Search for:
 

Quinn

Quinn

Об исполнителе >>>

Это интервью человека, который не появляется на публике, но, тем не менее, практически все мировые звезды пишут у него барабаны и перкуссию. Этот человек, который как начинал творить самостоятельно, так до сих пор и работает, как правило, в одиночку. Будучи удивительно плодовитым, он тем не менее, основное удовольствие получает скорее от процесса, чем от результатов оного. Это интервью с одним их жителей города Лос-Анжелос, который известен во всем мире под именем Quinn.

SR – В России Вы стали известны после выхода альбома Ecstasy in Avila. Чем для Вас самого был этот альбом?
MR – Ответ:
«Ecstasy in Avila» был моим вторым CD релизом, выпущенным на Shiro Records. Это было переиздание моего первого компакт-диска «Quinn». В него вошло несколько новых треков, ремикс на «Sacred Revelation», несколько треков были удалены. В течение целого года песни с этого альбома звучали на радио the Sunset Strip в Голливуде. На мой взгляд, что этот альбом был лучше, чем “Quinn”, и он был замечен многими радиостанциями и людьми из медиа-индустрии.

SR – Когда в свое время вы выпустили первый альбом, вы рассчитывали на успех?
MR – Ответ:
Успех — всегда было достаточно сомнительным словом для меня, потому что пока вы делаете то, что вы любите, и счастливы от этого, тогда, я думаю, что вы успешны. Мои альбомы не покупают миллионы людей, но те, у кого они есть, написали мне очень хорошие письма, в которых пишут мне, насколько высоко они оценили мою работу. Письмо даже одного человека — подарок для меня. Успех — это больше состояние ваших мозгов. Если все ваши мысли крутятся вокруг желания «быть там где нас нет» и это «там» кажется вам более лучшим, в этой погоне вы можете упустить многое в жизни. А, если вы сами считаете себя успешным человеком, находящимся в позитивной струе, то вы и есть успешный человек.

SR — Вы добились успеха своим талантом и большим трудом. Что или кто Вам больше всего помогал на этом тернистом пути?
MR – Ответ:
Моя семья была самой большой поддержкой мне, так же как и наличие моего сильного жизненного духа. Интересное дело тоже может очень стимулировать, особенно если вы живете такой жизнью как я. А вообще — наличие вокруг вас людей, которые любят и поддерживают вас, многое меняет в этой жизни к лучшему.

SR — Вам известно, что у Вас в России есть поклонники? Вы бывали в России?
MR – Ответ:
Я понятия не имел, что у меня есть поклонники в России, но я правда рад слышать об этом. В России я не был, но я хотел бы посетить ее как-нибудь, чтобы послушать некоторые из ваших больших хоров и посмотреть на вашу красивую страну.

SR — Вопрос про музыку, которую Вы делаете. Как Вы сами определяете стиль музыкального материала, который вы создаете?
MR – Ответ:
Много людей за эти годы давали много различных названий этому стилю (например, Ambient World или Ambient Pop), в зависимости от того, какие из существующих течений в музыке наиболее похожи на то, что делаю. На мой взгляд, то, что я делаю — это симбиоз многих культур мира, которые в моей музыке находят примирение, которое радует душу. Так случилось, что я люблю world, классическую, альтернативную музыку, музыку к кинофильмам и поп-музыку, и частички этих стилей находят свое преломление в моей музыке. Если бы я должен был дать четкое определение собственной музыке, я бы назвал ее Альтернативной-World-Поп-музыкой (Alternative World Pop Music).

SR — Каким образом Вы отбираете темы для своих музыкальных произведений?
MR – Ответ:
Я много читаю, изучаю книги, картины и искусство вообще. Меня также вдохновляют такие визуальные виды искусства, как художественные и документальные фильмы. Например, фильм, который действительно впечатлил меня, называется «Baraka». Это удивительное кино без слов и актеров. В нем только виды со всего мира и потрясающая музыка. Одна из композиций с моего нового диска «Beneath the Quiet», которая называется «My Secret Yearning», появилась после нескольких после нескольких лет изучений и чтения об отшельниках и затворниках. Это было мое большое исследование, во время которого я много времени провел в библиотеках и книжных магазинах. Я люблю находиться под впечатлением от чего-либо, это тоже подвигает меня на написание. Но часто я просто сижу за клавиатурой и просто начинаю играть. События, происходящие в моей жизни и то, как я их чувствую, тоже оказывают свое влияние. Я также люблю писать стихи. Я начинаю со слова или фразы, если я чувствую, что это слово или фраза «задела», иду дальше.

