Search for:
 

Sodom, часть 1

 
Блэкующий Том

Классика жанра….. Кто-то же определяет, кто и что ею становится? Согласитесь, что чаще всего нам это уже преподносят как нечто солидное, незыблемое и авторитетное, с чем обязательно нужно считаться, нравится нам это или нет. Чёрт возьми, хорошо оказаться в нужном месте, в нужное время, и чего-нибудь этакого организовать или наиграть…. Мы здесь не будем мыть кости авторитетам. Просто такой вопрос про классику в широком понимании возник при знакомстве с известной немецкой old-thrash metal группой Sodom, как раз считающейся вместе с группами Kreator и Destruction «классикой» тевтонского треш-металла, даже оказавшей на своих первых порах немало влияния на европейскую black-metal сцену. Для разминки предлагаю пару клише от основателя и бессменного на протяжении уже 25 лет лидера формации, вокалиста и басиста Tom Angelripper: „Sodom никогда не пытались быть модными или коммерческими. Впрочем, что такое коммерция? Если ты продаёшь больше альбомов, то это не делает тебя автоматически более коммерческим, чем другие. Но одно остаётся неизменным: мы никогда не меняли нашу музыку; нам никогда не хотелось, чтобы кто-нибудь пришёл из рекорд-компании и сказал: “Чуваки, эта песня слишком медленная и должна быть более коммерческой. Мы всегда шли своим путём и сочиняли музыку, от которой нам самим было хорошо. И всё, так было на протяжении всех этих лет». В чём-то Том действительно не лукавит, ведь группа даже с таким именем вынуждена каждый год обновлять свой контракт, всякий раз ожидая, что в один прекрасный момент никто не захочет издавать такое «некоммерческое» музло. Недавний пример Machine Head – хороший, кстати. «На нынешней метал-сцене нет никакого ощущения родства, как это было в 80-х. Тогда на фестивалях и концертах мы часто ощущали себя одной большой семьёй. Нам нравилось играть музыку, общаться, пить пиво. Это здорово, и это причина, по которой я до сих пор музыкой занимаюсь. Сейчас метал-сцена полностью коммерциализировалась. Сотни новых групп каждый месяц появляются, только чтобы заработать музыкой каких-то деньжат. Жаль, восьмидесятые никогда больше не вернутся». Это точно.


Sodom образца 1984 года
 

Инфернальное трио Sodom зародилось в Германии в 1983 году стараниями трёх молодых металлистов: Thomas Such (Tom Angelripper), Christian Dudek (Chris Witchhunter) и Frank Testegen (Aggressor). Знамёна европейского металла в ту пору гордо несли Venom, Motorhead, Tank, Witchfinder General и прочие представители New Wave Of British Heavy Metal. Пример земляков Accept тоже был заразителен. В планы свежеслепленного трио Sodom, однако, не входил слепое следование за ними. Надо было срочно стать вообще самой экстремальной группой: жестче, быстрее и громче! Результат имел формы примитивного black-thrash-metal, смешанного с заимствованиями из вышеперечисленного британского и германского хеви. За активным позированием с накрашенными глазками, в патронташах, ошейниках и с цепями молодые люди не забывали про репетиции, и вскоре, в том же 1983 году с помощью самых примитивных условий, пары микрофонов и репетиционных усилителей на свет выкарабкалось первое демо “Witching Metal”. В самом начале 84 появилась и вторая демо-запись “Victims of Death”, но уже записанная на восьмиканальный магнитофон в маленькой студии. Пацанам явно хотелось чего-то большего. Пока в андерграунде шёл активный обмен кассетами, и имя Sodom понемногу становилось узнаваемым, барабанщик Witchhunter цапался с гитаристом Aggressor. Это закончилось первой сменой в составе, и новым гитаристом стал один из протагонистов местной метал-тусовки Josef Dominic по прозвищу “Grave Violator”. В таком составе они продолжали беззаботно репетировать в своей каморке в Альтенессене, полной банок из под пива и бутылок из под шнапса, с постерами на голых стенах, с двумя усилками и простой барабанной установкой посреди. Ничего существенного с Sodom кроме местных концертов в компании таких же подростков больше не происходило, до памятного концерта 23 сентября 84 года в пригороде Франкфурта. В тот день в Зиндлингене состоялась раздача автографов Venom, а к концерту апологетов black-metal прилагалась разогревочная программа из групп Destruction, Tankard и нашего трио. Народу было прилично; в толпе затесался некий Manfred Schuetz, недавно основавший в Нижней Саксонии фирму SPV и активно присматривающий молодые, целеустремлённые коллективы. Именно здесь он присмотрел то, что ему было нужно (как известно, тогда пролетели только Tankard). Вердикт Манфреда по поводу выступления Sodom звучал гениально: “Эта группа – такое дерьмо, что это должно хорошо продаваться!” Он подписал с молодыми людьми их первый контракт и облегчил доступ к профессиональному оборудованию для записи первого альбома.

