Search for:
 

Kerstin Blodig

Интервью Kerstin Blodig Специальному Радио.

SR — Специальное радио
KB — Kerstin Blodig

Kerstin Blodig

SR: Добрый день, Керстин! Пожалуйста, представь себя нашей аудитории.
KB: Привет! Меня зовут Kerstin Blodig, я гитаристка и певица, играю скандинавскую и кельтскую акустическую музыку.

SR: Ты сразу начала с фолка или в твоей студенческой жизни присутствовали ещё и панк или техно?
KB: Будете смеяться, но в детстве я играла на пианино только классическую музыку. Подростком мне понравилось играть на гитаре, и я достаточно быстро открыла для себя мастеров американской фолк-музыки Pete Seeger, The Weavers и Doc Watson. Чуть позже пришёл рок, а панк и техно вообще прошли мимо.

SR: Как Ты оцениваешь сегодняшнее состояние фолк-музыки в Германии. Интерес к ней растёт или остаётся стабильным?
KB: На мой взгляд это состояние стабильно. К счастью, на своих концертах в Германии (да и в остальной Европе) я вижу не только «старых перцев», но и молодых людей, что меня радует и даёт надежду на то, что фолк-музыка ещё интересна, пусть и не настолько широкой публике. К сожалению, в Германии молодёжи на концертах гораздо меньше, чем в Восточной Европе.

SR: Назови три важных и актуальных проблемы для музыкантов в Германии. Что должен делать фолк-музыкант, чтобы зарабатывать на жизнь музыкой?
KB. Самой большой проблемой в настоящее время почти во всех североевропейских странах является потеря государственной поддержки в сфере культуры. Из-за финансовых проблем в последнее время вынужденно закрылось очень много залов и культурных объединений. К тому же, сегодня люди в целях экономии не так часто ходят на концерты, как раньше. Тут нужно либо уже быть раскрученным, либо иметь очень высокий качественный уровень, чтобы турне себя окупило.

SR: У Тебя так много проектов: соло, Vallivan, Kelpie, Touchwood, Norland Wind. Есть ли приоритеты? Почему не объединить их все под одним именем?
KB: Для меня важно быть востребованной в музыкальном плане. Я люблю разнообразие. Тем не менее, мои приоритеты однозначно связаны со скандинавскими проектами, особенно соло и в дуэте Kelpie с моим партнёром Ian Melrose. Раньше я всё время думала, что здесь в Германии такую музыку никто не будет слушать, и продолжала играть кельтскую музыку. Потом я себя спросила: если я пою на гэльском языке, который едва ли кто понимает, и людям это нравится, я точно так же могу петь и на норвежском языке. Тогда я начала исполнять песни на языке моей второй Родины, в чём всегда ощущала потребность. Людям и это понравилось. Получается, что я музыкальный посол Норвегии в Германии 😉

SR: Некоторые немецкие музыканты говорят, что люди в Германии очень завистливы к успешным музыкантам и «звёздам». Насколько это действительно так?
KB: Ничего такого я к счастью ещё не испытывала.

SR: Ещё одно утверждение, мол, публика у вас, особенно в сфере рок-музыки, в первую очередь обращает внимание не на музыку, а всегда стремится усмотреть в происходящем политический или общественный контекст…
KB: Этого я не могу представить. Или ты думаешь, что рок-музыка в Германии и Норвегии настолько плоха?

SR: Хватает времени на столь обширную студийную и концертную деятельность? Чем приходится жертвовать?
KB: Я люблю создавать музыку и полностью себя этому посвящаю. Не смотря на это, иногда было бы здорово иметь больше личной жизни. Эмиграция Или, на худой конец, определённую регулярность в дневном расписании. Так как все эти разъезды, стояние в «пробках», разные гостиничные номера каждый день иногда очень утомляют. Зато всё компенсируется хорошей публикой во время концерта!

Kerstin Blodig

SR: В чём, на Твой взгляд, основное различие между ирландской и скандинавской музыкой?
KB: Существует много похожего, особенно между шотландской и норвежской музыкой. Моя сольная пластинка «Valivann» как раз занята похожесть содержания и музыки баллад обеих наций мореплавателей по обеим сторонам Северного моря. Отчётливое различие между скандинавской и кельтской (ирландской, шотландской, английской ) музыкой — в натуральной тональности, которая имеется в традиционной шведской и норвежской музыке. Т.е. натуральные тона (между малой и большой терцией, между малой и большой септой), которые стали жертвой темперированного среднеевропейского строя. Здесь октава искусственно делится на 12 одинаковых полутонов.