SR — Та музыка, которую вы пишете, очень разнообразная. Ваши музыкальные предпочтения также разнообразны? Поделитесь Вашими музыкальными вкусами, пожалуйста.
MR – Ответ:
Я рос, слушая главным образом джаз, но, также я находился под большим влиянием музыкального автомата, который был у моего отца. В этом волшебном ящике жила музыка Битлз, Отиса Ридинга, Элвиса Пресли, The Doobie Brothers, Чикаго, Рафаса и Chaka Khan. Когда пошел в школу The New England Conservatory of Music в Бостоне, штат Масачусетс, на меня сильное влияние оказала музыка The Police, а также world music. Сейчас я слушаю Moby, Энигму, Питера Габриэля, Стинга, Anonymous 4, Loreena McKennitt, Dead Can Dance, Кейт Буш, Emmylou Harris, Шейла Чандра, Джоселин Пук, Том Вэйтса и PJ Харви, да всех и не перечислить.

SR — А на какой музыке вы воспитывались? Мы знаем эту историю про то, как в 3 года вы начали играть на барабанах. Расскажите, пожалуйста, подробнее, как это случилось.
MR – Ответ:
Вся моя семья играла на музыкальных инструментах. Все мое детство мы, подобно семейству Partridge собирались все вместе в музыкальной комнате и играли. Мой папа любил рок и рокабили, моя мама (пианист с классическим образованием) любила органную музыку и людей подобно Эрбу Альберту (Herb Albert), Tijuana Brass и Нейлу Диамонду (Neil Diamond). Мой брат (Рокер) любил Лед Зеппелин, Rufus и Kiss. Так что когда мы собирались, мы могли сыграть любую музыку. Это был то оркестр, то джазовый ансамбль, то хор. Я начал играть на барабане в три года, потому что мои родные подарили мне на день рождения маленький барабанчик. С того самого дня и до сих пор, барабаны были и остаются страстью всей моей жизни.

SR — Обработка национальной музыки и национальных инструментов при помощи электроники. Многие на сегодняшний день занимаются созданием такой музыки. Назовите музыкантов, кто на ваш взгляд, делает сегодня качественную музыку в этом направлении?
MR – Ответ:
я думаю, что это проект Энигма Майкла Крету, также могу назвать Питера Габриэля, Стинга, Jocelyn Pook, Kronos Quartet, Philip Glass, Delirium, Michael Brook и One Giant Leap.

SR — Как Вам пришла в голову идея сочинять самому?
MR – Ответ:
я думаю, что все это началось с желания создать что-то большее, чем играть на барабанах, участвуя в записях других музыкантов. В то время я подбирал фотографии актеров для кастинг-агенств, а вечером играл в группе в баре. После каждодневных утомительных похождений под горячим лос-анжелесским солнцем, я шел на репетиционную базу, где просто выпускал все свои эмоции и музыкальные идеи и записывал их на восьмидорожный магнитофон. Я играл на клавишных, делал басовые партии, эффекты, использовал электронные и живые барабаны. Все это я делал в совсем крошечной комнате, сидя с наушниками на голове. Я не имел никаких мыслей о том, что с этим материалом можно что-то сделать, что эта музыка могла бы крутиться по радио. У меня была одна цель – чтобы все это просто вышло из меня. В то время когда я все еще поставлял фотографии для кастинг-агенств, я зашел однажды на кастинг в компанию грамзаписи, чтобы сыграть им как актер. Меня смотрел парень по имени A&R, который попросил меня показать мне что-нибудь из моей музыки. У меня были в машине кое-какие записи, которые я ему и показал. О немного послушал и сказал, что, если бы я принес ему еще несколько треков, то могла бы идти речь о выпуске альбома. Обалдевший, я побежал обратно к машине, улыбаясь и подпрыгивая от радости. С того дня я продолжал подбирать фотографии днем и записывать музыку ночью.

SR — Использование национальных музыкальных инструментов в современной музыке встречается все чаще. Не всегда эти эксперименты удачны. Чем принципиально отличается то, что делаете Вы, от того, что делают другие музыканты?
MR – Ответ:
Когда вышел первый альбом Quinn, уже была Энигма, Deep Forest и B-Tribe. Вскоре записывающие компании, сосредоточившись на зарабатывании денег больше, чем на качестве композиций, стали выпускать подобные вещи, но в абсолютно электро-поповом стиле, чем фактически убили это направление в современной музыке. Будучи в первую очередь барабанщиком, я был сосредоточен не только на ритме, но и на истоке, если так можно выразится,, возможностях и эмоциях звука. Звук должен был тронуть меня, чтобы вывести все эмоции на поверхность, чтобы перенести слушателя в удивительную картину, находящихся далеко отсюда мест и людей, мест таинственных и волшебных. Одним из первых произведений, в котором задолго до всех (в 1981 году) это было сделано, была «My Life in the Bush of Ghosts» Браяна Эно и Дэфида Берна.

SR — На сегодняшний день вы руководите компанией Orison Records. С каким материалом работает эта компания?
MR – Ответ:
Orison Records и Orison Music управляю исключительно я сам, а недавно создана еще и ЊQuinn’ records. Была большая работа со всеми ее деловыми вопросами, нескончаемыми разговорами по телефону, короче мне было все это время не до музыки. Но зато, на выходе я получил студию, которая полностью отвечает моим требованиям и теперь я могу сказать, что ту музыку, которую я долгое время хотел и не мог сделать, будет создана. Вы можете посетить www.orisonmusic.com, чтобы узнать последние новости относительно Quinn и Orison Music.

