Search for:
 

Метка: группа алиса

Алиса – «Эксцесс»

Жанр: Русский Рок. «Эксцесс» — двадцатый студийный альбом советской, российской рок-группы «Алиса». Первый народный альбом группы, записанный с помощью привлечения краудфандинга, собрано более 11,3 миллионов рублей, установлен новый рекорд по общей сумме, до этого принадлежащий Борису Гребенщикову. Информация об альбоме появилась в 2014 году, сразу после выхода пластинки — «Цирк». Незадолго до начала сбора денег […]

Группа АЛИСА: Маленькие истории двадцатилетней давности
Группа АЛИСА: Маленькие истории двадцатилетней давности

В 1985 году на III фестивале, который проходил в Рок-клубе, я впервые увидел Алису и ничего не понял. Правда, девчонки все писали кипятком. Одна мне восторженно говорила:
-Ты знаешь, Кинчев, он такой… представляешь, вышел в обтягивающем трико, ручищами взмахнул — ко мнеееее — а знаешь что? У него там, в трико… когда он пел припев… у него…

Я понял, что у него там, в трико.

Эдуард Кузинер и его «Ровестники» Часть 2: «Я тоже написал рок-оперу» (окончание)
Эдуард Кузинер и его «Ровестники» Часть 2: «Я тоже написал рок-оперу» (окончание)

Короче, в 1985 году, когда началась перестройка, я все это бросил и пошел работать во Дворец культуры пищевой промышленности руководителем музыкального клуба. Стал прокатывать концерты. Делал джазовые вечера. Тогда ведь после длительного перерыва в джазе появилась очень талантливая молодая поросль. Это был настоящий техничный джаз. Кроме обоих Бутманов, были Женя Маслов – супер-пианист, Дима Колесник – он сейчас в Америке, Рябов – замечательный гитарист, Костюшкин – прекрасный саксофонист, отец одного из солистов «Чай вдвоем», Старостенко – этот спился, ушел в монастырь, там всех споил, после чего его оттуда выгнали. Но тогда в джазе было безвременье.

(Из истории группы «Облачный Край»). Глава 7, Часть 2: «Архангельский рок-клуб. Рок-фестиваль 1987 года». – «Бочка, рабочий барабан и голос – это главное!»
(Из истории группы «Облачный Край»). Глава 7, Часть 2: «Архангельский рок-клуб. Рок-фестиваль 1987 года». – «Бочка, рабочий барабан и голос – это главное!»

В Архангельске было много различных рок-групп и ни одна из них не состояла в дружбе с Андреем Тропилло. Стояла задача развить это движение, усилить его и углубить. И студию мы построили не просто для себя, что б не прерывать процесс звукозаписи и делать заметки на будущее… конечно, в процессе работы в студии совершенствуешься, набираешь опыт. С большим энтузиазмом я записывал в нашей студии местные коллективы. Мне хотелось, чтобы помимо нашей музыки появлялась еще и другая сторона медали, запечатлеть для истории как можно больше хороших групп, и я записывал отнюдь не только тяжелый рок.

(Из истории группы «Облачный Край»). Глава 7, Часть 1: «Архангельский рок-клуб. Рок-фестиваль 1987 года». – «Подготовка»
(Из истории группы «Облачный Край»). Глава 7, Часть 1: «Архангельский рок-клуб. Рок-фестиваль 1987 года». – «Подготовка»

Президентом Архангельского рок-клуба тогда был Ростислав Дубинин. Он не был музыкантом, среди творцов был очень известен своим спокойствием и коммуникативностью — отличался редкостными дипломатичскими качествами, способными привести к консенсусу самый тяжелый спор с самыми непрошибаемыми функционерами, сохраняя при этом равновесие и непременно приводя переговоры к оптимальному результату. Заручившись поддержкой районных комсомольских властей, нам удалось поставить самую лучшую по тем временам аппаратуру, какую только было возможно.

(Из истории группы «Облачный Край»). Глава 6, Часть 1: Стремя и люди. «Портвейн Шевчука, гитара БГ и бас Сологуба».
(Из истории группы «Облачный Край»). Глава 6, Часть 1: Стремя и люди.  «Портвейн Шевчука, гитара БГ и бас Сологуба».

Мы вернулись в студию, перекусили, и Тропилло вновь побежал в учительскую звонить, оставив меня привыкать к инструменту. Очень быстро у Андрея всё необходимое нашлось: примочки, клавиши и бас согласились дать Странные Игры, которые как раз всё это недавно приобрели. Я остался осваивать Борин инструмент, а Тропилло полетел в Рок-клуб, где договорился встретиться с братьями Сологубами на предмет примочек. Спустя совсем немного времени, он вернулся и высыпал из сумки настоящее богатство — сон гитариста: Boss Overdrive, Boss Flanger и Boss Compressor. Если бы в то время мне был знаком тупой американский возглас «wow», я бы его непременно в тот момент бы употребил. На закуску, со словами «а это тебе должно понравиться», он достал последний прибор красного цвета Boss Octaver и не ошибся, надо сказать.

Дело Кинчева
Дело Кинчева

Милиция и дружинники, измотанные предыдущим концертом, решают принять усиленные меры предосторожности; все это напоминает артподготовку перед сражением. Пройти в зал трудно даже тем, у кого есть билет. С молодежью неформального вида обращение самое грубое — пинают ногами, тащат за волосы. Таким образом обеспечивается «порядок». На служебном входе — хаос. Даже тем, кто внесен в список группы, приходится стоять на улице и ждать. Семнадцатого ноября в их числе оказалась жена Кости Кинчева Анна Голубева, находившаяся на седьмом месяце беременности. Она и гример «Алисы» Ада Булгакова были в списке, однако для милиционеров сие несущественно. Ничего не знаем, не пустим никого! (Как выяснилось впоследствии, списки вообще были уничтожены.)

(Из истории группы «Облачный Край»). Глава 1, Часть 1: Облачный край эпохи К.Кинчева. «Подробная история знаменитого питерского винтилова от первого лица».
(Из истории группы «Облачный Край»). Глава 1, Часть 1: Облачный край эпохи К.Кинчева. «Подробная история знаменитого питерского винтилова от первого лица».

Мы недоумённо переглянулись… нас охватило возмущение, представьте — это самый тихий и кроткий из нас гитарист «Аутодафе» и наш художник, который рисовал оформление к нашим альбомам. Самый трезвый из нас, самый скромный попал в беду. Алексей никогда ни в какие скандалы не ввязывался, сколько бы не выпил, всегда ведет себя достойно, в крайнем случае просто тихо спит, а почему-то загребли именно его. Новость эту первым услышал не я, а наш вокалист Олег Рауткин, а уж он напротив, человек буйный, прямо скажу, горячий. Прямо сходу, чуть ли не с криками «наших бьют!» бросился на выручку к Булыгину. Конечно, Рауткин не дипломат, он стал повышать голос и его также заломали. Тут и я пришел, так как уже узнал. Представился художественным руководителем группы и спрашиваю: