Search for:
 

Korpiklaani, part 1

«Пейте ответственно!»
Tuomas Rounakari

Foto 1

Представил на досуге, что тому, кто изобрёл спид/треш/дэт-метал с тактом в 2/4, перед этим во сне явился финский Дед мороз Йоулупукки. Неутомимый дедок оставил дома на своей «Ушастой горе» свою сожительницу, старуху Муори, прилетел прямым рейсом на откормленных ягелем олежках, и — о радость — не всыпал этому деятелю-изобретателю розгами за плохое поведение и рок-н-ролльный разврат, а сам забухал с ним и исполнил на прощание зажигательный финский танец хумппу. Характерные синкопы, быстрый темп от 125 до 140 ударов, либо смена быстрого и медленного темпа (в случае с нилкку) — и здравствуй традиционный метальный угар! Не вязкий грувовый замес на сильную долю, а скоростной, подобно распространяющемуся по сухостою огню такт, заставляющий пускаться в присядку и активировать все суставы, которые ещё вращаются. Мне довелось много лет заниматься музыкой, и так уж получилось, что сам обожаю эти самые 2/4. Даёшь Razor, первые альбомы The Haunted и Nightrage, слэйеровский “Reign In Blood”, содомовский “Agent Orange”, Artillery и еще много чего и побольше!!! Забавно наблюдать, насколько по-разному сами музыканты относятся к этому безобидному и очень заводному ритму. А как сразу преображается песняк, когда эффектный гитарный рифф выруливает на этот ритмический автобан! Хоть бесшабашный фолк, хоть загримированный блэк, хоть фарш-дэт…Один мой питерский друг и коллега-музыкант сказал как-то: «Слушать такое люблю, но вот в своих песнях терпеть не могу». И действительно, терпит редко и с трудом.

«Йонне»

«Йонне»

К чему это я всё это? Давно чесались руки написать про какую-нибудь фолк-метал-команду, выбравшую одной из своих обязательных музыкальных составляющих именно финскую хумппу. В наши дни хумппа/полька стала, скорее, комическим фолк-явлением, вызывающим приступы неудержимого пьяного веселья. Во многом, именно благодаря комбинации с тяжёлыми гитарами и отголосками блэк-паганщины, этот танец обрел популярность за пределами Финской Республики. Подобных команд за последний десяток лет развелось немало, и не обязательно финских. Это и Finntroll, и Trollfest, и Finsterforst, и Тролль Гнёт Ель, и Asmegin. А соответствующие фестивали собирают иной раз больше людей, чем пропиаренные выступления мега-звёзд. Я для начала выбрал весьма плодовитых Korpiklaani. Ехали мы как-то раз на старенькой «шестёрке» из Владимира в сторону Суздали, и посреди засранных/полузаброшенных просторов за окном и репертуара Эдуарда Сурового/Infected Mushrooms в плейере нашего относительно юного и несмышленого водителя вдруг рванул хит Korpiklaani “Vodka”. Случайно туда попал, бедняга. И нашему утомлённому «Монастырской избой» сознанию стало так хорошо! Вот она, пати-музыка! Решение в пользу Korpiklaani было принято бесповоротно. Их существенное отличие от тех же Turisas, Ensiferum и прочих бегающих в шкурах с мечами и щитами музыкантов в том, что музыка Korpiklaani базируется именно на сельском фолке, а не берёт за основу метал-музыку с фольклорными завитушками. То есть она росла постепенно; это именно народная музыка примеряла на себя музыкальную броню, а не наоборот. Даже своим добрым имиджем лесных братьев Korpiklaani никак не соответствуют всем этим воинственным псевдо-викингам. В родной Финляндии Korpiklaani никто поначалу не принимал всерьёз, потому что они были слишком финскими. Но оговорюсь сразу — нисколько не претендую на серьёзное этномузыковедческое исследование.

