Search for:
 

Концерт The Rapture в клубе «Б1 Максимум», 28 июня 2007г.

Перед концертом:

Клуб «Б1 Максимум» — место модное и жутко продвинутое, открылся недавно, туда приглашают артистов, играющих в различных жанрах и направлениях, от рока, джаза до электроники и альтернативной попсы. Организация концертов поставлена на широкую ногу, почти всегда можно наблюдать, как Москва заклеивается плакатами-зазывалками на очередное их шоу.

На этот раз сэкономить деньги и нажраться в хлам не удалось, к воротам клуба пришлось приехать заранее, выкупить билеты, кстати, стоимость которых составляла 1 700руб. за один, со скидкой по знакомству продавали по тысяче. Для рок концерта по-моему это невероятно дорого.


The Rapture

Собутыльника, фотографа, соавтора, родственника пришлось ждать и болтаться у входа около часа, прогуливаться среди многочисленной армии эстетствующих поклонников американской инди-панк группы The Rapture.
Народ собрался продвинутый, попивал интеллигентно, по-тихому пивко и сухое винишко из пакетов, беседовал, посиживая группами, парами, поодиночке, на бордюрах, газонах, автобусных остановках. При такой стоимости на билеты выпить что-либо в баре сможет не каждый, зная цены на бухло в любом московском клубе.


Первые ряды вставило Клуб «Б1 Максимум» разместился на территории толи бывшего станкостроительного, толи сталелитейного гиганта социалистической промышленности — завода имени Серго Оржоникидзе. Ордена и награды свергнутого государственного режима на фасаде ещё висят. Внутри территория этого индустриального монстра уже полностью перепрофилирована и отдана на откуп коммерции и наживе. Рынки, склады, магазины, супермаркеты одежды и еды, клубы, офисы, стоянки.

А когда-то ещё совсем недавно, пару десятков лет назад нас, школьников Октябрьского района водили по заводу им. Оржоникидзе на экскурсии, показывали работу цехов, ратный труд передовиков производства, комсомольцы-добровольцы, как говорится, после школы заходите к нам на огонёк. Места вокруг родные, всё исхожено, перехожено, оббосано, облёвано.

Во времена перестройки народная тропа была уже проложена к таксопарку, куда из-за партийной антиалкогольной компании ходили к спекулянтам-таксистам за водочкой или винишком, торговавших по-тихому из багажников своих автомобилей. А к чему это я?

А к тому,что данная территория Москвы – видное торговое место. Тусовался здесь народ испокон веков, поэтому маги ночной индустрии и открыли здесь этот шикарный клуб.

А вот ещё немного воспоминаний:

Невдалеке расположены достопримечательности бывшего Октябрьского района: крематорий и богемное кладбище с колумбарием. Какие жуткие там были в детстве ночные гуляния на спор.

Здание филиала Университета имени П. Лумумбо, здесь же регулярно кого-то вылавливали и метелили. Донские бани, какой был чудесный пар и пиво по 20 коп.

А кинотеатр «Алмаз», где на пасху покручивали фильмы провокационного содержания, чтобы отвлечь передовиков социалистического производства от религиозного опиума. А какая была зона отдыха и досуга, это я об общагах МИСиС ( института стали и сплавов), рыжее здание, построенное ещё при царе «Горохове», сейчас почти полностью развалено, сколько проведено в нём прекрасных минут жизни.

Девок в МИСиСе было всегда немного, но если попадались, то были жаркие как мартеновские печи.
В этом районе Москвы не бывал лет 7, стою, смотрю по сторонам, слёзы наворачиваются на глаза, гы-гы-гы…., думаю, это уже возрастное, родина, детство, юность, молодость, ничего уже не вернуть.


