостаточные усилия и инертность со стороны самих музыкантов. Но чего уж после драки махать кулаками…

Дум-дэтовое детство

Дум-дэтовое детство

Коллектив собрали в 1992 году барабанщик Harald Winkler (из Мюнхена) и его дружбан с детсадовских соплей бас-гитарист/вокалист Stefan Hertrich (из Ольхинга, 10 км на запад от Мюнхена). За год до этого Стефан получил в подарок от отца свою первую бас-гитару (старинный Framus Strat), а Харальд выпросил у родителей простенькую барабанную установку. Было тогда молодым людям по 15-16 лет. Вспоминает ныне бывший вокалист группы Стефан: «У нас не имелось совершенно никакого опыта. Полный ноль. Мы собрались исключительно на приятельской основе, по принципу «А давайте соберём группу. Кто будет на басу? Кто будет на гитаре?» Поэтому мы довольно просто относились ко всей этой истории и никогда не находились под каким-либо прессингом. Для нас это действительно была музыка, шедшая из самого нутра. Мы с самого начала делали только то, что доставляло нам радость». На ранней стадии к приятелям присоединился гитарист Jacek Dworok; пацаны сочиняли свои первые корявые песенки и переигрывали Venom и Metallica. Под названием Darkseed, позаимствованным у одноимённой компьютерной игры, было записано первое демо из 4 песен “Sharing The Grave”. Музыка команды на тех порах характеризовалась маловыразительным дэт-думом с низким гроулом и фьюнеральной мелодикой. В 1993 году коллектив дополнил второй гитарист Tarkan Dural, что в том же году было задокументировано на второй демо-ленте “Darksome Thoughts”, так же содержавшей четыре темы. Музыкальный вектор стал меняться: едва заметно добавились клавишные и пока незначительные эксперименты в песне “Frozen Tears” (чисто по приколу). Мелодика в “Atoned For Cries” с акустическим вступлением уже стала приобретать готические формы, криво сыгранный акустический инструментал “Luctu Perditus”, видимо, тоже был призван о чём-то подобном заявить. “Музыка Darkseed всегда тяготела к мелодиям, — говорит Стефан. – Мы никогда не стремились нарезать только “мясо”. Наша музыка развивалась одновременно с нашими вкусами. Раньше мы слушали шведские дэт-метал группы. Поэтому ранний материал и напоминал их, хотя и в то время мы старались привносить мелодичность. Позднее им на смену пришли готик-метал группы лейбла Century Media – Tiamat, Moonspell и The Gathering. Так мы стали ещё мелодичнее”. Демки молодому коллективу помогал записывать их приятель Christian Bystron из крохотной местной студии Six String Factory. Концертная жизнь Darkseed в тот период не пестрела большим количеством гигов; выступить в Мюнхене у группы практически не было шансов в связи с отсутствием доброжелательной тусовки. Бэнд чаще всего ездил в Аугсбург. К тому же на подлодке быстро сменился гитарист – вместо турка Дураля, вернувшегося на историческую родину, на вахту заступил Andy Wecker.

Романтические сказки

Романтические сказки

Но механизм был запущен, привычный шоу-бизнес в те времена ещё функционировал по законам логики. Ныне мёртвый немецкий лейбл Invasion Records, заприметив соотечественников, предложил им выпустить мини-альбом, и весной 94 года коллектив записал четыре новые песни авторства Хертриха для EP «Romatic Tales”. Он вышел тиражом в 2000 экземпляров и за год был полностью распродан. “Конечно, тогда у нас был маленький бюджет, поэтому материал звучит не очень хорошо, — вспоминает Стефан. – Но в тех песнях была душа”. Первый трек “Dream Recalled On Walking”представляет собой по сути трёхминутное электронное интро, на которое монотонным голосом начитаны описания тёмно-романтических фантазий. Этот выкопанный из могилы миннезанг сменяет активный дэт-метал трек “In Broken Images” с вязким грувом, разбавляемый тоскливой скрипичной мелодией и оглядкой на уже крепко стоящих на ногах персонажей европейской оккульт-метальной сцены. В последующей песне “Above The Edge Of Doom” мало что существенно меняется. Тягучие дум-метал пассажи прерываются дэт-метальной злостью с надрывным вокалом, посреди который возникает, то зацикленный электронный бит, то семплы с женским вокалом, то завывания верховного жреца. “A Charm For Sound Sleeping” начинается с акустического вступления и далее намекает на мелодику, которую коллектив станет активно разрабатывать уже на ближайшем альбоме.

