Search for:
 

2006 сентбрь — 3 место — «Лучшее интервью с музыкантами» — Интервью с группой 7 раса

3 место «Лучшее интервью с музыкантами»

Интервью с группой 7 раса

Я встретился с ребятами из группы в клубе PV, в котором им еще предстояло играть вечером. До концерта – еще около четырех часов, и группа решила выбраться из темного и душного помещения клуба. Солнце било по глазам, веял теплый ветерок, подсыхали редкие лужи после ночного дождя. Отличная погода для прогулки.

На вопрос «Где у вас тут можно купить пива?» я предложил дойти до алкомаркета, находящегося недалеко от клуба. Мы шли с Сашей Растичем вдвоем, и уже по пути я начал задавать ему вопросы.

При подготовке вопросов к интервью мне пришлось столкнутся с проблемой дефицита информации о группе. На официальном сайте 7 расы есть лишь краткая биография, которой уже пару лет. Оказывается, тот человек, который делал сайт, куда-то пропал вместе со всеми паролями к сайту. На официальном форуме музыканты отказываются отвечать на вопросы, связанные с их личной жизнью. И на этом же форуме была высказана интересная мысль о том, что чем меньше мы знаем о музыкантах, тем больше нам нравится их музыка.

Пройдя несколько десятков шагов, Юля Булатова (директор группы) вдруг спросила о том, куда мы идем. Ответом ей было едкое «Он собирается нас убить!» и дружный смех группы. Всего нас было восемь человек: Саша, Серж, Егор, Костя, Юля, звукоинженер, я и еще одна девушка, которая проводила группе экскурсии по городу.

В алкомаркете Саша Растич купил себе бутылку Miller – «Не хочу много пить перед концертом», остальные музыканты разбрелись в выборе спиртного. На крыльце магазина мы решали, где лучше провести интервью. Нужно было тихое и спокойное место – ближайший дворик вполне подходил. Устроившись сначала на скамеечках под деревьями, мы облюбовали детскую беседку-песочницу, где и расселись всей компанией. Играют дети, шумят деревья, ярко светит солнце – чего еще надо для хорошего дня?

Отвечали только Серж и Саша, остальные общались друг с другом и практически не принимали участия в беседе.

– Егор! Я думаю, надо дать интервью, – Саша пригласил басиста группы к разговору.
– У меня опять кровь из носа идет… – ответил меланхоличный Егор.
– У тебя кровь из носа идет? А ты спал, нормально? Ел? – Проявил заботу Саша, на чем мы и оставили свои попытки привлечь к разговору басиста.
Диктофон в моих руках начал записывать беседу, мы начали с представления.
– Представьтесь.
– Мы группа 7 раса. Мы музыканты.
Мы продолжили тему учений, связанных с седьмой расой, затронутую в разговоре по дороге.
– Где можно почерпнуть информацию об учениях, говорящих о 7 расе?
– В принципе, вы можете набрать в поисковике любом, в яндексе «седьмая раса», но только словами, помимо нашего сайта, будут ссылки, посвященные этой теме. В принципе, можно еще прочитать у Блаватской. Все эти учения можно объединить одним словом – эзотерики. Так что дерзайте! Что ж мы вам будем все разжевывать? Кто ищет, тот найдет.

К слову сказать, в Яндексе при запросе «седьмая раса» первые 27 ссылок – на группу 7 раса, но никак не на пророчества и учения. По этим теориям, сегодняшнее человечество – это пятая раса и остатки прошлых рас, а седьмая раса – идеальные люди. Сразу же напрашивается вопрос о том, как все эти учения влияют на творчество группы. Саша, автор лирики, на это ответил:

