Search for:
 

«Wighnomy Brothers» в клубе ДАТА энд МЕСТО: 21 апреля 2007г., клуб «Город» aka LUFT


Действие Первое

Лица:
Ольга – бывшая модель, в настоящем менеджер торговой компании по продаже парфюмерии;
Даша & Маша – работник банка, приложение к ксероксам, факсам и другому офисному оборудованию.
Михаил – в прошлом рок-музыкант, поп-расстрига, в данный момент альфонс без работный;
Нах – почти учёный;
Семён – мужчина средних лет с грустной поволокой в глазах.

Действие происходит на кухне 3-х комнатной квартиры сталинского дома, окна выходят на оживлённый проспект, по которому беспрерывно проносятся автомобили, словно реактивные ракеты. Кругом пыль, грязь, неустроенность, спутниковая антенна расположена внутри помещения, у окна. Хозяин обитает в основном на кухне, на разбитом диване с прожженной спинкой, но застеленном дорогим шёлковым бельём. Он лежит, остекленело уставившись в стену.

Ольга: Он кто? Вокруг столько интересных вещей, можно подумать, что он изобретает портативное атомное оружие. Ему чай надо сделать, а то помрёт, смотрите, уже синеть начал.

Семён: Мой школьный приятель, не обращай внимания, это его постоянное состояние, должно быть, задумал что. План нашего будущего отдыха и перемещения. Не сидеть же здесь, в этом ангаре латентной профилактики и ремонта.

Михаил: А на чём поедем? Тачку же этот «Менделеев» угробил. Хорошая была тачка. Я у него иногда брал на время, только привыкать начал, 5-ти ступенчатая коробка передач, газку поддашь, она как ласточка понесёт, чудесная была машина, комфортная, и цвета моего любимого маренго.

Даша & Маша: Лично я хочу танцевать, я хочу двигать телом, целую неделю на заднице насиделась, в офисе у нас вытяжка плохая и электростатика от компьютеров, хочется двигаться. Вот думаю, может, фитнесом увлечься, да здоровья с вами уже не осталось.

  

Семён: Может, в клуб какой сходим? Предлагаю на дискотеку 80-х, итальянская эстрада, Пупо, Рики Э Повери, Аманда Лир и всё такое, или куда можно пешком дойти. Что здесь поблизости-то есть?

Нах: (очнувшись от псевдолетаргического сна): У меня здесь недалеко корешок на проходе, свой человек, надо туда рыть, а то правда тоска с вами, место там фартовое, реально можно оторваться и отдохнуть. Мне это заведение атмосферой напоминает легендарный ДК Горбунова, там у меня накатываются воспоминания о юности, молодости, что даже слёзы выступают в глазах.

Ольга: А мне хорошо, сегодня накрыло как-то по-особенному, откройте окно, что-то воздуха не хватает. Люди, скажите, у меня пот чем пахнет?

Михаил: Оленька, ты пахнешь наваристым украинским борщом с чесночком и пумпушками. (начинают целоваться)

Семён: А какая там культурная программа? Если что для продвинутых, то я думаю, мне будет там неуютно. Хочется чего-то хитового, узнаваемого. Я бы с удовольствием бы сходил на концерт Агузаровой или Фриске.

Ольга: (продолжая целоваться с Михаилом): Если мы сейчас куда-нибудь не отправимся, я за себя не отвечаю. (Хватает его за «козлиную бородку под Гребенщикова», говорит шёпотом на ухо): Пусть уходят, а мы остаёмся, я здесь кое-что заныкала.

Действие второе

Лица:
Даша & Маша
Нах
Семён

Ночной клуб в помещении бывшего народного театра или заводского дома культуры. Малый зал. Барная стойка. На высоких стульчаках сидят посетители, выпивают, смеются, ведут беседы. Молодые парни и девушки плотной группой танцуют у сцены, энергично размахивают рукам, ногами, другими частями анатомии. На сцене стоит лысый, гладко выбритый человек, глубокомысленно уставившись в монитор переносного компьютера. Звучит энергичная, но монотонная музыка. Водка в баре по 100 за полтинник, пиво по 100 за пол-литра, пахнет ароматизированным табаком, на диванах, выставленных вдоль стен курят кальян. Народу тьма.

