Search for:
 

Graveworm, part 1

Отличное название для музыкальной группы, кстати! Вызывает устойчивые ассоциации. Само собой, с Anal Cunt в креативности мало что может не сравниться, но подобное название для группы, в которой играет девушка, — это было бы что-то на уровне жёсткого стёба в духе неподражаемого Джорджа Карлина. Так что, «Трупный червь» — самое то. Опознать в Graveworm итальянскую группу довольно сложно, и это объяснимо, поскольку зародился коллектив в регионе Трентино-Южный Тироль, в самом северном регионе Италии. С молоком матери будущие музыканты-металлурги впитывали в себя культуру германоговорящих альпийских регионов, говорили соответственно, на немецком языке и по имиджу/саунду всегда походили на немецких и австрийских клиентов Napalm Records. Кроме того, в процессе ротации музыкантов за всю свою довольно насыщенную биографию Graveworm регулярно демонстрируют похвальную интернациональность. Евросоюз, однако.

Южные тирольцы, северные итальянцы

Процесс формирование команды шёл естественным путём, не без участия удачного стечения обстоятельств. Жили-были по соседству в городке Bolzano знакомые-приятели, ходили вместе на концерты, тусовались, тискали девок по одним и тем же углам, одинаково восторженно интересовались музыкой и в какой-то момент решили собрать собственный коллектив. Разные источники называют 91 и 92 год образования, но участники группы почему-то предпочитают 92-й. Вспоминает вокалист Stefan Fiori: “Собрались мы исключительно, чтобы пошуметь и продемонстрировать всем, что, мол, вот они мы. Попытались поиграть вместе, и так всем нам понравилось, что решили продолжить. В какой-то момент для нас это вдруг стало важным, и захотелось заняться музыкой профессионально. Так и появился Graveworm”. Но это всё лирика. Ярко выраженной индивидуальностью музыка коллектива тогда не обладала, поначалу итальянцы тяготели к дэзне и с удовольствием исполняли кавер-версии Napalm Death, Massacre, Cannibal Corpse и других. Но с появлением в составе клавишницы и одновременно одного из основных на тот момент композиторов (на пару с гитаристом Стефаном) Sabine Mair музыка группы стала больше походить на Crematory с отголосками дарк-готики Theater Of Tragedy и прочих европейских морбидальных романтиков. Очень уж музыкантов стало штырить от мелодичной, атмосферной дарк-метал музыки в духе первых альбомов Crematory, ещё имевшей в те годы свежесть и вау-эффект. Впрочем, death-black элементов хватало и в вокале, и в аранжировках. О высокохудожественных текстах речи тогда не шло. Но команда существовала, шевелилась, играла спорадические концерты и появлялась на мелких окрестных фестивалях, что уже хорошо. С названием получилось банально донельзя. Вспоминает Стефан: “Верите или нет, но название было выбрано по чистой случайности. Когда нам вдруг выпала возможность сыграть первый концерт, выяснилось, что у нас даже названия нет. Так что мы взяли словарь, и первым подходящим словом оказалось Graveworm. Просто, не правда ли?”

Когда заходит солнце

На одном из таких метальных мероприятий Graveworm закорешились с немецкой группой Darkseed, которую можно отдалённо отнести к их коллегам по жанру. Вокалист немцев Стефан Хертрих порекомендовал молодой группе отправить демо-запись руководству их рекорд-компании Serenades Records. Аудио-записями к тому времени Graveworm обзавестись ещё не успели, поэтому послали кассету с видеозаписью одного из своих концертов. Последовала позитивная реакция, и через пару месяцев телефонных переговоров музыканты уболтали босса Serenades Records посетить один из своих ближайших концертов. Всё прошло удачно, и сразу после концерта коллектив получил заветный контракт на запись демо в профессиональных условиях. Помимо Стефана и Сабины в составе фигурировали гитаристы Stefan “Steve” Unterpertinger и Harald “Harry” Klenk, бас-гитарист Dietmar “Didi” Schraffel и барабанщик Martin Innerbichler. Особо настырные коллекционеры могут поискать это кассетное демо из четырёх классических песен, плавно перекочевавших позднее на дебютный полноформат коллектива под названием “When Daylight’s Gone”(97). Он записывался в марте и апреле 97 в студии Soundbunker Studio. За месяц до его появления, в сентябре две песни публика смогла оценить на ныне раритетном семидюймовом виниле “Eternal Winds”, всё ещё с переигранным демо-материалом. С чем имеем дело? С характерным для этого жанра и того времени хмуро-величественным метальным материалом, сконструированным вокруг клавишной основы из эпических пэдов и клавишных переборов. Готическая аура, нагнанная электронными аранжировками, струнными и редкой акустикой, стерильный саунд, подчёркнутая dark-metal мелодичность, контрастирующая с утробным гроулом, скримингом (в “Far Away” вопит просто омерзительно, беда с продюссированием) и активным дабл-басом в “Tears From My Eyes”, “When The Skies Turn Black” или в некоем бодром хите “Eternal Wings”. Скромный гитарный саунд, наивный банк синти-звучков и гипертрофированная патетика даже имеют определённый исторический шарм. Истерические паган-приступы в “Another Season” даже служат поводом добавить в описание дебюта пару пост-блэковых оттенков, но у Graveworm это все не заходит дальше стилистических упражнений. “Первый альбом был для нас настоящим наслаждением, потому что он был первым для каждого из нас”, — говорит бессменный лидер коллектива Стефан. И для европейской метал-сцены 97 года, к тому же, он ещё стал вполне заметным событием.