«Лапландский дуэт»

«Лапландский дуэт»

Заряд веселья и подвижность в ногах, которые дают пластинки этого гарного финского фолк-метал бэнда, невозможно не отметить. Всю эту фольклорную историю замутил финский парень по имени Jonne Järvelä. С 1993 по 1999 годы он жил в Лапландии среди местных аборигенов — саамов. Разумеется, у них имеется свой язык и своя культура, включающая импровизационное пение йоик. Это что-то сродни пению американских аборигенов или нашему тувинскому горловому пению, мелодия в такой вокальной музыке зависит исключительно от состояния души. В своё время христианские пасторы душили-душили этот бедный йоик, налегая на то, что с его помощью восхваляются языческие боги (петь голосом дьявола было серьёзным грехом). Но, не задушили до конца. Так вот, этот самый Йонне являлся единственным металлистом в тех местах, и проявить свою любовь к наследию Motorhead и Iron Maiden ему было негде и не с кем. Зато он овладел этим самым йоиком и исполнял фолк-музыку на языке саамов для туристов, приезжавших на окрестные горнолыжные курорты. Постепенно он стал сочинять собственный материал в таком же традиционном ключе и организовал в 1993 году вместе с местной йоик-певицей Maaren Aikio ресторанный дуэт Shamaani Duo. Так он выступал по семь дней в неделю перед жрущей публикой в отельном кабаке Hullu Poro в Лапландии. В 1996 году Йонне и Маарен записали единственную совместную пластинку “Hunka Lunka” — преимущественно акустический материал в сопровождении шаманского бубна и акустической гитары. Причём, даже это получилось случайно. После одного из выступлений к Йонне подошел какой-то мужик и предложил записать альбом в нормальной студии. Тот согласился при условии, что ему оплатят билеты на самолёт. Собственно, с этого его музыкальная биография и началась.

«Шаманство»«Шаманство»

«Шаманство»

В 1997 году Йонне перебрался в город Тампере на юге Финляндии и стал общаться со знакомыми ему металлистами. Других он не знал. Так дуэт Shamaani Duo трансформировался в Shaman — полноценный коллектив с рок-барабанами, элeктрогитарами, клавишными и прочими перкуссиями. Музло изменилось значительно и стало гитарным роком с примесью фолковой акустики, традиционных вокалов и соответствующих языческих отступлений. “Думаю, мы были единственными, кто играл подобную музыку в 90-х годах, — говорит Йонне. — Потихоньку этим стали заниматься и другие команды”. Но примоченные гитары и рок-н-ролльный драмминг не меняли сути — группа отталкивалась от фолка, иногда со сложными песенными структурами минут на 15-20 и хмурой атмосферой. Некоторые ранние композиции Shamaani Duo получили вторую жизнь в рок-аранжировках на первом лонгплее Shaman “Idja” в 1999 году. Свою деятельность группа прерывала на год — с лета 2000 до лета 2001. За это время Йонне успел записать своё йоик-пение на альбоме “Jaktens Tid” группы Finntroll. Он также выступал с Finntroll во время их гастролей по Германии и Финляндии, играя на шаманском бубне и исполняя йоик. Второй альбом Shaman “Shamaniac” появился в 2002 году и звучал уже жёстче и сосредоточеннее на рок-формах. Дошло и до хумппы: она всплыла, например, в песне “Il Lea Voibmi”. Но пока весёлая хумппа не играла движущей роли в музыке группы. Shaman просто интегрировали в свою фолк-основу разные рок-формы, создавая некое трайбл-очарование и традиционную дремучую атмосферу, нагоняемую тем самым йоик-пением. И звучала группа при этом вполне серьёзно, без алко-трешевого угара. Пластинки Shaman издавал маленький независимый лейбл Natural Born Records, которым управляла жена Йонне. Естественно, ни о каких изданиях в мировом масштабе не могло быть и речи. Группа выступала в основном на этно-фестивалях и вписывалась в солянки с другими метал-коллективами и в разные причудливые мероприятия. “Мы участвовали во многих странных концертах, и это было весело, — рассказывает Йонне. — Для нас это был единственный выход, потому что здесь в Финляндии обычные любители метал-музыки даже не смели утверждать вслух, что мы им нравимся. Может, мы были слишком странными…Ну, одной из причин был наш менеджмент, весьма далёкий от метал-музыки”.

