Search for:
 

ОКЕАН ЭЛЬЗЫ / «Модель» / Real Records


ПУСТИТЕ ЛЕМБЕРГ В ЕВРОПУ!

Ни для кого не тайна, что украинский язык изобрели в Австро-Венгрии, решавшей сто с лишним лет назад свои шкурные геополитические задачи. Внуки Моцарта и дети Меттерниха марали перья альпийских высокогорных гусей, составляя первые учебники. Грозил из гроба великий Котляревский, плакал в подушку молодой Коцюбинский, метался по Галиции, заметая следы и походя хороня бедолагу-Каина мудрый христопродавец Иван Франко. Пессимисты справедливо подозревали, что русским Киев так уж надолго не останется.
«А как же Киевская Русь?» — спросит какой-нибудь невинный школьник. В Вену его, в Вену! Или в вену.
Линия разлома великого славянского конгломерата оставила Белгород и Харьков по разные стороны пропасти. Протекающий через Смоленск Днепр продолжает нести в Хохляндию несчастную русскую воду. Рыдает голодная Ахтырка, но гордый Лемберг-Львов уже не переубедить.
Легковесное величие Моцарта здесь, однако, проросло в одном: украинский язык оказался чертовски музыкален. Даже так называемые «рок-песни», спетые по-украински, звучат симпатичнее. нежели их топорные русские аналоги. Еще в далеком 1977-м, кажется, году на подпольном фестивале в Дубне киевский «Факел» занял первое место, обойдя московское «Аллегро» Николая Левиновского и, конечно, «Машину Времени».
И вот, сегодня нам говорят, что киевско-львовский брит-поп «Океана Эльзы» совершеннее свердловско-владивостокского брит-попа группы «Мумий Тролль». Вы скажете, что-то там измельчало? Да, это не дихотомия Пушкин-Котляревский, которые, к слову, померли чуть ли не в один год (существенно дольше прожил культовый кобзарь Остап Вересай).
А еще нам говорят, что «Океан Эльзы» подхватил украинское рок-знамя, выпавшее из слабеющих рук Олега Скрипки [ни хуя себе слабеющих! — прим. наборщицы). Вот тут уже действительно подступает вселенская грусть. «ВВ» все-таки действительно относились к великой европейской плеяде т. н. «латин-панка» конца 80-х — первой половины 90-х (Мапо Медга, 1-е Медгеззез Уегтез, Меди Сопак и мн. др.), имея в нем вместо латиносов украиносов и называясь, соответственно, «укропанк». Плюс канонические прихваты, восходящие к культуре танцплощадок — и им подобные осколки великих традиций. Музыка «Океана Эльзы» стерильно чиста от этих осколков, равно как и от какого бы то ни было украинского фольклора, она не несет вообще никакой культурно-музыкальной информации. Так называемой «музыки с большой буквы» здесь нет в помине. А так как по факту Вакарчук сотоварищи сейчас реально «номер один» в нашем поп-музыкальном мире, это — приговор данному миру и вообще времени, в котором мы живем.
Тут, конечно, можно спорить о том, стоит ли считать весь брит-поп антимузыкой (или анти-рок-музыкой) — и соглашаться в том, что этот третий альбом миловидных львовян менее убог, нежели его предшественники. А столь приятным на слух наших мазохистов-соотечественников его делает смертоносное для всего восточнославянского политического космоса изобретение высмеянных еще Гашеком немощных, но хитрых австрийских генералов — украинский язык. Певуч, собака.

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.