Search for:
 

Метка: григорий Клеймиц

Владимир ВАСИЛЬЕВ аки «ЦАРЬ». Часть 1: Чеслав Немен двигает Стаса Намина
Владимир ВАСИЛЬЕВ аки «ЦАРЬ». Часть 1: Чеслав Немен двигает Стаса Намина

На правительственном концерте в честь открытия Олимпиады мы пели «Богатырскую силу» Александры Пахмутовой. Она, буквально, за несколько месяцев до этого закончила работу над музыкой к фильму «О, спорт – ты мир». Мы к этому фильму записали массу песен и музыки. Как сейчас помню, Магомаев там запевал «Здравствуй, стадион», а все хоры – это ансамбль «Цветы». Я там пел «Старт, рывок и финиш золотой». Потом все песни из этого фильма по просьбе Пахмутовой пели и Асадуллин, и Беликов, и Градский, и Ротару, и еще кто-то из серьезных исполнителей. Почему-то этот фильм сейчас вообще никогда не показывают. Показывают только «До свиданья, наш ласковый Миша», когда народ плачет.

Дедушка ленинградского рока, часть 2: ВИА «Поющие гитары» (окончание)
Дедушка ленинградского рока, часть 2: ВИА «Поющие гитары» (окончание)

В 1978-м мы выпустили «Тиля». Это была работа совсем другого жанра. Совсем другая музыка, другой уровень. Колоссальный спектакль был! Сюда в 1979 году приезжал некий мистер Уайт. Он был что-то вроде заведующего по распространению русской музыки в Великобритании. Побывал у нас на спектакле. Потом меня вызвали к Тимофееву, где он мне сказал: «Я ожидал все, что угодно увидеть в Советском Союзе, но только не такой спектакль! Я закажу английский текст, что бы вы спели этот спектакль по-английски».

ВИА «Поющие гитары». Как всё начиналось, часть 1: Ансамбль «Белые ночи»
ВИА «Поющие гитары». Как всё начиналось, часть 1: Ансамбль «Белые ночи»

В 1958 году в Ленинграде был создан первый в нашей стране джаз-клуб. Нам выделили помещение в ДК имени Кирова. Нашим президентом стал джазовый фотограф Наум Каждан, а мы с Володей Тагом были вице-президентами. Кроме нас в совет клуба входили Владимир Фейертаг, Вадим Юрченков, Аркадий Мемхес и еще несколько джазовых музыкантов. Совет определял дни собраний, обсуждения проблем, джазовых концертов, джем-сейшенов и т.д. В основном в джаз-клубе были музыканты-любители, так как высокие профессионалы на первых порах нас чурались. На первом, организационном, собрании ленинградского джаз-клуба присутствовал нынешний джазовый теоретик Алексей Баташов.

Эдуард Кузинер и его «Ровестники» Часть 2: «Я тоже написал рок-оперу» (окончание)
Эдуард Кузинер и его «Ровестники» Часть 2: «Я тоже написал рок-оперу» (окончание)

Короче, в 1985 году, когда началась перестройка, я все это бросил и пошел работать во Дворец культуры пищевой промышленности руководителем музыкального клуба. Стал прокатывать концерты. Делал джазовые вечера. Тогда ведь после длительного перерыва в джазе появилась очень талантливая молодая поросль. Это был настоящий техничный джаз. Кроме обоих Бутманов, были Женя Маслов – супер-пианист, Дима Колесник – он сейчас в Америке, Рябов – замечательный гитарист, Костюшкин – прекрасный саксофонист, отец одного из солистов «Чай вдвоем», Старостенко – этот спился, ушел в монастырь, там всех споил, после чего его оттуда выгнали. Но тогда в джазе было безвременье.

ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ – первый советский ВИА (окончание). Часть 3: «Просто у наших ВИА не было корней»
ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ – первый советский ВИА (окончание). Часть 3: «Просто у наших ВИА не было корней»

В свое время Джоанна Стингрей нанесла громадный вред нашему року. Она много всякого подвала тогда вывезла на запад. Там смотрели: «Что за обезьяны держат в руках гитары?» Ведь в те годы были коллективы, которые умели играть хорошо, было что показывать. А туда поехала вся эта волна говна. И после этого ни Америка, ни Европа не воспринимают нас нормально. Не нужна им эта Россия.

ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ – первый советский ВИА (продолжение). Часть 2: «СИНЮЮ ПЕСНЮ мы писали живьем два с половиной часа»
ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ – первый советский ВИА (продолжение). Часть 2: «СИНЮЮ ПЕСНЮ мы писали живьем два с половиной часа»

Еще расскажу про «Нет тебя прекрасней». Когда Юра уходил, он на прощанье оставил маленький клочочек, там буквально одна строчка там была, и мятый листочек со стихами. Расставались тяжело. Он очень не хотел уходить. Вышло так, что дирекция Ленконцерта поставила нам ультиматум. И вот, когда он уходил, оставил эту строчечку. Он ее наиграл и напел. Мне понравилось, я говорю: «Вот уходишь, а на память о тебе останется песня». И где-то в следующей поездке за одну ночь я эту песню сделал. Практически никакой оркестровки я не делал, написал бас и соло. Бас, бегающий, жуткий такой, который до сих пор остался там. Правда, чего-то Юра Иваненко добавил от себя. Еще круче стало. Но она, вообще, никак не проходила где-то год. Мы все равно продолжали ее петь. А когда ее записали на пластинку, она стала хитом.