– Раньше не особо отражалось, а теперь будет. На новом альбоме это будет отражено. Там будут текста более эзотерические, поэтому, может быть, не всем понятные, но именно об этом, отчасти.
– Кстати, новый альбом, каким он будет? И когда он выйдет?
– Будет он, наверное, осенью. А каким он будет, мы пока еще не осмыслили. Когда все песни запишем, посмотрим на них со стороны, тогда можно будет сказать, каким он будет. Мы пол-альбома записали, девять песен. Ну, будет чем-то отличаться, хотя будут какие-то параллели в некоторых песнях с прошлыми альбомами. Мы не модные парни, не мясо, ни эмо там не будет.
Готовьтесь к новой 7 расе. Учитывая то, что большинство песен для первых двух альбомов писались в одно и тоже время, и эзотерические тексты, можно сказать, что новый альбом, возможно, действительно станет откровением. Особенных четких принципов или форм группа не придерживается, «главное, чтобы всем нравилось». Растич продолжает:
– Я отвечаю за все свои тексты, я не пишу каких-то таких «лишь бы текст» песен. А что касается музыки – нет каких-либо рамок. Нет желания записать модный альбом, в духе времени, ну, в таком понимании.
Заговорили о старой, проверенной временем музыке. Саша делится своими пристрастиями:
– Я еще, будучи студентом, лет десять назад, слушал калифорнийскую волну психоделического рока, типа Jafferson’s Airplain, Iron Butterfly…
…Grand Funk Railroad, The Doors. Особенно это влияние чувствуется при прослушивании акустического альбома «Корабль бумажный». Местами так и веет психоделикой – глубокий бас, мелодические переборы, образная лирика, своеобразный вокал – просто погружаешься в эту музыку, с головой.
Но есть еще одна группа, несомненно, повлиявшая на 7 расу – это культовая Nirvana. Есть что-то в 7 расе от сиэтловской волны гранджа – драйв, эмоциональность, искренность, но напрямую, как мне кажется, не стоит их сравнивать. Между «Nevermind» и «Первым кругом» больше десяти лет, для музыки это – большой срок. О секрете успеха Nirvana:
– У Nirvana был нестандартный очень подход, да и там времена глэма были. Кожаные штаны и мотоциклы – все это пришло в тупик, и на этом фоне Nirvana выглядела особенно ярко. И сейчас что-то такое должно появится, потому что и ню-метал, и эмо, сегодня комично смотрятся – практически это глэм. Что-то должно такое появиться. Такое, что все поймут, что… рок жив!
– Многие группы, которые называют себя так называемой «альтернативой», являются по сути мейнтримовыми.
– Ну конечно! Возьмите каких-нибудь Linkin Park – группа, которая абсолютно мейнстримовая. Ничего нового не принесли, неинтересно слушать даже. Растич закуривает очередную сигарету. Его рассуждения о природе «альтернативы»:
– Если брать это понятие в изначальном смысле, не исковерканном, то это альтернатива мейнстриму. Музыка интересная, чем-то отличающаяся от той, которая везде звучит. Но опять же, альтернатива, если появляется, очень быстро становится мейнстримом.
– Но есть группы, которые постоянно находятся в альтернативном ключе и ищут новое.
– Radiohead – точно! У них все альбомы отличаются друг от друга!
Где-то вдалеке кричит бабушка, просит освободить беседку. Никто не обращает на нее внимания. Мы продолжаем разговаривать о музыке, и затрагиваем тему попсы. Серж, ударник 7 расы задается вопросом: «А что называть поп-музыкой? Есть хорошая же поп-музыка – New Order, U2». Я снова переключаюсь на Сашу:
А к какой поп-музыке адресована песня «Люди гибнут за попс»?
– Она написана давно достаточно, очень старая песня. Это, в принципе, не к музыке…
– К масс-культуре?
