Search for:
 

Метка: Владимир Фейертаг

Владимир Фейертаг — Я еще не знаю человека…

Джаз — очень творческая модель искусства, которая делает человека свободным в своем выборе — что делать, как делать — и заряжает импровизационностью весь образ жизни. Он заставляет человека принимать неординарные решения, часто оставлять все без решения, то есть вести себя сообразно бывшему нашему тоталитарному режиму. Именно поэтому джазовому музыканту всегда было трудно вписаться в рамки каких–то жестких правил. Когда пришли относительная свобода, обнаружилось, что далеко не все готовы этой свободой пользоваться.

Джазовые заметки. ЧАСТЬ 3. Как я изменил мир .:. Джаз-оркестры вчера и сегодня .:. Ефим Барбан .:. Джаз-инициатива

Раньше зал ДК Ленсовета набивался полностью на наших артистов, а сегодня фирмач, достаточно известный во всём мире, играет в зале Филармонии джазовой музыки на двести мест, и никто не спрашивает лишнего билетика. Сегодня это норма, и никого ничем не удивишь. Я осуществляю проекты, какие могу, например, «Битва Пианистов». «Битвы» пройдут в октябре, потом в марте. Я определяю состав участников, порядок их выступлений и даже торгуюсь, кому сколько платить. Ведь в филармонии редакторы этой области музыки не знают. Кто-то приехал налегке, и ему инструмент арендуют, а кто-то взял с собой орган Hammond 132 кг. Это же разные деньги. Ведь джазовые музыканты – это безумцы, так же как в классике!

Джазовые заметки. ЧАСТЬ 2. Кто в СССР крышевал джаз .:. О Сергее Курёхине .:. Современные герои джаза

В Америке, например, нет единственного кумира, там их полно. Там и этот кумир и тот, разные. А не тот главный кумир, кто в Белый дом ходит и кто «замотивирован». То ли Никсон, то ли Картер, уже не помню, пригласил в Белый дом Диззи Гиллеспи. Там часто приглашают в Белый дом, у того же Обамы на День Джаза в Белом доме играет Чик Кориа, кстати. А в тот раз Гиллеспи сказал – «Да пошли они!, не люблю Белый дом, не хочу!» Как отразилось это на карьере Гиллеспи? Никак.

Джазовые заметки. ЧАСТЬ 1. Как запрещали джаз в СССР
Джазовые заметки. ЧАСТЬ 1. Как запрещали джаз в СССР

Приходит комиссия, слушает — да, можно. Даже не тексты литовали, а музыку! А скажите, как джазисту написать, на каких нотах играть, а на каких нет? Он ведь начнёт импровизировать! Поэтому, у нас очень любили большие оркестры – там всё по нотам. Если там и есть импровизация, то она маленькая, и подчинена общей партитуре. Стоит Лундстрем, машет – всем всё понятно, все спокойны: случись чего, он за всё и отвечает. А трио или дуэт импровизаторов в то время невозможно было себе представить, там же крайнего не найдешь! У системы какой главный вопрос всегда: «кто крайний?», как в советской очереди, помните?

ВИА «Поющие гитары». Как всё начиналось, часть 1: Ансамбль «Белые ночи»
ВИА «Поющие гитары». Как всё начиналось, часть 1: Ансамбль «Белые ночи»

В 1958 году в Ленинграде был создан первый в нашей стране джаз-клуб. Нам выделили помещение в ДК имени Кирова. Нашим президентом стал джазовый фотограф Наум Каждан, а мы с Володей Тагом были вице-президентами. Кроме нас в совет клуба входили Владимир Фейертаг, Вадим Юрченков, Аркадий Мемхес и еще несколько джазовых музыкантов. Совет определял дни собраний, обсуждения проблем, джазовых концертов, джем-сейшенов и т.д. В основном в джаз-клубе были музыканты-любители, так как высокие профессионалы на первых порах нас чурались. На первом, организационном, собрании ленинградского джаз-клуба присутствовал нынешний джазовый теоретик Алексей Баташов.