rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Два года без Вайноны

Конкурс «Specialradio-17» — 3 место августа 2017 года

Алексей Комаров

Минуло чуть больше двух лет с тех пор, как столичная группа weloveyouwinona прекратила свое существование. Сейчас трудно однозначно назвать причины столь трагичного эпизода в ее истории – когда все самое интересное только начинало маячить на горизонте. Конечно, всегда можно списать подобные разлады на творческие разногласия. И в данном случае, наверное, этой расплывчатой теорией и нужно довольствоваться.

Немало воды утекло с 2010 года, когда четверка молодых музыкантов шутки ради увековечила имя одной из лучших девушек Галактики Вайноны Райдер в названии своего коллектива. Разогрев Fall Out Boy, Two Door Cinema Club, Foals и Пита Доэрти, работа с именитыми британскими продюсерами, клипы на Муз-ТВ и полноценный тур по СНГ – недурно для команды, пятилетие которой ознаменовалось радикальным сломом прежних парадигм. Тогда, в 2015-м, выросшие на Йорке и Бакли убежденные приверженцы англоязычного рока внезапно запели по-русски (от чего упорно открещивались в начале карьеры) и переименовали weloveyouwinona в Вайнону. Что стало не только и не столько лингвистическим экспериментом – казалось, наш западнический инди-рок начал, наконец, обретать национальную почву. А может, парни просто повзрослели. Название их нового альбома тоже было простым и взрослым – «Домой». И поскольку услышать от Вайноны что-то свежее ныне не представляется возможным, остается только вспоминать.

 «Я тут был в лесу… поцарапался», — смущенно улыбнулся фронтмэн Иван Малежик вечером концерта с презентацией альбома. Ничего длиннее этой загадочной фразы он так и не произнес. Не считая «Сейчас я сыграю вам песню Тима Бакли «Song to the Siren». Белоснежная рубашка, то синеющая, то краснеющая в свете неонов, придавала ему сходство с белой лошадью на обложке «Домой», а в качестве зеленой лужайки сгодилась и площадка уютного клуба «16 тонн», где 8 апреля прошел пятый день рождения Вайноны. Прошел достаточно камерно, хотя от юных поклонниц яблоку было негде упасть, а размашистые психоделические джемы на небольшой сцене выглядели не менее внушительно, чем в том же ГлавClub (ныне – YotaSpace). Как и все уважающие себя рокеры, Иван Малежик, гитаристы Илья Цибиков и Федор Денисов и ударник Глеб Шапрынский появилась на сцене с часовым опозданием, зато потом исполнили почти два десятка песен, играя каждую, как последнюю, с чисто вайноновским сочетанием томной меланхолии и страстного надрыва.

Русскоязычная Вайнона – это, по сути, тот же гипнотический арт-рок, знакомый всем любителям уже ставших классикой «You`re Right Here», «Feel Better» и «Sadness Season». Малежик пел с привычным легким придыханием, манерно поглаживая гитару и чередуя нежную исповедальность с нервическими приступами в стиле Йена Кёртиса… Но если раньше песням Вайноны так и тянуло подпевать и подтанцовывать, то теперь их хотелось слушать. Обдумывать и анализировать каждую строчку, каждую метафору, каждый образ. Накачавшаяся «Гиннесом» публика, правда, не всегда была к этому готова, и в призрачно-интимную сценическую атмосферу легкого транса грубо вторгались хмельные выкрики и громогласный хохот. Артисты и зрители находились немного в разных плоскостях, между которыми изредка пролетало тихое «спасибо» с одной стороны и «Федя, мы тебя любим!» — с другой (Денисов и вправду изумительно терзал свой потертый «Гибсон»).

Но через эту некоммуникабельность и выстраивался диалог. Смена языка принесла новые интонации, новую глубину, новый блеск в глазах. Новые откровения. Каждое выступление Вайноны обычно выворачивало наизнанку душу – как артистам, так и зрителям. Тот концерт – особенно. Если артисты давно привыкли выкладываться на полную катушку, то зрителям еще предстояло определиться со своим отношением к совершенной ими маленькой внутренней революции. А когда долгий день плавно ушел в ночь, а часть зрителей неспешно покуривала у дверей клуба, пока другая часть караулила музыкантов в надежде на автографы и селфи, высоко в небе, где-то меж звезд, будто повисла самая пронзительная строчка из самой пронзительной вайноновской песни. «Я вижу всех. Они кричат, что я теперь прощен».

И в ту конкретную секунду в эти слова отчаянно хотелось верить.

 

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.