– Да, имеется в виду как образ жизни попсовый.
К нам подходит бабушка и настойчиво продолжает: «Это не для вас, а для детей, освободите, говорю же!». Мы освобождаем беседку и уходим в другое место, на скамейки. По пути я пытаюсь выяснить мнение группы о победе финской группы Lordi на Евровидении, но обнаруживаю, что музыканты не в теме. Серж отвечает:
– Я Евровидением не интересуюсь, это спорт какой-то, соревнования, к музыке это мало отношения имеет. Это же война телеканалов скорее, борьба. О музыке здесь речи не идет.
Усаживаемся. Ребята снова закуривают.
– Tracktor Bowling, собираются выходить на западный рынок, они записали несколько англоязычных песен. Стали бы вы записывать что-либо подобное?
– Нет, мы бы не стали. Ну не знаю, дай бог, что бы у них это получилось, я в это не особо верю. – Отвечает Саша.
– Вообще, это очень реально, если у тебя действительно интересная музыка! У нас, например, с Костей есть группа, мы вышли уже в двух странах. – Дополняет Серж.
Сергей Говорун имеет в виду их общую с гитаристом 7 расы Костей Чалых indie-rock группу «Мои ракеты вверх», альбомы которой уже вышли в Нидерландах и Австралии. Он же продолжает:
– Это не сложно, если им все удастся, то можно им похлопать. Сказать: «Ребята, что вы хотели, то и получили!». Но, другое дело, что это ничего не даст, по сути.
– Мне кажется, там своих групп хватает, особенно таких, как Tracktor Bowling, – Саша добавляет свою трезвую оценку.
При разговоре о сторонних проектах музыкантов я получил комментарий от Кости: «Была идея, которая появилась сначала в «ракетах», а потом в 7 расе. Это песня «Е.А.», она есть на альбоме». Честнее будет, если я скажу, что «Мои ракеты вверх» – не какой-то сайд-проект, а вполне самостоятельная группа, со своей яркой индивидуальностью. «Идея вся в воздействии музыкой, а не словами» – так ребята характеризуют свою группу, проводя границу с сильной и образной лирикой 7 расы.
Спрашиваю про дружбу и общение с другими группами и получаю ответ от Саши:
– Да мы со всеми в нормальных отношениях, другое дело, должен быть интерес для общения плотного, дружеского. Приятельские отношения, у нас, в принципе, со всеми. А вот прям дружеские… Джан Ку, Ругер – близкие нам по духу.
– А с кем вы бы хотели двойной концерт дать?
– Ну не знаю, особого желания так выступать нет. Это все достаточно такие старые группы, как Tequilajazzz, отчасти Кирпичи, Джан Ку. – То есть это в основном питерские?
– Ну а в Москве и нет особых групп, как это ни странно – большой город, но таких, чтобы были близкими нам по духу – нет.
Растич предвосхищает вопрос о «войне» москвичей и питерцев: «Мы не участвуем в этом соревновании между Питером и Москвой!». Снова возвращаемся к творчеству группы, я спрашиваю Сашу о песне «Три цвета», которая по смыслу и музыке контрастирует с остальным альбомом «Качели».
– Это первая песня, которую мы написали в этом составе. Мы собрались и она сразу родилась, вышла за две минуты, т.е. она спонтанно родилась очень. Нам ее, может быть, послали оттуда, из космоса, продиктовали. Нас очень вставило. (смеется)
– И просто захотелось увидеть ее на альбоме? – Я продолжаю тему.
– Она старая, в принципе есть и на «Первом круге», скрытым треком, в дорогом издании. Мы записали ее еще раньше. Есть еще более ранняя версия этой песни, записанная очень давно, она выходила на каких-то сборниках альтернативных, я уже не помню на каких точно. Тут, на первом круге, она была не особенно к месту, поскольку «Первый круг» был достаточно концептуальным альбомом, она бы там никак не смотрелась, но мы записали ее все равно.