Полуночный танец

Полуночный танец

После выхода “Romantic Tales” Darkseed дал несколько концертов, но проблемы со стабильностью состава и прочие нестыковки стали подталкивать Харальда и Энди к созданию нового (гранжевого) проекта. В мае 95 года Стефан вообще остался в одиночестве, но рук не опустил, а решил выпустить на Invasion Records вторую часть “Romantic Tales”, для чего летом 95 года записал на 4-х канальном рекордере шесть новых демо-треков. Вскоре Харальд с Энди вернулись, и в августе 95 трио записало эти песни в студийном качестве. В итоге вторая часть “Romantic Tales” так и не была реализована в первоначальном виде. Вместо этого, в группу были приняты бас-гитарист Rico Galvagno и гитарист Thomas Herrmann, а также был подписан контракт с новым лейблом Serenades Records. Тот был весьма заинтересован в выпуске полноформатного альбома. Поэтому в феврале 96 года новый состав Darkseed снова отправился в студию, чтобы – опять за скромные бабосы – дозаписать пять новых песен. В итоге, вместо “Romantic Tales part II” на свет появился лонгплей “Midnight Solemnly Dance”(96). С ним Darkseed всё больше позиционировал себя как готик-метал коллектив, существующий в противовес буйным цветом цветущим в Старом Свете родственным коллективам с сисястыми/жопастыми и не всегда симпатичными европеоидными феминами на вокале. С женскими бэк-вокалами коллектив работал, но никогда не поигрывал с идеей подзаработать лишних очков за счёт смазливости вокалистки или быстротечной коньюктурности подобных групп. К тому же, на новом альбоме Стефан нашёл верную, хорошо узнаваемую вокальную фишку, берущую понемногу от Холмса из Paradise Lost, Хетфилда из Metallica и от других персонажей.

Прикид что надо

Прикид что надо

Не знаю, что уж так повлияло на Стефана. Может, кратковременный период творческого остракизма? Но стилистически “Midnight Solemnly Dance” оказался от всего прежде записанного даже не на соседней полке, а в другом зале. Мелодичный павер с крепким градусом хеви-метал и лишь лёгким намёком на готичность в “Forgetfullness”, “Love’s Heavy Burden” или в стартовой “Watchful Spirit’s Care”. С художественной точки зрения запись была побогаче предшествующей епишки, хотя и не сильно отличалась по качеству. Помимо основного состава в записи принимали участие вокалистка Sasema, флейтистка Sandra Ott, пианист Christian Decker и скрипач Raimund Repp, вносившие неожиданные, скорее, непривычные акценты в резко изменившуюся музыку Darkseed. Минестрельская свирель в “My Worldly Task Is Done” и фаустовские карканья на немецком языке на фоне той же самой дудки в “Night Mislead” звучат колоритно, по крайней мере. Есть парочка слабых/невыразительных или вызывающих дискомфорт сочинений, из которых можно было бы выжать больше. Например, собранный на скорую руку из разных кусков и неважно отрепетированный темак “The Bolt Of Cupid Fell” с еле плетущейся динамикой. В электро-фортепианном треке “Winter Noon” лучше бы оставили петь одну тётку, а то от слишком живописно надрывающегося Стефана аж лицо перекашивает. Но сделанный вперёд шаг перекрывает все возникшие в процессе недочёты.

Гоголь, ты ли это

Гоголь, ты ли это

Лейбл Serenades Records не отличался крупными размерами, но дал группе возможность сделать небольшой шаг вперёд: организовал немцам выступления в поддержку Moonspell и Samael и посильно продвигал новый альбом Darkseed на рынке. Между тем, группу продолжало колбасить. После “Midnight Solemnly Dance” коллектив покинул один из его основателей – Харальд, который на последних двух релизах ещё и пробовал себя в качестве бэк-вокалиста. «Постоянные изменения в составе всегда вносили достаточно много стресса, — рассказывает Стефан. – У нас постоянно возникали какие-то проблемы, то с отсутствием энтузиазма у людей, то с их проблемами с наркотиками, то ещё с чем-нибудь. Но самым ощутимым в тот период был уход Харальда». В итоге вместо Харальда появился Willi Wurm. Из-за частых смен состава группа не могла себе позволить долго и обстоятельно заниматься сочинением песен. На это отводилась перед самой записью максимум пара месяцев. Так было перед “Midnight Solemnly Dance”, так же случилось и со следующей пластинкой немцев “Spellcraft”. Однако возник ещё один отягчающий и одновременно стимулирующий фактор. Darkseed подписали новый контракт, да не с кем-нибудь, а с Nuclear Blast Records, заинтересовавшимся их предыдущим творением! Среди предлагавших свои услуги были также Century Media и GUN Records, но предпочтение было отдано Nuclear Blast чуть ли не по географическому признаку – их головной офис располагался всего в часе езды от места обитания Darkseed. У группы вдруг появился нормальный бюджет на запись и возможность поработать в хорошей студии. Летом 96 года Nuclear Blast вписал Darkseed в пару европейских фестивалей, где они оказались на одной сцене с Crematory, Moonspell и Samael. Затем лейбл устроил частный концерт, в котором помимо Darkseed участвовали Pyogenesis и Crematory. На этом мероприятии себя проявил гитарист Энди – нажрался в хлам и разнёс пару полезных вещей в отеле и за сценой. Так в составе произошла ещё одна замена. Уволенного алкотрешера Энди заменил Daniel Kirstein, уже игравший в Darkseed непродолжительное время в 94 году.

