Search for:
 

Nickelback

«Так здорово быть успешным! Жизнь хороша!»
C. Kroeger


Отправной состав
 

По поводу конечной творческой ценности сего симпатичного канадского бэнда пусть брызгаются желчью критики. Но то, что Nickelback во-первых, отлично делают своё дело, а во-вторых, честно заслуживают свой кусок рок-славы, — эта мысль не отпускает. Серьёзные дяди-ценители считают своим долгом по поводу каждого очередного сингла Nickelback отметить самодовольное рок-стар позёрство а ля поп-Металлика, особенно лидера и основателя коллектива Чада Крёгера, его глупые тексты и одинаковое построение песен и аранжировок. А чуваки просто играют мэйнстрим-рок, радио-форматный пост-гранж, иногда с довольно увесистыми гитарными риффами, иногда с пауэр-балладами, иногда с сопливыми мелодиями и гипертрофированными, наигранными чувствами, по проверенным формулам, и наслаждаются плодами своего упорного труда по дороге к мировому признанию. Очень качественного, заметьте, труда. По мне, так пусть будет больше таких, мужлански-роковых коллективов, чем сотни не от мира сего британских новояз-групп, восхищающих своим наигранным дебильным поведением, якобы прогрессивными музыкальными идеями и убогими концертами критиков и самих себя. Nickelback просты, приземлённы, знают, как на своей музыке сделать деньги, и делают их эффективно. Во второй половине 90-х в Канаде, как и на многих других территориях в роке царила пост-гранджевая истерия; всем хотелось успеть урвать юаней на гранжевом джине, выпущенном из бутылки Nirvana, Pearl Jam и Alice In Chains. Сам жанр статичным не являлся, стараниями коммерчески настроенных молодых музыкантов гранж разбавлялся инди-роком, AOR-роком, альтер-роком, хардом, глэмом и прочими составляющими. Цель, однако, была очевидна. Замутить такой же революционный месседж как у Nirvana, было крайне сложно. А вот прорваться на американский рынок и продать много пластинок оставалось вполне реальным предприятием. Большинство канадских команд, народившихся в то время в этом гитарноориентированном смешении, так и осталось популярным в пределах родной страны. За всех отомстил и заработал Nickelback.

 
Чад за любимым занятием

Началась история в канадском Ханна (Alberta), маленьком городке в 215 км северо-восточнее Калгари. Там 15 ноября 1974 года родился Chad Robert Turton. Позже его мать развелась и повторно вышла замуж, и Чад за компанию взял себе фамилию отчима – Kroeger. Ещё через некоторое время у него появился единокровный брат Майк. Чад с раннего возраста проявил интерес к музыке, в частности к игре на гитаре и пению. Ещё в школе он делал первые попытки собрать рок-группу. Идея постоянно трансформировалась, меняла своё название и состав. Группа стабилизировалась в составе: Чад Крёгер (гитара-вокал), его брательник Майк Крёгер (бас-гитара), дружок Майка Ryan Peake (гитара) и Ryan Vikedal (барабаны). Исполнялись преимущественно кавер-версии, хотя Чад сочинял достаточно своих песен. В 1995 году ему такое положение дел надоело: он занимает у отчима 4 тысячи долларов и с пачкой своих сочинений отправляется в Ванкувер, где на студии у приятеля записывает несколько собственных песен. Результат записи вдохновил остальных участников коллектива, и в 1996 году они все вслед за Чадом перебираются в Ванкувер, где записывают и самостоятельно выпускают дебютный мини-альбом “Hesher” из 7 песен. Слушать на нём было особо нечего, кроме песен “Fly” и “Where”, продюсинг не блистал, пел Чад своим натужным хриплым голосом в подражание всем гранжевикам и Джеймсу Хетфилду вместе взятым, едва попадая в ноты. Но общий вектор был задан – грязные рок-н-ролльные гитарные рифы с закосом под тяжёлые песни Stone Temple Pilots и Pearl Jam. Релиз вышел уже под именем Nickelback. В СМИ курсирует легенда о названии коллектива. Якобы, в своё время Майк работал в сети забегаловок Starbucks, где кофе стоил 1,95$. Всякий раз сдавая 5 центов сдачи, он говорил: “Here is your nickel back”. Так с тех пор больше ничего и не говорит . Гораздо мощнее, с лучшей смазкой и гладким звуком прозвучал в том же году лонгплей “Curb”, так же профинансированный и выпущенный самой группой. Часть песен в него, в перезаписанном виде перекочевала с EP, так что к вышеозвученным приятным моментам пластинки можно добавить ещё композиции “Left”, стартовую “Little Friend” и “Pusher”. Остальной материал пока оставался маловостребованным в чисто студийном виде. Зато на концертах прокатывала очень позитивно. Всё свободное от студийных сессий время группа без устали колесила по Канаде, производя на публику с каждым разом всё более благоприятное впечатление и оттачивая исполнительское мастерство. После серии таких гастролей альбом “Curb” попал в американскую двухсотку лучших альбомов, на 182 место.