 
Год спустя

Такая манна небесная не показалась троице чем-то серьёзным. К студийной сессии они особенно не готовились и прибыли на студию в Берлин по большей части с недоделанными, плохо аранжированными песнями. Приставленный продюсер Horst Müller, крутивший до этого звук Celtic Frost и Running Wild, занял сторонюю позицию: он не мешал, не взрывал парням мозг за лажу и примитив, а просто записывал то, что они непринуждённо и с огоньком выдавали, пытаясь быть самой быстрой thrash-black-metal группой человечества. По вечерам Sodom, вместо того, чтобы ещё порепетировать, всем составом отправлялся по столичным кабакам, пить пиво и жалить местных девок. Вскоре на студию прибыл представитель звукозаписывающей компании, чтобы, так сказать, проконтролировать процесс записи. Послушав первые пять, на половину готовые песни, он пришёл в ужас и потребовал доделать то, что есть и прекратить запись. Так, вместо запланированного полноценного дебютника на свет появился Mini-LP „In the Sign of Evil“ с непотопляемыми треками „Outbreak of Evil“, „Witching Metal“ и „Blasphemer“. Критики постарались тут же смешать новичков с продуктами жизнедеятельности экологически чистых немецких бурёнок. Солидный немецкий журнал Rock Hard поставил пластинке 2 из 10, Metal Hammer тоже постарался. «Нас либо хвалили, либо разрывали в клочья, — вспоминает Том. – При этом негативная критика нас не особо задевала, в основном мы над такими рецензиями ржали до коликов. Самое смешное, что основная масса позитивных рецензий приходила из Америки. В некоторых журналах нас расхваливали, не жалея слов. В любом случае, „In the Sign of Evil“ кое-что сдвинул с места». Винилка продавалась настолько хорошо, что идиоты-фирмачи через несколько месяцев решили всё-таки выделить денег на большую пластинку. К тому времени у Sodom случился очередной приступ хронической болезни – смена гитариста, — из группы ушёл Grave Violator. «Причина, по которой я ушёл, однозначно называлась барабанщик Chris Witchhunter, — признавался позже Josef. — Он был пробитым эгоистом и такого о себе высокого мнения, что мы с ним постоянно из-за этого конфликтовали. В какой-то момент мне стало ясно: либо я ему начищу рыло и вылечу из группы, либо свалю сам. Том тогда очень сожалел о моём уходе, но это было неизбежно».


Расцвет популярности
 

Первая «нормальная пластинка» Содомов “Obsessed By Cruelty” (86) записывалась уже с участием Michael “Destructor” Wulf. Неважно организованный и сочинённый диск мало чем выделил коллектив в творческом смысле; молодым людям явно не хватало художественного наставника, или, хотя бы, более опытного коллеги. Такой человек появился после того, как Деструктору разонравилось общество побухивающих Тома и Криса. На его место пришёл Frank “Blackfire” Gosdzik, вправивший мозги новым коллегам и наставивший их на путь из дрянно звучащего культового андерграунда в сторону серьёзно признанного метал-коллектива. Не стоит забывать так же, что с появлением в группе Франка, Sodom стали отходить от своего сатанинского имиджа и соответствующей тематики, постепенно переходя на темы войны, маньячества и социального бардака. Первый диск, записанный с Блэкфайером, — трёхпесенный EP “Expurse of Sodomy” (87) – содержал сразу три «классика» “Sodomy and Lust”, “The Conqueror” и “My Atonement”. Работы над диском велись в берлинской студии Sound Lab Studio, где трио впервые довелось работать с продюсером Harris Johnes, ставшим после этого по дружбе на долгие годы «приписанным» продюсером Sodom. Звук был для того времени шарман, хотя было ещё к чему стремиться. Sodom стремились играть неизменно быстро, трешово, с режущими слух гитарами, налегая на квинты и ключевые слова. В том же 87 году был сделан следующий большой шаг, прописавший Sodom на интернациональной thrash-metal сцене и продемонстрировавший творческую самостоятельность группы. “Persecution Mania” не только круто звучал, сочетая скоростной треш с атональным power-metal, но и рассыпался интересными рифами и имел в трек-листе пару несколько нетленок: “Nuclear Winter”, “Iron Fist” и, конечно же, угарную “Bombenhagel”. Ходил слух, что в демо-версии этот хит Sodom назывался “Tuerken raus” (“Турки – вон!”), но Том всячески отмазывался от этой щекотливой для Германии темы. Впервые на обложке Sodom появился символ группы, апокалипсический вояка Кнарренхайнц в противогазе и с большим пулемётом.