Червячки подрастают

Коллектив получил первое серьёзное боевое крещение во время европейских гастролей с Therion, Crematory и Lake Of Tears и своим интенсивным сценическим перформансом привлёк к себе ещё большее внимание. На поднимающейся волне успеха лейбл дал Graveworm возможность реализовать кое-какой новый материал в виде мини-альбома “Underneath The Crescent Moon”(98), для поддержки гастрольной деятельности, ну, и тупо подзаработать. Новый материал был записан в итальянской студии Newport. Особую прелесть этому релизу, продававшемуся, кстати, за нехилые тугрики, придаёт композиция “Awake…Thy Angel Of Sorrow”, записанная с Sarah Jezebel Deva, ныне бывшей бэк-вокалисткой Cradle Of Filth и Therion, с которой итальянцы как раз подружились посреди чада и угара первого турне. А также блэк-спидовая кавер-версия Helloween “How Many Tears”. Все сочинения — и патетический стартовый трек “Awaiting The Shinning”, и не сконцентрированный “By The Grace Of God” изобилуют красивыми, даже шедевральными, захватывающими дух мелодиями на контрасте с придушенными блэковыми страшилками. В 98 году в дискографии набирающего обороты коллектива также появилось первое официальное видео “Awaiting The Shining”. Пока ещё жиденько, всего-навсего VHS, с одним несчастным видеоклипом, интервью и дорожным репортом, снятым итальянским телевидением, но уже кое-что. Речь идёт о первом фестивале, устроенном лейблом Serenades Records 8 мая 1998 года в немецком городе Швабский Гмюнд. Но круче, чем яйца в тот период оказалась возможность малоизвестному коллективу выступить на фестивале Wacken Open Air в Германии, после чего группа практически сразу приступила к работе над вторым альбомом.

И потянулись ангелы за красотой

“As The Angel Reach The Beauty”(99) записывался и сводился в студии Newport в итальянском городке Санкт-Лоренцен, в 50 км от родного дома. С музыкальной точки зрения речь идёт о привлекательной смеси блэка и готики, с играющими максимально большое значение медленными партиями и клавишными аранжировками. Шаг вперёд – несомненно, по крайней мере, для итальянцев. Они иногда очень тонко подают и обыгрывают мелодию, пусть даже предсказуемо-простую и заранее эпически-выигрышную. Назову в качестве примера суперский электронный инструментал “Ceremonial Requiem” (даже клинануло на нём, его бы исполнить живым оркестром!) и тему “Nocturnal Hymns”, которую вполне мог бы исполнить Cradle Of Filth. Отголоски музыки команды Дэнни Филса мелькают также в “Dreaming Beauty”. Вообще на этом альбоме ощутилось умение итальянцев обращаться с масштабной псевдо-викинговской эпичностью и пост-классическим материалом. Стали крепнуть симфо-блэковые тенденции, очень активно это проявляется в “Prophecies In Blood”. Отличные мелодии на мой вкус всплывают в “Behind The Curtain Of Darkness”. В общем и целом — веское доказательство быстрого взросления коллектива. Плюс забавная обложка в духе сборников Романтик Коллекшн, имеющая явные проблемы с оптикой. “Думаю, словом dark-metal нашу музыку описать лучше всего, — говорит вокалист Стефан. – Так у нас остаётся пространство, потому что мы не очень любим конкретные ярлыки. Не понимаю, почему люди считают нам мелодичной блэк-метал командой… В dark-metal ты можешь впихнуть всё от death и black до готики…Это просто мрачная и атмосферная музыка”.