клуб Б1 Максимум ака завод им С. Оржоникидзе

О Клубе:

Внутри помещение клуба напоминает Кремлёвский Дворец Съездов, только с индустриальным, готическим уклоном. Огромное округлое пространство, обрамлено барными стойками в оригинальных лунных подсветках. В карманах по бокам выставлены в ряды столики, всё очень удобно спроектировано, кто танцует и пляшет – не мешает тому, кто пришёл интеллигентно выпить, помять подругу по ляхам, с удивлением поглазеть по сторонам. В зал, если постараться промоутерам угадать с репертуарной политикой можно согнать до 5-7 тысяч человек. Второй этаж, где тусят солнцеподобные «випы» и сочуствующие им, спроектирован так, что люди, находящиеся там смотрят, словно боги с неба на гоев, находящихся где-то глубоко внизу.


магия зала клуба Б1

Артисты для них с этой высоты представляются гладиаторами, только вместо мечей у них гитары, дудки и другие орудия труда. Головы «избранных» можно было пересчитать по пальцам, иногда попадались медийные «хари кришны» из ящика типа группы «Би Ту».

Охранник перед входом, когда я поинтересовался почём билеты, пошутил, что есть и по 25 тыщ, интересно, может и вправду. Какие же услуги предоставлялись в этот день в эту сумму?


Трансляция концерта на экранах Длинные рукава и крылья второго этажа добирались почти до сцены, где по-моему можно свободно перемещаться на мотоцикле. На «в.и.п.» этаж, чтобы исследовать его подробнее пробраться не удалось, охрана чуть ли ни с собаками и калашами никого не пропускала, и правильно делала, не хера там всякому быдляку делать, когда его превосходительство отдыхать изволять, «пшёл вон отседа…» Редко куда хожу, допускаю что в Москве есть сооружения ещё более монументальнее, но то, что увидел в клубе «Б1 Максимум», сознаюсь, производит впечатление. Повторюсь, внутреннее убранство и атмосфера клуба напоминает готический и одновременно индустриальный храм, ну и музыки само собой.

В «Б1…» можно было бы эксклюзивно проводить партийные или какие сектанские конференции, марши с факелами или надувными, голубыми шариками, эксгибиционисткие шабашы, «садо-мазо» представления.


Вот, оно счастье Клуб очень мрачен, величественен и подавляет убранством и размером. Со второго этажа какой-нибудь батька-вождь будет очень выигрышно смотреться относительно алкающе- слушающей его снизу корпоративной пузатой мелочи, а он – царь горы, убедительно, по сценографии будет втюхивать им всем очередную программу по захвату или отбиву захваченного неприятелем имущества или какого другого денежного эквивалента.

Тысячу семьсот выкинуть на ветер, а заодно увидеть такую красоту считаю делом вполне оправданным, таких же как мы, добряков по баблу собралось ещё человек около тысячи. В карманах многих возможно оставался лишь пятачок на метро. В барах было немноголюдно, плана по продажам в этот день ожидать не приходилось. Сюда, как понимаю, «людя» приходят за искусством, а не водку пьянствовать. С подобной политикой полностью согласен. Да здравствует песня или инструментальное соло!


Вокалист Люк Дженнер
и мультиинструменталист
Габриэль Андруцци Концерт очень удачно был выстроен по времени, начало в 20 00, освобождение помещения народом в 10 30, и никакой ночной бонусной жизни. «Б1…» — чисто концертное заведение, и правильно, всем по домам, за учебники или готовиться к очередному рабочему дню, да и лишний раз нехера пол затирать и портить такую модерновую красотищу-ляпотищу музейного уровня.

О группе:

The Rapture – лидеры последней нью-йоркской инди-панк волны. Их пластинка «Echoes», вышедшая в 2003г. на независимом лейбле Output rec. под номером 7, сделала их всемирно известными. На этом издании, в отличие от альбома «Pieces of the People We Love» есть бриллианты: «Olio», «House Of Jealous Lovers», «Sister Saviour», слушаю до сих пор, отрываюсь, вставляет бесконечно. О группе уже столько написано, перезаписано, ну и мы так, вдогонку, треснем по буквам, пошуршим по инерции, вдруг кто-то что-то не знает, так, коротенько, или как получится.