Эпоха награждений
 

Упорство канадского квартета было замечено несколькими солидными лейблами, предложившими свои услуги. Бэнд выбрал Roadrunner. Чад рассказывает: «Причина, по которой мы выбрали Roadrunner в том, что там работают люди, страстно любящие своё дело. RCA тоже нам предлагали контракт. Их менеджер сразу сказал, что в нас таится большой финансовый потенциал. А значит, ты быстро станешь продуктом, и никем другим. Roadrunner не думали в первую очередь о длинном долларе (наивный), им просто нравилась наша музыка». В Канаде интересы группы стал представлять концерт EMI. Обзаведясь «крышей», Nickelback не прекращали концертной деятельности. География концертов коллектива распространилась на весь континент, а в компании с ними выступали такие набирающие популярность коллективы, как, например, 3 Doors Down или Black Stone Cherry. Это раскрыло никому неизвестному год назад бэнду много дверей в Штатах. «В начале мы гастролировали по Канаде почти без перерыва 3 с лишним года, — говорит гитарист Райан. – При этом выступали настолько часто, насколько это вообще в Канаде возможно». Помимо открытых дверей, в 1998 году Nickelback, воодушевлённые происходящим, приступили к записи нового альбома. При этом успевали менеджерить сами себя. Чад занимался тем, что спамил творчеством Nickelback все возможные радиостанции, барабанщик Райан отвечал за букинг, а Майк Крёгер – за дистрибуцию. Поэтому продюсировать альбом взялся сам гитарист-вокалист. «Во время записи “The State” у нас было не так много времени в распоряжении. Нужно было использовать его максимально с пользой и разумно. Поэтому чаще всего было так, что когда мы доделывали очередной трек, мы просто все решали быстренько, что он достаточно хорош, и переходили к следующей песне». Не всё оказалось так плохо: за песню “Leader of Man” сначала ухватились канадские радиостанции, по закону обязанные поддерживать местных исполнителей. А позже пробила американский Топ-10 мэйнстримового чарта. По сравнению с предыдущими изданиями канадцев, шаг вперёд был сделан большой, особенно при появившейся финансовой поддержке. Текстура песен облагораживалась на глазах аккомпанементными красотами, треки гитарно разглаживались, подобно кругляшам на морском берегу, а голос Крёгера приобретал ровность и сочную урчащую глубину. Альбом после “Leader of Man” породил ещё три сингла, один из которых – “Breathe” – тоже вошёл в Top-10 в 2000 году. Стоит отметить, что первая версия диска “The State” независимо вышла в Канаде ещё в январе 1999 года, в США – больше года спустя (тут уже подмахнули Roadrunner Records, и ещё через пол-года – в Европе), когда коллектив уже вовсю готовил материал для нового диска “Silver Side Up”. А пока пипл усваивал ещё более глянцевую упаковку Nickelback, ещё не полегчавшую, но рассчитанную на публику с усреднёнными музыкальными ориентирами, на радио, так сказать, слушателей. Не отставали и посетители концертов команды; за время “The State”- турне группа отыграла около 200 концертов. 120 место в хит-параде альбомов и первое «золотишко» в копилке банды. Благодаря стараниями обоих лейблов, альбом “The State” приобрело более 500 тысяч человек. Популярность прибывала по нарастающей.