Даша & Маша: Какой-то странный образ у этого артиста, я бы не сказала, что он выглядит интеллектуально, скорее фантастично, он похож на инопланетянина или на демона из сказки. Вам не кажется друзья, почему многие люди, имеющие проблемы с собственной анатомией, стараются быть публичными лишь только для того, чтобы искоренить и выжечь эту заразу? Может быть, это такой своеобразный генетический зуд?

Семён: Да, отсутствие пропорциональности – это наша национальная традиция. Кого бы ты из звёзд ящика вспомнила, кто по настоящему блистал обаянием и красотой? Гуливероподобный Киркоров? Тюнингованный Леонтьев? Или псевдобрутальный Меладзе? Или эти современные мальчики-спальчики с игривыми жопками – неудачные пародии на мировую поп-мессию Тимберлэйка?

Маша & Даша: (танцуя и виляя своими маслатыми бёдрами) : Где наши отечественные Джуд Ло, Томы Крузы, Бреды Питы? У них, что не звезда, так обязательно что-то запоминающееся.
Нах: Почему?! У нас полно Майклов Джексонов, сегодня на них спрос, они – безобидные, плюшевые игрушки, детям нравятся.

Семён: Это как раз и странно. В мире давно поняли, что все эти клоуны шоу-бизнеса – очень опасные люди. Много информации просто ещё не проникает в прессу и сеть, тот же Джексон представляет из себя чудовище с плохо закамуфлированными фобиями. Всем давно понятно, он – психически больной человек, жертва профессии.

Маша & Даша: А может, желание быть публичным – это такая форма естественного отбора, совершенно независящая от любого, конкретного человека. Вон тот, гладковыбритый инопланетянин, им явно двигает что-то свыше, какие-то невиданные космические силы.

Нах: Лично я не сторонник массового внимания. Случись чего, этого высоколобого «парамошу» кончат первым. Слышали, беззубого Шуру выбросили из машины, настучав по черепу и другим рудиментам плоти?

Семён: А я бы сейчас сожрал чего, свиную отбивную, или на худой конец, чебурек.

Нах: Пора отсюда сваливать, здесь дышать нечем.

Действие Третье

Лица те же.

Главный танцпол. По барной стойке растекается керосиновый огонь, освещая огненной змейкой пространство помещения. Деревянный пол издаёт родной звук школьного актового зала, топот стоит жутковатый, в такт бухающей техно-бочки. На сцене, сменяя друг друга у микшерского пульта, два смешных, обаятельных человека, обозначенных в программке как Wighnomy Brothers. Они успевают пить водку из горла, наливать танцующим у сцены, давать автографы на пластинках и cd, позировать фотокорам, обниматься и брататься с многочисленными поклонниками, кадрить наиболее пропёртых тёлок, ну и само собой, ловко шуршать складированным на столе диджейским оборудованием.

Wrighnomy Brothers – известные дядьки в минимал тусовке мира.

  

Биографическая справка прилагается:

Wighnomy Brothers – это Gabor Schblitzki, он же Robag Wruhme и Soeren Bodner, он же Monkey Maf. Парни познакомились в далёком 1988 г. в одном из местных клубов. Ещё пребывая в подростковом возрасте, их объединила музыка, различные стили, жанры и направления. Бывало, Gabor сидит дома, выкупил какую редкую пластинку в магазине, поставил на вертак, слухает, топырится, эстетствует. Из динамиков раздаётся высокохудожественная джазовая импровизация, а тут Soeren приходит, уроки закончились, и он сразу к приятелю обмениваться новинками. У Соерена, видите ли, свежая рок-альтернатива в сумке заныкана, а то и какой заковыристый соул. И как пойдут друзья до ночи обсуждать сыгранный кем-то инструментальный пассаж или соло на барабанах, грустный голос певца или певицы, или, открывающий глаза на мир, смысл. Забывают про уроки и про всё остальное.