Колдовство

Колдовство

В таком виде бэнд поехал на другой конец Германии, в гамбургскую студию Impuls, где с продюсерами Gottfried Koch и Jan Pierre Genkel записали один из своих шедевров, альбом “Spellcraft”(97). Всего за октябрь-ноябрь 96 группа записала 15 песен, из которых 11 было использовано на текущие нужды. До появления нового альбома на рынке, Darkseed дали в Германии пару концертов с Amorphis. Шоу Darkseed 25 января 97 года в Эссене записывалось на видео и позднее вышло на сплит-релизе с In Flames и Evereve под названием “Live And Plugged”. В случае с Darkseed, лучше бы этого не делали. Что касается “Spellcraft”, то это цельный кусок музыкального драгметалла, громко и плотно звучащий, обладающий уверенным ритмом и дополненным гармониями вокалом, состоящий сплошь из гибридных павер/гот-метал смашеров. Как раз весь альбом можно и перечислить: “Fall Whatever Falls”, “Self Pity Sick”, “You Will Come”, “Be Ever Heard”, “Spirits”, “That Kills My Heart”, “Nevermight” и “Senca”. Отличный, упругий материал с хорошим драйвом, для широчайшего ознакомления. Для новой пластинки группа также реинкарнировала трек «A Charm For Sound Sleeping» из мини-альбома «Romantic Tales». Под названием “Walk In Me» эта песня, наконец, продемонстрировала весь свой потенциал. В Японии альбом вышел с дополнительной песней “Chariot Wheels”.

Готик-стайл

Готик-стайл


Дела вроде бы пошли в гору: группа, сопровождаемая отличной прессой, весь апрель 97 провела в турне с Lacrimosa, Secret Discovery и The Gallery, за время которого дала 26 концертов в Германии, Австрии, Бельгии, Италии и Чехии, а также выступила на юбилейном фесте Nuclear Blast по случаю 10-летия лейбла. На фестивале велась видеосъемка для дальнейшего использования в видео-компиляции “Beauty In Darkness”. Но в августе 97 года случился облом. За день до выступления на очень нужном фестивале Wacken Open Air группу извещают, что на ни на автобус, ни на бензин, ни на гостиницу денег им не дадут. Музыкантам десятичасовая поездка за свои бабки показалась слишком дорогим удовольствием, и они отказались выступать. А, может, стоило рискнуть и наступить на горло своей гордости? Понимаю, ущерб собственному карману при живом контракте и всё такое… Жаль, не стали рисковать. То же самое произошло и с немецким фестивалем Super Сrash в Рендсбурге. Думаю, какой-нибудь не избалованный почестями российский коллектив от такой возможности вряд ли бы отказался. Как говорится, «займи, но выпей», то есть «займи, но съезди и покажи себя». Мне кажется, где-то на этом этапе отношения Darkseed и NB немного испортились. В декабре из группы уходит гитарист Даниэль, и бэнд потом почти полгода ищет ему замену. За это время Darkseed дали всего один концерт с сессионным гитаристом на австрийском фестивале “Mind Over Matter”. Лишь в июле 98 года в составе баварцев появился Tom Gilcher, с которым они дали два концерта в Болгарии. В том же году лейбл Serenade Records вдруг соизволил переиздать мини-альбом «Romantic Tales», дополнив его четырьмя треками из демо «Darksome Thoughts» и неопознанной необходимости сырым ремиксом на «Above The Edge Of Doom». Вряд ли музыканты получили с этого какие-то роялтиз. И чтобы уж совсем вернуться с небес и расплющиться о земную твердь, в конце года группе сообщили о смерти их бывшего гитариста Энди. Молодого парня за год на больничной койке сожрал рак…