Басист Мэт Сэфер,
он же и клавиши и вокал Барабанщик Вито Роккофортэ и вокалист Люк Дженнер – уроженцы города Сан-Диего, с детства мечтали заниматься музыкой, в школе играли в группе «Калькуляторс», девчонкам очень нравилось их манерное плюшевое искусство, одноклассницам они посвящали свои первые песни. После учёбы они много путешествуют, переезжают по городам Америки: Сан-Франциско, Чикаго, Вашингтон, ищут, как говорится, птицу удачи, чтобы взять её за яйца. Где, история умалчивает, знакомятся с парнями, а заодно и родственниками, двоюродными братьями Мэтом Сэйфером, в дальнейшем басистом «Рапчи» и Габриэлем Андруцци – мультиинструменталистом, умело разбирающимся в синтезаторах, примочках, перкуссии, а заодно очень даже прилично в дальнейшем попёрдывающим на саксофоне.

Уже совместно парни перебираются в Нью-Йорк, в эту мекку свободы, творчества и торговли. Следует серия выступлений по маленьким клубам и барам. Однажды, как случайно, или нет, думаю, закономерно, так как все мы под небом, и ничто там не проходит незамеченным, в одном из облёванных мест очередного концерта их услышал продюсер группы DFA Джимми Мэрфи, зашёл поить пивка с золотистой прозрачной воблой, а тут такая программа.
Группа производит на маэстро мощное впечатление, он как Василий Иванович Чапаев шашку наголо, решает сотрудничать. От группы, по словам Мэрфи, шла такая энергия, что пар, выделяемый участниками коллектива, стеной закрывал их от публики. Парни так шумели и невменяемо носились по сцене, что электронный гуру подумал, по-моему у них с мозгами то беда.


Под пивко The Rapture поинтереснее Эти особенности его совершенно не обламали, скорее наоборот, Мэрфи начинает работать с ними в студии, пытается систематизировать психическую неуравновешенность участников коллектива.

В песне «Olio», первоначально вышедшей на сборниках лейбла Output rec. вокалиста Люка Дженнера можно легко по интонации спутать с лидером группы The Cure Робертом Смитом. Это было сделано толи специально, толи нет, не знаю, это на совести Д. Мэрфи, возможно, это был маркетинговый ход и программа на узнавание публикой, а возможно просто случайность.
Во многих других произведениях The Rapture такого яркого окраса голоса мной не обнаруживалось.
Продюсеры с DFA гоняли музыкантов как лошадей на ипподроме, до седьмого пота, дрессировали, лепили идеальные статуи для подражания будущим поклонникам. И добились многого.

Вслед группе The Rapture голова к голове в очередь за признанием устремились и другие коллективы-исполнители, а то и диджеи. Подражателей целая армия, упоминать никого не будем, не о них речь. Нео-панк-инди-диско-рок музыка от Рапчи покорила сердца слушателей по всему миру. Всё получилось, как и было задумано.


Опять басист,
но теперь он поёт соло Здесь сделал своё дело и возникший интерес у молодёжи к 70-80-ым годам прошлого столетия, стиль и музыкальное соответствие The Rapture этой далёкой эпохе, допускаю, является своеобразной рекламой огромного количества той музыки, скопившейся в музыкальных магазинах, а всё это добро нужно было сбывать. Опять, оказывается, заговор торгашей и барыг.
Слушатели от музыкантов всегда хотят настоящего отрыва, это было свойственно для многих рок артистов того периода. The Rapture именно в этом отношении очень органичны и искренни, их гитара проста и незамысловата, но темпераментно бряцает и клокочет, а то и ревёт, барабанщик гонит энергичный танцевальный хаус бит, басист с квадратами низов на «ты», да ещё успевает подпевать, а то и гнать соляка.
Клавишник – стахановец, передовик производства и на дуде …, и с палками, и по клавишам, параллельно польку-бабочку и гапака, в общем, и звукогенератор и шоумэн в одном флаконе, молодец, лучший.

Ну это я по-моему об их живом шоу стал рассказывать.