SR — Всем известно, что вы играете на самых экзотических барабанах и других народных инструментах. У вас, наверное, уже большая коллекция таких инструментов?
MR – Ответ:
У меня громадная коллекция барабанов со всего света, а так же барабанных сэмплов. Также у меня есть большая коллекция сэмплов голосов музыкантов и певцов. Перечислю названия некоторых барабанов: Думбеки, Говорящие барабаны, Джун-Джун, Табласы, Джембесы, Исигубусы, барабаны таос, коробочные барабаны…. Мне самому очень нравятся барабаны из Индии и Африки. В ближайшем будущем я хотел бы меньше использовать электроники и работать с большим количеством музыкантов, играющих в «живую». Это будет уже на следующем моем альбоме.

SR — Что для Вас является определяющим в подборе инструментов? Есть ли у каждого инструмента свой характер?
MR – Ответ:
Я обычно отбираю те инструменты, которые имеют уникальный звук, и имеют много тонов и поддтескта (так сказать). Каждый барабан и даже удар или часть удара имеют свой собственный характер, и это только вопрос — найти правильные элементы для композиции, которую ты делаешь.

SR — Вы сами играете на всех этих инструментах?
MR – Ответ:
Я играю на всех барабанах и перкуссиях сам, но я также люблю играть с другими барабанщиками и обрабатывать эти звуки на электронных аппаратах. Еще я играю на таких инструментах, как бамбуковая флейта, на различных дудках, а так же электронных и акустических клавишных, типа фортепьяно и фисгармонии.

SR — А какой инструмент из тех, на которых вы работаете, наиболее удивительный, или наиболее вами любимый?
MR – Ответ:
Поскольку я сам играю на барабанах, то любимыми инструментами и являются все барабаны, на которых я играю. Есть другие инструменты, на которых я не играю, но которые очаровывают меня не меньше. Duduk — удивительный инструмент. Это — армянский вид гобоя. Мне повезло – я записывал свой альбом Chasing Silence с выдающимся музыкантом Chris Bleth, который превосходно играет на этом инструменте. Вы можете услышать прекрасную пьесу с участием дудука в композиции A Cool Wind is Blowing, в которой играет Дживан Гаспарян. Это – известная армянская народная песня.

SR — Вы концертируете или в основном работаете в студии?
MR – Ответ:
В основном, я работаю в студии. В «живую» я выступаю с другими музыкантами, играю на барабанах. Я работал на тем, чтобы организовать концерт со своими композициями, но на практике это оказалось трудноосуществимо — передать тот саунд, который нужен, в «живую». Но я все равно хочу предпринять что-нибудь подобное в ближайшем будущем.

SR — Вы работали со многими известными музыкантами и исполнителями. С кем вам больше всего понравилось работать?
MR – Ответ:
Очень люблю работать с многими людьми, но особенно с Майклом Бруком (Michael Brook), Митчеллом Фрумом (Mitchell Froom), Донной Ди Лори (Donna De Lory) и с командой East Mountain South.

SR — Вы писали саундтреки? Это сложнее, чем писать просто композиции? В чем были особенности этих Ваших работ? Расскажите подробнее об этом, пожалуйста.
MR – Ответ:
У меня, на самом деле, еще не было, к сожалению, возможности написать саундтрек, но несколько моих композиций вошли в два фильма Silent Trigger и Father. При создании альбомов, музыка является первой и наиболее важной. Когда Вы пишите музыку для кино, музыка должна отражать и увеличить эмоциональное воздействие фильма. А так, я настолько люблю процесс создания альбомов, что пока до кино руки не дошли. Я только разрешаю использовать мою музыку в их кино.

SR — Кого из русских исполнителей или музыкантов Вы знаете? Есть ли среди них любимые?
MR – Ответ:
Я достаточно мало знаю российских музыкантов, но я люблю Хоры из Москвы и Санкт-Петербурга и особенно голос Ольги Бородиной. Она поет на одном из моих любимых компакт-дисков под названием Вечерняя Звезда («Всенощное» Рахманинова) вместе с St. Petersburg Chamber Choir. Я также люблю российский вокальный ансамбль Ancient Echoes.

SR — Последний, традиционный вопрос Специального радио. Что бы вы хотели пожелать молодым, начинающим музыкантам. Каких ошибок им надо избегать и на что обращать внимание в первую очередь?
MR – Ответ:
Лично я обучался в консерватории, но я не думаю, что это для каждого. Все мы имеем свой собственный путь, и мы в первую очередь должны слушать свое сердце и следовать собственным взглядам. Что хорошо для одного, не обязательно подойдет другому. Будьте верны самому себе, будьте единым целым с собственной энергетикой, и никогда не позволяйте никому препятствовать вам в достижении вашей мечты. И, конечно, практика, практика, практика, а затем практика еще раз.
Спасибо!

Читать другие интервью >>>

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.