Дай прикурить

Дай прикурить

Новый альбом “Give Me Light”(99) немцы писали дома, в мюнхенской студии Lungfull Studios. И снова корректировка курса. Darkseed переключились на утяжелённый депрессивный готик-метал/рок, достаточно простой и технически более уравновешенный, чем на “Spellcraft”. Удали и паверовой тяги предшественника в “Give Me Light” имелось на порядок меньше, скорее ровный, эффектно модернизированный, ладно склепанный мюзик. Но и такого прочувствованного, тонкого лиризма с красивыми соляками я тоже у Darkseed раньше не слышал. Роль бэк-вокалистки исполнила Doris Zweimüller. Недооценённая прелесть “Give Me Light” в том, что используя определённые, уже известные музыкальные формулы и ходы, команда записала альбом с минимальным количеством клише, тонной классных мелодий и множеством новых для себя мелочей, например, электроника в треках “Cold” и “Give Me Light”. Умение писать хиты вокалист Стефан реализовал в песне “Echo Of Tomorrow” – она даже представлена в акустической версии в стандартном трек-листе альбома, чтобы до всех дошло. Стоит обратить внимание на медляк “Cosmic Shining”, в который Darkseed втиснули и романтическую балладу, и меланхолик-рок, и тяжелый хеви с хитовым припевом. Стефан: «Использование электронных клавишных на “Give Me Light” стало новым направлением для Darkseed, которое мы уже тогда хотели развивать в будущем». Увы, “Give Me Light” весьма слабо раскручивался в Европе и не имел заметного резонанса в метальной прессе. По словам Стефана, даже в Японии пластинок Darkseed продавалось в два раза больше, чем в Германии, благодаря хорошей раскрутке. За 99-й год баварцы дали всего четыре концерта, включая выступление на готик-метал фестивале “Wave Gothic Meeting”. Создавалось ощущение, что музыканты не сильно парились на этот счёт; конечно, от концертов они не отказывались, но их вполне устраивал формирующийся статус студийного коллектива.

Левые делаЛевые дела

Левые дела

Кстати, тот же самый Стефан Хертрих вполне продуктивно компенсировал отсутствие концертной деятельности работой над боковыми проектами, которых у него в 99 году было реализовано два, и оба отозвались эхом в сердцах, прежде всего, немецких поклонников. Первый проект Sculpture был обречён на временный локальный успех, поскольку являлся совместным проектом Стефана, гитариста Lothar «Lotte» Först из Crematory и сессионного бас-гитариста Hans Mappes из Onkel Tom Angelripper. Проект зародился в 97 году, а серьёзные студийные работы начались летом 98. Стефан, соответственно, выступил в роли лидер-вокалиста и автора текстов. Немудрено, что проект сразу же получил поддержку Nuclear Blast, жаль только, что дальше одного одноимённого альбома дело не пошло. Присущая Crematory конца 90-х околоиндустриальная, холодная электроника и рублёные риффы местами сочетаются с лирической дарк-печалью Darkseed и традициями немецкого павер- или готик-металла в целом. Треки “Over”, “Bring Me Down”, “Spring Of Wander” и “Deniers” до сих пор качают и заставляют время от времени себя переслушивать. Второй проект Betray My Secrets для фэнов Darkseed должен быть не менее интересен, в первую очередь участием в нём Стефана на вокале, бывшего барабанщика Харальда Винклера и гитариста Megaherz Кристиана Байстрона, того самого, который в своей маленькой студии записывал первые демо Darkseed. Жизнь Betray My Secrets тоже оказалась недолговечной и ограничилась двухпесенной епишкой и лонгплеем “Betray My Secrets” в том же 99 году. В отличие от того же альбома “Give Me Light” с роковым саундом, здесь использованы гораздо более тяжёлые гитары, электронные аранжировки, а также множество этно-вокальных/инструментальных семплов, надёрганных из различных библиотек. К тому же господин Хертрих снова использовал свой гроул. В композициях “Of Things Not Seen” и “Little Wanderer”, и так по музыке напоминающих поздний Rotting Christ, Стефан голосит, как их вокалист Сакис. Не побоюсь заявить, что своим проектом Стефан в какой-то степени предугадал появление последних двух альбомов Rotting Christ “Aealo” и “Kata Ton Daimona Eaytoy”. Позднее любовь лидера Darkseed к этнической и вообще более атмосферной музыке нашла отражение в более живучем проекте Shive In Exile, но на тот момент это оказалась разовая проба сил. Тем временем, гитарист Thomas Herrmann стал укомплектовывать в Мюнхене собственную студию, в которой было решено самостоятельно записывать и продюсировать следующий студийный альбом Darkseed.

Ян Федяев

Сайт: www.darkseed.com

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.