Кто слушал песню, тот помнит строчки «Где вы, где вы растаманы?». Поэтому я задаю следующий вопрос:
– А ты сам как к растаманам относишься?
– Нормально. Мне нравится музыка реггей, позитивная, светлая музыка. Вообще, вся эта культура мирная и не воинственная, в отличие от альтернативы той же, которая такая… жестковатая.
– Но вся растаманская и реггей культуры тесно связаны с наркотиками…
– Вопрос о наркотиках очень сложный. Можно долго на эту тему говорить, что является наркотиком, а что нет. И почему, например, алкоголь легализован, а трава нет? Если говорить о последствиях употребления алкоголя и травы, то мне кажется, что от алкоголя более плачевные последствия, потому что большинство бытовых преступлений совершается именно под воздействием алкоголя. Это очень сложная тема для человечества в целом.

Продолжаем говорить о творчестве, но в более глобальном смысле.
– Долго вы еще собираетесь заниматься музыкой? Вы представляете себя лет через десять, двадцать?
– Мы не работаем больше нигде, только музыкой занимаемся, уже два года. Пока мы будем чувствовать это, что нам есть что сказать, сыграть. Пока есть идеи, мы будем этим заниматься.
– Дайте советы по сочинению текстов и музыки. Что для этого нужно?
– Талант и умение выворачивать себя наизнанку, не писать штампами какими-то. Текст должен быть текстом. Нужно уметь входить в некоторое состояние открытости, доверия и писать. Трудно этому научить, этому нельзя научить практически.
– То есть это ощущать в себе эмоции и пытаться выразить их словесно и музыкально?
– Да нет, я бы так не сказал. Тут не одни эмоции. Человек должен представлять, отдавать себе отчет о чем он хочет написать песню. А эмоции – они должны соответствовать тому тексту, который придуман, понимаешь? Просто так орать там о чем-то непонятном, для самого себя даже непонятном – «Ты ушла, меня бросила!», «Вся жизнь говно!», «Вы мудаки!», «Убей себя сам!» – это глупо!
– Убей себя об стену! Залезь в газенваген! – С улыбкой на лице Серж продолжает синонимический ряд.
– Но есть еще понятие месседжа в музыке. – Уточняю я.
– Вот, да, я об этом и говорю, кстати. Должен быть месседж. Человек, который пишет тексты, должен давать себе отчет, куда он людей ведет и что он несет своими текстами.
– Сочиняя тексты, музыку с определенным месседжем, все равно надеешься на то, что люди станут лучше?
– Станут лучше… ну это как-то банально звучит. Ну, в принципе да.
– Изменить людей?
– Ну конечно, да! Музыка и тексты имеют сильное воздействие на сознание людей, это заложено в рок-музыке. Логичней петь о том, что ты пережил реально, пытаться это отобразить.

Спрашиваю про надуманный кризис российской музыки, про русский рок. Растич рассказывает о своем видении проблемы:
– Мне кажется, что за многие века соотношение хороших людей, творческих и обычных людей не менялось. Была в свое время первая волна русского рока, достаточно хорошая. Социальная, она была к месту и очень актуальны были и музыка, и тексты. Но что из этого потом вышло? Превратилось в мейнстрим какой-то, в форматную достаточно музыку, неинтересную абсолютно.

Заканчиваем интервью, но не прекращаем разговаривать. Я узнаю множество интересных вещей от лидера группы, спорю с ним. Мы идем в ресторан, где у меня будет возможность узнать о музыкальных предпочтениях Саши, о его отношении к Психее, о том, что никто из группы не слушает метал.

На выходе нас встречает группа людей, специально приехавших на концерт из Ханты-Мансийского автономного округа, и просит показать, где находится клуб. Я иду с Растичем, позади нас – ушедший в себя Егор, слушающий музыку на своем iPod’e, а за нами – приехавшие издалека ребята. Мы заходим в клуб, охрана помогает протиснуться через толпу поклонников. И вот мы уже в малом танцевальном зале, где под звуки легкой электроники можно просто расслабиться и отдохнуть, развалившись в большом кресле.

Покой нарушает девушка, осторожно подошедшая к Растичу, который уже закрыл глаза и отстранился от окружающего мира. Она подарила ему книгу о проклятом поэте Джиме Моррисоне, изданную в Екатеринбурге. Хороший подарок.

Впереди будет отличный концерт, один из лучших в этом мини-туре.

Закончу словами Саши: «Люди, которые думают головой и мыслят не стандартами, которые навязываются радио и телевидением, и вообще окружающим миром, люди, которые наивно и открыто смотрят на мир – достойны всяческого уважения».

Сергей Сурганов

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.