 
Мочим поп-гранж-рок

Пока не получила глобальное ускорение после выхода в 2001 году диска “Silver Side Up”. Большинство его песен Nickelback уже обкатали на своих концертах ещё до выхода “The State” в США, так что имели хорошее представление о том, насколько эффективно можно преподнести новые сочинения в студийном варианте. «У нас не было необходимости записывать “Silver Side Up” как можно быстрее». Для улучшения результата в проверенную канадскую студию Green House (Ванкувер) был приглашён продюсер Рик Парашар, занимавшийся до этого с Pearl Jam и Tample Of The Dog. «Он на самом деле не сильно повлиял на наше звучание, поскольку мы сами хорошо себе представляли, как должны звучать, — рассказывает Чад. – С другой стороны, у Рика есть способность давать происходящему возможность естественного движения, оставаясь при этом трудоголиком и занудой, вытягивающей из тебя только лучшие ноты. Бывало, что песня была готова уже с первого дубля». Поэтому успехи всех ранее выпущенных альбомов были на раз переплюнуты, а планка качества серьёзно задрана. Первый сингл „How You Remind Me“ произвёл фурор, став наиболее чаще звучавшей по радио рок-песней в 2002 году. Во второй раз за всю историю канадская группа оказалась на первом месте в рок-чартах США и Канады одновременно (первый успех принадлежал группе „Guess Who“ с песней „American Woman“). Другие синглы „Too Bad“ и „Never Again“ с прямолинейными, личными текстами о тёмных сторонах человеческой натуры тоже принимались благосклонно, доведя вес “Silver Side Up” до 6 «платин», а продажи – до 9 миллионов экземпляров по всему миру. Кстати, именно откровенные тексты Крёгера зачастую цепляли слушателей, заставляя идентифицировать их героев с самими собой. На синглы, как правило, лепились либо концертные, либо акустические, либо радио-версии песен. Само собой, посыпались различные номинации и награждения (в разное время: 9 штук Juno Awards, 3 Billboard Music Awards, 2 American Music Awards, World Music Awards, MTV Video Music Awards, семь номинаций Grammy, четыре номинации American Music Awards и т.д.), к которым музыканты Nickelback относятся достаточно спокойно: «Конечно здорово, быть признанным в своей стране. Мы любим Канаду и гордимся столь значительным фидбэком. Но награды сами по себе мало что значат. В принципе, их можно поставить в туалет и потом на них смотреть».


Верной дорогой
 

Активности вокруг Nickelback вдруг стало очень много. В 2002 году Крёгер с Jonathan Simkin основал рекорд-компанию 604 Records, где сейчас подписаны такие коллективы, как Armchair Cynics, Organ, Theory Of Deadman, Thornley. В том же году в Японии вышла компиляция Nickelback „Three Sided Coin“ с одной неизданной песней, на рынке появилось DVD „Live At Home“. Тогда же вокалист Чад вкусил сольного творчества, записал вместе с коллегой по группе Saliva Джое Скоттом хит „Hero“ для саундтрека к фильму «Человек-паук». Она же вошла в некоторых странах в переиздания “Silver Side Up”, а так же на лидирующие позиции рок-чартов некоторых стран и Hot 100 США (8 платин в Канаде и 4 платины в США – совсем некисло). Наконец, в 2002 году Крёгер сочинил и спел песню „Why Don´t You & I“ для альбома Santana „Shaman“. Интересный момент. Лейбл Roadrunner запретил издавать этот левый трек отдельным синглом (только в составе лонгплея), чтобы не обламывать ожидания поклонников Nickelback перед выходом нового студийного альбома. А он как раз готовился, под названием „The Long Road“ (2003). При этом, лейбл, по заверениям участников группы вообще не парил им мозг в творческом плане, и доверчиво башлял за студийное время. В Канаде альбому „The Long Road“ было безоговорочно обеспечено первое место, в остальных местах результат был послабее. Первый сингл „Someday“ – брат близнец хита „How You Remind Me“ получил первое место только в Канаде. Все остальные 4 сингла „Figured You Out“, „Feelin’ Way Too Damn Good“, “Because of You” и “See You at the Show”, в математически неизменном коммерческом пост-гранжевом виде успехами не блистали. Но продажи, не смотря, на самоповторы, катились вперёд (5 миллионов), популярность набухала, группа обросла лоснящимся мэйнстримовым жиром, дорогими домами и тачками и с большим успехом гастролировала в 2004 году по всему миру от Японии и Австралии, до Англии и родных канадских деревень. После чего, все решили отдохнуть.