Всегда выигрышные кулисы

Тёплый приём публики позволил группе вполне успешно покататься по Европе, сначала активно отбомбившись в Германии с Mystic Circle, Suidakra и Stormlord, а затем выступив на нескольких тематических фестах и прокатившись по Старому Свету с Agathodaimon и Siebenburgen. Без каких либо потрясений дело дошло до третьего альбома “Scourge Of Malice”(2001). Его уже можно назвать великолепным, хотя бы шикарные симфонизмы в “Descending Into Ethereal Mist”, жутко торжественную “Demonic Dreams” , солидный инструментал “Threnody” с задумчивым акустическим вступлением и рокерским соляком и перепевку немеркнущего классического трека Iron Maiden “Fear Of The Dark”, в который южные тирольцы умудрились даже засунуть альпийский рожок. Появление третьего альбома ознаменовало для Graveworm завершение первой большой главы в своей биографии. Невзирая на качество записи, можно сказать, что первые три альбома всё-таки объединяла специфическая атмосфера, и в 2000-х она стала постепенно утрачиваться и заменяться на напористый коммерческий бомбаст. Вслед за первым в истории группы хэдлайн-турне по Европе в сопровождении Vintersorg, Darkwell и Dornenreich последовали необратимые качественные и коммерческие изменения.

Наказание злобой  

В первую очередь, это завершение контракта с Serenades и принятие Graveworm в ростер куда более внушительной компании Nuclear Blast. Также, в 2002 году в рядах тирольцев произошли перестановки. Первым делом ушёл бас-гитарист Диди и гитарист Харальд Кленк. Сначала его ненадолго заменил гитарист Eric Treffel, а затем метнувшегося за лучшей долей Эрика заменил другой гитарист Эрик — Eric Righi. Он же сыграл на ближайшей записи на бас-гитаре. Причины смены коллектива в Graveworm, как правило, не касались личных разборок. “Нет никаких разногласий или прочего, у нас со всеми сохраняются дружеские отношения, — рассказывает фронтмен. — Состав меняется потому, что мы не зарабатываем на такой музыке много денег . Это просто невозможно – обогатиться или безбедно жить за счёт того, что мы сочиняем. Если нам удаётся что-то заработать – отлично, но для меня лично, важнее всего то, что это доставляет радость и даёт возможность путешествовать и видеть много нового”. Да, это сложно для нормальной жизни и традиционных отношений – работать в полный рост и иметь в качестве хобби музыкальное увлечение профессионального уровня, когда на турне приходится тратить все отпуска, а роялтиз от продажи альбомов не покрывают коммунальные расходы. Мда, бизнес что надо. Кому-то же эти заработанные музыкантами деньги достаются?

Высеченный в чёрном

Отголоском прошлого стало переиздание в 2002 году под одной спаренной обложкой первого альбома и первого EP “When Daylight’s Gone & Underneath The Crescent Moon”. Теперь, имея за спиной Nuclear Blast, итальянцы уже могли себе позволить и студию поприличнее, и продюсера с именем. “Engraved In Black”(2003) записывался уже в Stage One в Германии, в продюсерском кресле восседал, соответственно, Энди Классен, а обложку для альбома ваял уже Кристиан Валин. Из-за того, что один из основных композиторов группы, гитарист Стефан переехал на проживание в Германию, при сочинении нового материала группе пришлось большую часть работы выполнять по домам, собираясь вместе раз в две недели для обкатки и согласования идей для песен. Но в целом, атмосфера песен Graveworm не претерпела существенных изменений, и отклонения от исконных гот-дум-блэк-метальных традиций головокружения не вызывали. Чего не скажешь о качестве звучания, приблизившегося к монстрам симфо-блэкового жанра Cradle Of Filth и Dimmu Borgir. Взять хотя бы круто замешивающий трек “Legions Unleashed” или вступительную симфо-дремучую тему с готик-красотой “Dreaming Into Reality”, которая с первых же секунд задаёт общую темноту и демонстрирует некопеечный саунд. Пафосный героический инструментал “Thorns Of Desolation” с волынками/рожками, скорее, предсказуем, а вот по песнякам вроде “Renaissance In Blood” уже можно вычислить подросший уровень художественной зажиточности. Тем не менее, не могу не отметить ту самую особую дымку со специфическим пряным душком вокруг ранних записей Graveworm, которая стала быстро улетучиваться из музыки тирольцев, а также усиление агрессивной составляющей.