«Лесной клан»

«Лесной клан»

Во время работы над следующим студийным альбомом в 2003 году, грянули перемены. Лидер группы Йонне вкусил прелесть больших гастролей за пределами Суоми и захотел продвинуть свой коллектив дальше. Нужно было заводить серьёзные связи с европейскими лейблами, и даже вроде появилась зацепка. К тому времени от прежнего состава Shaman осталось всего два музыканта — собственно, сам Йонне и барабанщик Samu Ruotsalainen, входивший в последний состав Shaman, но официально игравший в Finntroll. Далее были рекрутированы Toni “Honka” Honkanen (гитара), Jaakko “Hittavainen” Lemmetty (скрипка, флейта и прочий фолк-стаф), Ali Määttä (перкуссии) и Arto Tissari (бас-гитара). Музыканты засели в студии, чтобы записать новую пластинку “Spirit Of The Forest”(2003), но вскоре оказались в сложной ситуации из-за кидалова рекорд-компании. Вспоминает Йонне: «У нас был контракт с одной немецкой компанией, но там захотели, чтобы бы изменили наш музыкальный стиль, а я не захотел. Так что они бросили нас в студии и не оплатили счета. Мне пришлось проделать большую работу, чтобы быстро найти новый контракт. Я стал везде рассылать три песни из “Spirit Of The Forest”. В Финляндии мне никто не ответил вообще, а из Европы было несколько предложений. Napalm Records понравились нам больше всего. С ними было легко обсуждать разные вещи, и была ещё пара людей, которые мне порекомендовали Napalm Records. В общем, они вызвали во мне позитив. А я всегда делаю вещи, которые во мне вызывают позитив, например, пью пиво». Примерно в то же время некий Andre Matos из бразильской метал-группы Angra организовал собственный проект Shaman. И Йонне решил, что это совершенно ненужные им ассоциации, учитывая популярность Angra, и то скромное обстоятельство, что ушлый бразилец зарегистрировал это название на себя. Так финны Shaman превратились в Korpiklaani. Говорит Йонне: “Было много разных вариантов названий, но то, что нравилось мне, либо не нравилось парням в группе, либо не принималось лейблом. Финальными кандидатами были Woodstribe и Woodsclan, но в Napalm Records хотели, чтобы название было финское. Они спросили меня, как будет звучать Woodsclan на финском языке. Я ответил, мол, Korpiklaani. Им этот вариант и понравился”.

«Дух леса»

«Дух леса»

С обновлением состава, лейбла и приходом новых музыкантов значительно поменялась и музыка коллектива. На смену тёмному шаманству в окружении дисторшенов пришло пати-настроение, фолк конкретно сместился в сторону тяжмета, вместо йоик-пения Йонне запел по-панковски с рёвом и хрипами на английском языке. Объяснение оказалось простым: музыкант не был доволен своими текстами на родном языке, а на английском любая чушь звучала прилично. Поэтому Korpiklaani лишь с третьего альбома стали использовать тексты на финском языке, которые им сочинял приятель. Вместо синтезаторов зазвучали живые традиционные инструменты, включая скрипки, различные флейты и аккордеон. Песни стали проще, динамичнее и веселее, хотя тексты песен Korpiklaani далеко не всегда связаны с выпивкой и порой рассказывают мрачные сказочные истории. Отсутствие большого бюджета даже пошло группе на пользу, поскольку это не позволило им сильно мудрить со студией. Музон звучит просто, аутентично, расслабленно, почти лайв. Биг-саунд барабанов не забивает скрипки, вообще создаётся ощущение спонтанного продюсинга. Отдам должное фолк-инструментам; именно они вносят в музыку необходимое ощущение счастья и радости. Первый же трек “Wooden Pints” — жизнерадостный, запоминающийся номер, отправляющий тебя за новым ящиком пива. В следующем “Before The Morning Star” дуэлируют соло-гитара и скрипка, а сочный глэмовый рифф без лишних разговоров сменяет шустрая полька. Спид-метальный припев в концертном хите “God Of Wind” не будет подпевать разве что глухой или злобно-трезвый. Восьмиминутный “With Trees” — back to roots, шаманство и много акустики, лишь под конец разбавленное тяжёлыми риффами. Соседний трубадурский инструментал “Pellonpeko” с варганом — словно коллективная подготовка к фолк-танцулькам в “You Look Into My Eyes”. Название инструментала “Hullahumppa” (“Сумасшедшая хумппа”) точно отражает его содержание и звук бухой скрипочки. Затем бессмертные Motorhead meets finnish tribal в “Man Can Go Even Through Grey Stone” и сменяются едва меланхоличным, но заводным треком “Pixies Dance”, за который цепляется короткий танец “Juokse Sina Humma”. Шаманское вступление в “Crows Bring The Spring” разворачивается в гимновый хеви-метал-марш. Последняя четверть альбома снова обращается к прошлой деятельности Йонне и в основном представляет в разной форме перекличку народных инструментов и вокального бухтения. Кстати, заглавная песня “Spirit Of The Forest” так и не попала в окончательный трек-лист первого альбома. Самокритичный Йонне решил, что она не соответствует качеству остальных песен, и захотел перезаписать и переаранжировать ее для будущего альбома. Японская версия “Spirit Of The Forest” появилась только в 2006 году и включает в себя две дополнительные песни “Kädet Siipinä” и “Beer Beer” со второго альбома Korpiklaani. Музыка в песне “Beer Beer” на самом деле является калькой с песни “Vuola lávlla” с альбома Shamaniac.