В середине 90-х Габор диджействовал, поигрывал релаксирующую музыку в чилл-аутных комнатах рейверам, прихуевшим от транса, торговал и рекламировал музыкальное компьютерное оборудование. В 1996 г. совместно c Volker Kahl организовал проект Beefcake, где они играли экспериментальную, выстроенную в идеальной гармонии, электронику. В 1997 г. уже как Gabor & Soeren становятся резидентами клуба Thuringian. В начале апреля того же года они заявляют себя на выступлениях как Wighnomy Brothers. Создается лейбл Freude am Tanzen, выпускаемая на нём продукция долго не залёживается на складах виниловых магазинов.
«Вода точит любой камень!» — вот лозунг наших талантливых приятелей. Wighnomy Brothers медленно, но настойчиво убеждают своих, пребывающих с каждым годом, поклонников, что их деньги потрачены не зря. Сотрудничество с лейблами Freude am Tanzen, Musik Krause, Kompakt, написание авторских треков и ремиксов на звезд последних 10-летий: The Future Sound of London, Sex In Dallas, Commercial Breakup, Alter Ego, Slam, Royksopp, Underworld, Depeche Mode, Nitzer Ebb, выступление в клубах Европы и мира – такие достижения этих пузанов Габора & Соерена.

Редко увидишь Dj-артиста в таком жизнеутверждающем образе. Музыка, что они заводят в клубах, разнообразна, это и old techno, rock, house c элементами jazz’а, latino, vocal’а b и многое другое. Их Dj-шоу собирают как интеллектуалов, так и людей, пропагандирующих другие ценности. В данный момент музыканты являются резидентами клуба Kassablanca в городе Jena. Так что, кто не побывал на их грандиозном Dj-techno шоу в клубе «Город», рыть туннель туда.

«…ну что, треснем водки и оттопыримся по полной…» — под этим объединяющим народы лозунгом Dj’s-музыканты Wighnomy Brothers прибыли в Москву.

Маша & Даша (с огоньком перебирая ногами, сгруппировав руки в локтях как бегун-марафонец): Какая необычная громкая музыка, я сейчас стояла у сцены, вон у той колонки, там звуковое давление такое интенсивное, я даже чувствовала, как у меня потрескивает позвоночник.

Нах: Грандиозное шоу, согласен, какая сложно постановочная диджейская акробатика! Парни демонстрируют, что ди-джей – это не блядь, а художник. Посмотрите только, с каким настоящим энтузиазмом они отрабатывают свой гонорар.

Маша & Даша: Друзья, «иду на вы», иду на сцену, не держите меня, я полюбила этого мужичка в очках, буду сейчас кадрить. Я ему сейчас такое сделаю, мы с ним вместе уедем в Германию.

Пробирается среди танцующих, работая локтями, в проходе на сцену её останавливает охранник, вежливо объясняет, что не положено, затем переходит на крик, но голоса не слышно, слов не разобрать, интеллектуально-минимальный техно угар стоит такой расколбасный, словно регулярно бухает, постреливая, противотанковая гаубица.

Маша & Даша разочаровано отходит к самому краю сцены, протягивает пузатенькому, тому, кто старше в очках, свои жаждующие объекта руки. Пузатенький обращает внимание, наливает в пластиковый стаканчик водки, сам пьёт из горла демонстративно и по-гусарски. Далее следует трёхразовый православный поцелуй, потом он обратно возвращается к рабочему месту, сменяя в очередь своего моложавого приемника.

Нах: Эту Уёбушку нужно оттаскивать от кумира, а то её там изнасилуют молодые рейверы-завистники.

Семён (очнувшись от кимара и мгновенно вошедший в тему): Великая музыка, в моей голове как будто загорелся олимпийский огонь. Да, это не в консерваторию ходить как на кладбище, все туда успеем.

Маша & Даша (вернувшись за одноногий столик, кричит, глаза на выкате, слюна в разные стороны, явно не в себе): Да здравствует модерновая танцевальная музыка! Да здравствует жизнь! Да здравствую я!

Многочисленная публика яростно перемещалась и изрядно потела. Из танцзала во время выступления Wighnomy Brothers не сбежал почти не один человек.

Действие Четвёртое (Заключительное)

Пустынная улица исторического центра Москвы освещена мощными галогенными светильниками, посередине проезжей части идут трое, обнявшись по-братски за плечи. В тишине ночного, спящего города разносится скандирование кричалки «Техно! Хаус! Рок’н’ролл! Вихони Бразерс дон’т гоу хом!

Слушать и смотреть подобную музыку на Difuzor.ru

Читать другие отчеты >>>

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.