Иной уровень хобби


С изданием “Engraved In Black” вышла маразматичная накладка, как раз в духе европейской двуличной толерантности, граничащей с самоубийством абсурдной терпимости, конкурентоспособной бюрократии и оголтелой борьбы за авторские права и права всех и каждого, при этом, потрахивая религиозных мальчиков, отправляя контингенты на чужие войнушки и закрывая глаза на фашистские марши, разрастающиеся леса минаретов и прочее. Для нового альбома Graveworm записали кавер-версию песни “Losing My Religion” группы R.E.M, которая вошла в первый тираж альбома. И чёрт дёрнул вокалиста Стефана изменить в тексте пару слов, грубо говоря, вместо “смеяться и петь” проорать “плакать и кричать”. И никто ему не сказал, что это делать строжайше запрещено, музыку, мол, менять можно, а вот текст – ни сантиметра в зад. Когда про изменения в тексте прознали заинтересованные лица, поднялась нешуточная вонь. В итоге Nuclear Blast пришлось изымать диск из продажи в Европе, а сонг “Losing My Religion” в трек-листе сохранился только на американском прессе и в российской лицензии, а в европейский диги-пак “Engraved In Black” вошла кавер-версия Pet Shop Boys “It’s A Sin”. Япошкам ещё отломилась перепевка Type O’Negative “Christian Woman”. Ну, “It’s A Sin” оригинальным выбором не назвать, те же Gamma Ray чуть раньше ловко запилили её на свой павер-спидовый манер, хотя Graveworm тоже неплохо приспособили её под свои нужны. А вот за кавер Type O”Negative спасибо, эта группа заслуживает большего признания. Что касается песни “Losing My Religion”, то было решено перезаписать её с корректным текстом и использовать на будущем релизе, что и случилось.

Новая утопия

Стефан (который Стив) всё-таки ушёл из группы, поскольку не мог разрываться между новым местом жительства в Дрездене и всё нарастающими потребностями Graveworm. Ушёл сразу после первого тура в поддержку “Engraved In Black”, и вместо него в группе появился некто Lukas Flarer. Пришлось, хотя и временно, поменять менять ещё и барабанщика. Мартину Иннербихлеру потребовалось отлучиться, а именно заняться строительством дома, и группе стал помогать известный в германоязычной метальной среде драммер Moritz Neuner (Darkwell, Dornenreich, Atrocity, Leave’s Eye и другие). Поначалу они были приняты для поддержки концертного состава, но задержались, и понеслось. Группа сделала опасный финт, — фактически возложила на нового гитариста Лукаса функции основного сочинителя. Рассказывает фронтмен Стефан: “Да, Лукасу достались обязанности Стива. Мы были приятно удивлены, когда через пару месяцев он принёс нам две новые песни. Нам понравились его идеи, — ведь именно в этом направлении мы и хотели двигаться ещё до того, как он пришёл в группу”. Осчастливил коллектив своим появлением и бывший гитарист Харальд Кленк, поживший в Германии и вернувшийся в Италию — фатально соскучился по la mamma и пасте карбонара. Должности гитариста в Graveworm ему не нашлось, пришлось довольствоваться бас-гитарой. В таком виде потомки альпийских пастухов приступили к созданию второй пластинки по контракту с Nuclear Blast.

Не все лица те же


Студия Stage One осталась неизменной, и качество нового альбома выдержано на высоком уровне локомотивных релизов Nuclear Blast. “(N)utopia”(2005) представляет собой существенный дрифт от пост готик-блэкового симфо-мелодраматизма с отзвуками скандинавской сечи в сторону упрощения песенных структур, утяжеления риффов и модерн-металла. Материал стал сочиняться именно на гитарах, а не на клавишных инструментах, поэтому роль электроники на новом альбоме существенно изменилась. Её по-прежнему осталось много, но её неучастие в процессе сочинения песен заметно. Graveworm захотели приобщиться к мелодик-дэтовым столпам Hypocrisy и Dark Tranquillity, это именно те коллективы, на которые автор Лукас изрядно налегал в треках “(N)utopia”, “Hateful Design” или “Timeless” . И далеко не всегда изящно, всё-таки руки ещё не набиты, кое-где прёт наивняк. Первая композиция “I – The Machine”, конечно, усердная, стремительная и с массой дабл-баса и молотьбы, но стерильная и безжизненная, на мой взгляд. Как и мощная лего-композиция “Outside Down” — Мориц играет правильно и круто, вне всяких сомнений, но жизни в его игре маловато, и это касается не только его перформанса в Graveworm. Ок, не без приятных полётно-истеричных фантазий в “MCMXCII” или в той же “Timeless”. Я, собственно, к чему клоню… От первоначальной идей Graveworm в “(N)utopia” мало что осталось, с другой стороны, если это то, к чему сами музыканты вдруг резко стали стремиться, то так тому и быть. Рассуждать на тему “Раньше было лучше” вообще смысла не имеет, Graveworm просто стали бодаться за другую весовую категорию.

 

Ян Федяев

 

Сайт — www.graveworm.de

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.