 
Жизнь удалась

Но не прошло и двух недель, как музыкантов, в перерывах между барбекю и подругами посетила муза, и Майк, гитарист Райан и Чад на студии Крёгера-старшего, в его шикарном особняке «Жизнь удалась» в Ванкувере приступили к работе над новыми песнями. В процессе 6-месячного производства из состава был слит барабанщик Ryan Vikedal. В интервью он утверждал, что его уволили за то, что он вдруг перестал по мнению остальных участников соответствовать почётному званию «барабанщик Nickelback». В итоге его заменил бывший драммер группы 3 Doors Down Daniel Adair. Домашние условия, полная свобода действия и мажорная, полугодовая запись пошли на пользу той музыке, в которой Nickelback надолго и удачно закрепились. „All the Right Reasons“ (2005) – блистательный мэйнстримовый рок-релиз, не прибавить – не отнять. Пластинка для слушателей, привыкших к рыночным отношениям, не для критиков. Идеально вылизанные, вкусные песни с подогнанными куплетами, припевами и бриджами, большой выбор хитов – потенциальных синглов, самодовольный, уверенный звук и исполнение, возвышенные пауэр-баллады в меру перемешаны с псевдо-раздражительными и как-бы агессивными треками. Daniel Adair ощутимо припечатывал по «сольнику» и разнообразил ритм-секцию. «На этот раз не хотелось упустить хоть каую-то мелкую деталь. Мы – перфекционисты. Если готовая песня не застревает у тебя самого в голове псоле одного-двух прослушиваний, то как она застрянет в чьей-то другой?» Тут Nickelback преуспели: пять американских Top 20 синглов: "If Everyone Cared", "Photograph", "Savin´Me", "Far Away" и "Rockstar" действительно цепляются за мозг, как утопающий за другого утопающего. В пару номеров после долгих размышлений было добавлено фортепиано, сыгравшее на пользу общей привлекательности альбома.

"All The Right Reasons" стал в этом столетии 16 пластинкой, продажи которой перевалили за 6-миллионную отметку (даже за 9 миллионную). Но это к слову, хороша Маша, да не наша, чего пускать слюни по поводу чужих миллионов. Новых композиций в 2007 году от своих кумиров поклонники не дождались, с одним исключением. Голос Чада звучит в новом сингле “Into the Night” Карлоса Сантаны, сопровождающего его очередную антологию "Ultimate Santana". Признаюсь честно, песня прикольная, в хорошем смысле латино-попсовая. На этот раз никто Крёгеру не запретил фигурировать в отдельном сингле, поскольку ничего нового Nickelback в ближайшее время выпускать не намерен. Наоборот, группа решила взять после гастролей и промоушена последних лет перерыв, чтобы спокойно поработать над песнями. «Не жди меня, мама….», короче говоря, конец 2008 – начало 2009 – в лучшем случае. Всё, чем порадовали канадцы – переиздание последнего студийного альбома в прикуску с тремя концертными аудио-бонусами и DVD-диском в придачу. Для активных поклонников – приобретение так себе, да ещё учитывая, сколько всего было продано копий оригинальной версии. Зачем так злить людей, давая им понять, что зря они бабло выкинули тогда, если сейчас за те же деньги можно получить в два раза больше? В такие моменты от мэйнстрима действительно хочется блевать, какая бы восхитительная музыка этот процесс не сопровождала. А в остальном – всё хорошо. Отвечая на любимый вопрос журналистов о том, сколько денег в кармане, Чад ответил, что у него уже столько денег, что он до конца своей жизни может не поднимать ничего, тяжелее ложки. И тут же ответил на другой вопрос, мол, зачем тогда убиваться на гастролях и вообще чего-то там шевелить в шоу-болоте. «Тебе всегда будет мало, ты никогда не скажешь себе «Ну вот, мы дошли». Всегда смотришь на людей, которые ещё успешнее, и гораздо дольше в деле. Посмотри, как долго уже на сцене Rolling Stones. Попытаться хотя бы половину этого достигнуть! Разве это будет не восхитительное ощущение?»

www.nickelback.com

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.