И так …

О концерте:

Звук, к сожалению, был никаким, мало оборудования, мощность в децибелах следовало бы минимум удвоить или утроить. Клуб гигантского объёма, съэкономили, оснастили как столовую. Экранами и проекциями на них события в реальном времени для «слепых» мест уже никого не удивишь, или звукорежиссер схалтурил. Что, саундчек не контролировал?


Дженер закосил под Роберта Смита А может, специально задумал какой звуковой терроризм против музыкантов? Убрать его из-за профнепригодности, хотелось забраться к нему на лобняк, сказать, так, интеллигентно, конкретно, с пальцами:

«…ты чё, колхозник от звука делаешь, век воли не видать, поди ка, серные пробки выдави, не хера не слышно, а-а-а…, людя по 1700 бабла отвалили, а ты устроил засаду, тебя кто такой понт привил по профессии…и т.д и т.п…», — с руками и ногами по-пацански без холодняка и огнестрелки.

Барабанщика слышно не было, а только ритмичный шум волнами, голоса вокалистов глухие, единственное, кого было идеально слышно, это мультиинструменталиста. В звуке не хватало плотности и густоты. Это верняк, партизан-звуковик что-то нахимичил.

Звукорежиссер – первый человек в любом живом концерте, его надо деликатесами, конфетами с ликёром и коньяком в комплекте с бабами ублажать, а лучше денежкой в конверте. Думаю, на его зарплату не поэкспериментируешь.


Маринка тоже была The Rapture особой ненормальности не показали, так, вид один, стильные, симпатичные, обаятельные американцы. Исполняли песни как с нового альбома «Pieces of the People We Love», выпущенного в 2006г., так был и древний, знаковый материал. Музыканты смотрелись убедительно, открытые, свободные парни.

Допускаю, они сами были поражены готической монументальностью клуба, таинственностью его убранства, многочисленной кричащей, скачущей толпой. Интерес к ним у слушателей за бугром, уже не такой, как 3-4 года назад, у нас же эта группа для многих ещё не в прошлом. Только преданные поклонники собрались в зале, цены на билеты отпугнули случайных людей. Концерт прошёл по-семейному, по-простому, как будто на кухне, где все свои, родные, близкие.


Заключительный аккорд Соло гитарист и вокалист Люк Дженнер так приторчал от приёма, что после выступления братался с залом, как папа римский, народ ловил его руками и что-то шептал на ухо, слова благодарности, восторга, любви.

Атмосфера общения была жизнерадостной, полной танцев и веселья. Где-то к финалу концерта зал чуток сдулся, на трезвую особо не побесишься. Группа один раз выходила на бис, это такая каноническая традиция, отработанный многими коллективами элемент шоу. На бис The Rapture исполнили треки с альбома «Echoes», искрене советую эту работу приобрести или скачать, не пожалеете, есть там вещи многоразового потребления.
Хотя чего? Кому советую? И без меня уже всё давно прослушано.

Басист Мэт Сэфер встал за клавиши, барабанщик и саксофонист в паре работали с драм-машиной и сэмплером, Люк Дженнер сбросил с плеч гитару и солировал с микрофоном. Хитовая песня «Olio», с чего и начиналась их история, звучала так, даже и не знаю, с чем сравнить…


Всё закончилось …предположим, человек умирает, а затем по прошествии какого-то времени в крематории, когда его на лафете-лифте установили, он неожиданно глаза открывает. Родственники скорбят, смакуют ожидания поминок, слюну глотают, от такого поворота событий сами падают как подкошенные от испуга замертво…

Скажу честно, у меня были мурашки по спине. Этот шедевр сотрудничества с Джимми Мэрфи из DFA продакшн и группы The Rapture есть возможность оценить каждому, видеозапись прилагается.

Мои впечатления, думаю, многим понятны. Болтающегося всё выступление соавтора-родственника-фотографа и т.д. и т.п. спрашиваю на выходе из клуба: «Ну, чё, как тебе?»

«…если покопаться в воспоминаниях, може было шо и поинтереснее, недавно услышанная по твоей наводке наша московская «Вдрызгвиола» ничем не хуже…»

Смотреть и слушать подобную
музыку на Difuzor.ru

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.