«Голос дикой природы»

«Голос дикой природы»

Условный дебют финнов вызвал немало положительных отзывов в прессе и, несомненно, привлёк кое-какой интерес к подобной музыкальной комбинации. Впрочем, концертная жизнь коллектива в то время не изобиловала грандиозными поездками. В 2004 году Korpiklaani дали всего пару десятков концертов в родной Финляндии и умудрились поучаствовать в фестивале «Карельские лица» в Петрозаводске. Во второй половине 2004 года бэнд (грубо говоря, Йонне) взялся за сочинение нового альбома. В группе появился третий гитарист Kalle “Cane” Savijärvi и штатный барабанщик Matti “Matson” Johansson. Запись, сведение и мастеринг второго альбома “Voice Of Wilderness”(2005) велись в одной студии — Fantom Studio в Тампере. Пока ещё Kopriklaani было не до жиру, все участники совмещали музыку с прокормом семей на основных работах. С новым продюсером Samu Oittinen коллектив зазвучал поувереннее. Во всех пластинках финнов имеется несколько особенно забористых и веселящих пати-песен, обязательно вызывающих повышенный интерес публики. Они лучше всего и запоминаются, и от этого стереотипа избавиться сложно. Это как знаменитым комикам пытаться исполнять серьёзные драматические роли, — результат не всегда хорошо усваивается. “Потребление алкоголя тесно связано с финской культурой, — говорят музыканты. — И финны потребляют относительно много выпивки ежегодно (около семи литров чистого алкоголя на человека). Конечно, это не то, чем особенно стоит гордиться, но это является важной частью жизни для многих людей”. Первые две фолк-треш композиции с живительными скрипками “Cottages & Saunas” и “Journey Man” проносятся на стремительной скорости. За павер-метальной темой “Fields In Flames” следует лёгкий романтик-чёс с парной соло и ритм-работой свирелей и гитары на слабую долю. Песня “Spirit Of The Forest” с множеством фолк-мотивов и йоиком, как уже говорилось, является остатком от прошлой сессии, и если честно, никак не впечатлила. И уж совсем отстойно и нестройно Йонне поёт в патриотической “Native Land”. Но еще имеются “Hunting Song” и “Bier, Bier”, от которых пускаешься в пляс, расплёскивая пиво из кружки, и виртуозные скрипичные запилы в гоночном инструментале “Ryyppajaiset”. На сладкое или успокоительное предлагается акустическая шаманская тема “Kädet Siipinä”. Не могу согласиться с критикой, утверждающей, что Korpiklaani с каждым новым альбомом теряют всё больше и больше своих северо-скандинавских фольклорных истоков. Этих истоков у группы — хоть запейся! За выходом “Voice Of Wilderness” последовал ряд местных концертов и с конца лета европейское турне “Wild Tour 2005”. Группа также дала два концерта в Питере и в Москве и появилась на немецком фестивале Summer Breeze (пока это была самая большая аудитория Korpiklaani).

«За пивом!»

«За пивом!»