 
Культ

Оставшуюся часть 87 и почти весь 88 годы группа провела в турне, выступая с Coroner, Whiplash. При чём, как в случае с Sodomania-турне с американскими трешерами Whiplash, речь шла чисто о промо-турне, за которое музыканты не получили ни копейки. Зато их статус крепкого концертного коллектива ни у кого уже не вызывал сомнений, а во время выступлений в Дортмунде и Дюссельдорфе на 24 канала был записан первый концертный альбом “Mortal Way of Live” с соответствующим видео. С обложкой этого Live связан небольшой скандал в истории коллектива, поскольку карикатурное и забавное изображение повальной содомии и зоофилии где-то посреди Акрополя запретили продавать в открытом виде, — только в чёрном концерте. Дополнительная реклама никогда не помешает! Масть у Sodom пёрла во все стороны. В начале 89 года им довелось выступать на польском метал-фесте в Катовице, перед аудиторией 12 тысяч человек; удалось выехать несколько концертов в очень капризную до музыки Англию. А в марте продуктивный коллектив снова засел в студию, чтобы под руководством Харриса Джонса записать свой мега-альбом “Agent Orange” (89). Никто и предположить не мог, что Sodom первой треш-метал группой попадёт в национальный альбомный хит-парад и доберётся до 36 места. Но такое произошло, и “Agent Orange” до сих пор считается одним из лучших альбомов немецкого металла. В этой пластинке всё зашибись: от обложки до последнего рифа. Чёткий звук, смачная ритм-секция, забойный бескомпромиссный треш уже в чётко определённом стиле Sodom от стартовой “Agent Orange” и до вечного хита группы “Ausgebombt”. Если трио дотянет до 30-летнего юбилея, то её наверняка и к тому времени будут горланить с не меньшим энтузиазмом, как и в 89 году. Продажи диска радовали как никогда, на осень было заряжено европейское турне с быстро набирающими популярность бразильцами Sepultura. Но ещё до начала гастролей в сентябре Фрэнк Блэкфайр покидает группу, чтобы в составе Kreator отправиться в турне по Америке. Чесать репу было некогда, поэтому Том на время гастролей ангажировал музыканта прогрессив-треш-метал группы Mekong Delta, гитариста Uwe Baltrusch. Как постоянный участник он никогда не рассматривался. В поддержку гастролей всё тот же лейбл SPV/Steamhammer выпускает сингл “Ausgebombt” с кавером “Don’t Walk Away” и концертной версией песни “Incest”. После этих гастролей, очевидно, крепко задумавшийся над состоянием дел и будущим коллектива Tom Angelripper забрасывает работу на благо загибающейся германской угледобывающей промышленности и концентрирует всё своё внимание на продвижении и развитии коллектива.


С беглым Хоффманном
 

Первым делом был найден новый гитарист Michael Hoffmann, отметившийся до этого участием в записи диска Assassin “The Interstellar Experience”. После короткого концертного крещения в Мексике, — снова студия, и запись нового диска “Better Of Dead” (90). Он не произвёл революции в чартах, но представлял собой следующую ступень в развитии музыки Sodom, где наряду с типичными, монотонно-скоростными “Shellfire Defence”, “Better of Dead”, “Tarred and Fathered” и “Bloodtrails” соседствовало посвящение умершему отцу Тома “Resurection”, панковский трек в духе “Ausgebombt”“Stalinorgec”, и даже два выгодно звучащих хардовых кавера (“Turn Your Head Around” группы Tank и “Cold Sweat” Thin Lizzy). К новой пластинке на этот раз проявили внимание в Японии, и группу с почестями проводили туда на несколько концертов, после чего Sodom стали одними из капиталистических метал-пионеров, выступивших за железным занавесом, в столице Болгарии Софии. На свет появился макси-сингл “The Saw Is The Low” с добавлением песни “The Kids Wanna Rock”. Гастрольные успехи группы не избавили её от нестабильности в составе. Во время последовавшего в 91 году небольшого турне по Южной Америке гитарист Майкл Хоффманн получил предложение поработать сессионным музыкантом и звукоинженером в Бразилии. Красоты местных женщин и манящие пляжи Копакабаны в итоге перевесили, и Майкл остался в Бразилии на постоянное место жительства. Не в последнюю очередь на его решение повлиял и несносный характер упитанного немецким пивом барабанщика Криса Вичхантера. Изжил, гад, ещё одного гитариста! А шеф Sodom заимел очередную головную боль с поиском нового мучителя шести струн.

Сайт: www.sodomized.info

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.