SR: Ты так же исполняешь много традиционных песен в современной аранжировке. Где берёшь оригиналы?
KB: Или в книжных сборниках традиционной музыки или из устного переложения своих коллег. Например, для своей новой сольной пластинки «Trollsang» (сборник средневековых баллад и современных гитарных вещей на тему «Подземные аборигены Норвегии») я использовала много традиционного материала из факсимильных изданий старых сборников баллад (Landstads folkeviser).

SR: Что является самым сложным для Тебя, когда комбинируешь старый фрагмент или текст с современными звуками?
KB: Чтобы песня не утратила свои собственные характеристики, и чтобы не сделать её плоской.

SR: Три года назад ты мечтала о собственной студии. Как с этим обстоит дело сейчас?
KB: Я продолжаю об этом мечтать. Лучше всего с видом на море…

SR: Расскажи о своём проекте Talking Water. Случайно, нет новой пластинки в планах?
KB: Да, мы как раз заканчиваем работу над нашим новым альбомом, который будет готов в начале следующего года. Это будет самая попсовая пластинка, которую я когда-либо записывала. Но тем не менее волнуюсь…и радуюсь новому миксу.

SR: Ты принимала участие в записи альбома «Rubicon» братьев Дагган из Clannad. Как оцениваешь качество альбома? Как проходила работа над ним?
KB: О да, я не только записала на этой пластинке много гитары, базуки и голоса, но и сама их аранжировала. Но львиную долю работы на альбоме выполнил мой коллега Ian Melrose, продюсер, композитор и аранжировщик альбома. Без его креативного и организационного вклада, эта пластинка не удалась бы и на половину. К сожалению, он в этом проекте не получил действительно заслуженного признания.

SR: Нуждаешься ли Ты после записи альбома или концерта в покое? Как борешься с синдромом «burning out»?
KB: Обычно, у меня нет времени задавать себе такие вопросы, потому что на очереди стоит новый проект. Но что мне действительно помогает не сгореть, — спорт или движение на свежем воздухе, и конечно любовь…

SR: Что Ты не выносишь во время турне? Расскажи о своей дорожной жизни фолк-музыканта!
KB: Как я уже говорила, это в первую очередь сама дорога, «пробки», недостаток движения, или когда организатор не выполняет условия контракта. Шумные постояльцы в гостиницах или пылесосящие рано утром уборщицы, что особенно часто случается в Германии.

Kerstin Blodig

SR: Что думаешь о современных музыкальных СМИ и музыкальной журналистике?
KB: Очень жаль, что «окраинной» музыке, которую делаем мы, world-музыканты, по сравнению с поп-музыкой в соответствующих СМИ уделяется так мало внимания. Я думаю, что интерес к подобной музыке был бы шире, если бы людей хотя бы знакомили с ней. Но чаще всего у них нет никаких шансов.

SR: Ты задумывалась когда-либо над танцевальным ремиксом своей собственной песни?
KB: О да, даже часто. Мы давно планируем сделать ремикс на первую песню Kelpie-CD «Kraka». Она бы идеально для этого подошла.

SR: Как Ты считаешь, почему немецкая фолк-музыка не имеет такого общественного резонанса, как, например, кельтская?
KB: Просто потому что давно не было большого разнообразия действительно хорошей немецкой фолк-музыки. Сейчас на немецкой фолк-сцене медленно развиваются интересные проекты, как, например, группа Malbrook, которым я иногда помогаю в качестве гостевого музыканта. Группа сочетает немецкую музыку и тексты на «платтдойч»-диалекте с современным северным фолк-звучанием.

SR: Что думаешь о России?
KB: У меня с Россией много позитивных ассоциаций! Особенно благодаря моей любимой подруге Ирине из Москвы и её семье. Я так же часто вспоминаю свою первую поездку в Москву и на Украину.

SR: Пара советов начинающим и молодым музыкантам: каких ошибок можно избежать, на что обязательно нужно обратить внимание и т. д.
KB: Хороший совет, — быть открытым и гибким для различных проектов и музыкальных стилей. Кроме того, нужно хорошо следить за своим здоровьем, поскольку в этом бизнесе нет никого, кто бы платил деньги, если ты вдруг заболеешь и не сможешь играть.

SR: Спасибо большое за Твои ответы!
KB: На здоровье!

Декабрь 2005

—————————

Читать другие интервью >>>

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.