Финско-народная тема с успехом развивалась. В середине ноября 2005 года Korpiklaani снова поселились в той же студии в Тампере, с тем же продюсером Samu Oittinen. Группа пообещала частично финскую лирику и более ориентированный на гитарные риффы материал, в отличие от прежних альбомов. Указанный выше состав подвергся значительной корректировке. В группе появился штатный аккордеонист Juho Kauppinen, а бассиста Арто сменил Jarkko Aaltonen. Арто помимо Korpiklaani ещё служил в армии и играл в техно-дэт метальной группе Crystalic. В какой-то момент он решил на пару месяцев отдохнуть от Korpiklaani, и его временно заменил Яркко. Но коллектив решил взять Яркко на постоянной основе. Перкуссионист Али и гитарист Хонко покинули коллектив по личным причинам, но ничего драматичного: Али решил больше внимания уделять семье, в которой появился еще один ребёнок, а Хонко пытался доучиться в университете. Их никем заменять не стали, просто Йонне стал больше нарезать на гитаре. На “Tales Along This Road”(2006) продюсер маненько обновил саунд, прокачав ритм-секцию и уплотнив гитары. Да, Йонне не соврал, Korpiklaani «металлизировались», но бубны, мандолины, волынки и весь прочий фолк остался на месте, только в более втиснутом в общую картину виде. Прежде очень ярко звучавшие народные инструменты немного уступили общей метал-динамике, зато песни приобрели дополнительную национальную черту за счёт песен на финском языке. По комичности и ритмичности английский язык просто нервно курит в сторонке, но пока присутствует. По понятным причинам стал активнее использоваться аккордеон — Юхо и играет зажигательно, и на концертах выдаёт дополнительный драйв!

«Дорожные истории»

«Дорожные истории»

Первая тройка угарно-бухательных песен “Happy Little Boozer”, “Vakiruata” и “Midsummer Night” свидетельствуют о качественном рывке команды вперёд. Хоть Йонне и утверждает, что никогда не строит никаких идеологических планов на предстоящую запись, мол, что сочинилось, то и записывает, но материал “Tales Along This Road” целенаправленно двинул группу ближе к сугубо метальной аудитории. Шаманский бубен и флейты в “Tuli Kokko” перерастают в монолитный тяжёлый рок с качающим риффом. Искрящийся инструментал “Spring Dance” соответствует своему жизнерадостному названию, в танцевальном фолк-поп-метал гибриде “Under The Sun” уже чувствуется рука опытного хитмейкера — классный трек! В нём ещё так вкусно подпевает свирель…В именном треке “Korpikllani” не могло не обойтись без хумппы, но сама по себе песня далеко не примитивная. Ещё один представитель разгульного фолк-павер/треша на альбоме — разрывающий в клочья любую площадку трек “Rise”. В последующей метал-хумппе “Kirki” проносятся конкретно трешевые гитарные риффы. Бонус-треком лимитированного, российского и джапанского издания стала инструментальная композиция “Free Like An Eagle”. В ней скандинавский фолк-фестивальный позитив чередуется с алкогольным плясом под плотную гитару и веселящийся аккордеон.

«На байк-фесте в России»

«На байк-фесте в России»

На всех обложках, начиная с первого альбома “Shaman”, стало появляться схематическое изображение шамана, который на обложке “Tales Along This Road”, наконец, обрёл плоть и кровь. Шухерной такой седой старикан Vaari с оленьими рогами и бубном. Третий альбом Korpiklaani уже был выпущен в США, и как выяснили сами музыканты через пару лет во время своей первой гастрольной поездки по Штатам, у них там образовалось немало фэнов. В 2006 году Korpiklaani довольно часто выступали в Германии, впервые появились в Словении, Британии, Эстонии, Венгрии и других странах. Посещение России стало для финской команды доброй традицией: в 2006 году Korpiklaani снова появились в клубах Москвы и Питера, а также выступили в Рязани и на фестивале байкеров клуба “Ночные волки” на аэродроме недалеко от Никольского под Питером. В России к тому времени нарождались свои фолк-метал герои и соответствующая аудитория. Продуктивность Korpiklaani не могла не радовать.

“В каждой шутке… ”

“В каждой шутке… ”

Весной 2007 финны уже стали готовить новый студийник “Tervaskanto”. Такую скорострельность комментирует аккордеонист Юхо: “Мы любим исполнять и сочинять песни, и мы были бы очень расстроены, если бы у нас не было такой возможности. Мы относительно легко сочиняем хорошие песни, так что не видим смысла оставлять их незаписанными. Игра в Korpiklaani — наша работа, и мы хотим быть продуктивными, насколько это возможно, и хотим сочинять насколько можно больше песен, которые стоит записать. На самом деле, это мы ещё не очень быстро записываемся, потому что большинство наших песен достаточно просты и не требуют 10 тысяч часов репетиций”.
Продолжение следует…

Ян Федяев

 

Сайт: http://www.korpiklaani.com

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.