rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

ПОЧЕМУ СИДЯТ КОКОРИН И МАМАЕВ


Там, где недостаёт понятий,
там появляются слова…
Гёте, Фауст

Если вы весной прошлого года оказались бы в России за решёткой, то общая картина сидельцев, представшая перед вами, выглядела бы как три основные позиции – коррупция, мошенничество и наркотики. Начиная с весны 2018 года к этим трём группам резко добавилась группа граждан, попавших в лапы государства на почве разного рода драк. Ранее такие дела старались не регистрировать, чтобы не портить статистику, а тут в преддверии чемпионата мира по футболу 2018, высшее руководство полиции и прокуратуры в бане решило показать свою подготовленность к мундиалю как раз статистикой по борьбе с драками. Тюрьмы наполнились четвертой большой группой — невольниками-драчунами.

Среди этой группы драчунов есть два больших кластера – психи и жертвы доносов. Психи, понятно дело – это всё сплошь простые русские мужики-выпивохи. Вторая группа — жертвы доносов – это те, на кого соседи написали кляузы, что они дескать были ими жестоко избиты. Если раньше кляузников даже не рассматривали, то сейчас по кляузам об избиении гребут всех. То, что можно было решить пятнадцатью сутками в 99% случаев, сейчас благодаря мировому футболу, превратилось в стране в акцию геноцида русского населения.

Запустить маховик репрессий просто, а остановить его практически невозможно. И это вам не какие-то болотники – три десятка французских агентов-провокаторов, а десятки тысяч русских людей, которые сейчас по воле бюрократической мафии окажутся с поломанными жизнями.

Многие говорят – правильно их сажают, нечего драться. Спору нет — драться не надо, но и сажать за это не надо. Когда-то по Москве ходила банда, которая молотком оглушала жертвы и грабила их, и никто эту банду не ловил — никому дела не было, пока молотком не проломили башку сынка одной шишки. Поймать по кляузе драчуна – этот подвиг нашей полиции по силам, здесь не надо свой властный зад отрывать. Напившегося дурака, который с кулаками полез, тоже сажать не надо – ему надо штраф большой, тысяч 200 на выплату в целевой фонд пропаганды этики поведения в обществе и 15 суток дать ему для раздумий. 90% людей после этого забудут про драки навсегда. В случае рецидива – там пожалуйста – сажайте. А если грести всех по кляузам и из-за двух фингалов держать в тюрьме под следствием, а потом ещё сроки давать – вот это и есть настоящее преступление, а не правосудие.

Кокорин и Мамаев попали в эту репрессивную машину, конечно, с большим эффектом, и можно усмотреть в суровости обращения с ними волю сверху, но это не так. Они попали как раз в тот механизм, который был запущен для футбола. Так что, ребята пострадали, можно сказать, по профессиональной линии. Благодаря скандалу, отношение к ним оказалось точно таким же, как и ко всем десяткам тысяч людей, попавших в эту мясорубку, придуманную упырями земли русской.

Кокорин и Мамаев сегодня есть символ тысяч русских людей, которые томятся в тюрьмах по воле безответственных (то есть не несущих никакой ответственности) бюрократов. Благодаря Кокорину и Мамаеву, сегодня об этой проблеме узнают все. Если бы у наших футболистов выше шеи был не мяч с баксами, а голова с мозгами, они давно бы уже сверстали себя на поприще правозащиты – как символ и оплот невинно пострадавших.

Благодаря Кокорину и Мамаеву все сегодня узнали, что следователи ведут себя с людьми, которые ещё не осуждены, как с отрепьем. Все узнали, что обжаловать действия следователя в России нельзя – нет правовых механизмов. Между делом, отвечая на вопрос, почему они сидят, сообщаем – потому что в этой стране не работает 125 статья УПК. У нас в стране любой следователь может сделать что угодно с любым человеком – хоть воровство Солнца с неба припаять – и никто не может оспорить его действия. Формально оспорить действия следователя могут суд и прокуратура, но на практике есть разъяснение Верховного суда, где говорится, что пока идёт следствие, суд может вмешиваться в действия следователя только если он неправильно бумажки свои заполняет. А если правильно – то ждите окончания следствия, и там, де, суд разбирается пусть. А суд этот принимает решение в 99% случаев то, которое написал следователь, потому что у судей есть негласное указание из Верховного суда, что с позицией следователя не спорить. То есть, если следователь написал – арест до суда, то суд просто это решение утверждает, для него мнение следователя является главным и достаточным. И также с приговором – судья принимает только ту версию, которая изложена следователем в обвинительном заключении. Также будет и с ребятами из этой громкой истории – судья ничего из того, что будут говорить сейчас адвокаты, не примет, а примет за исключением мелких деталей версию следствия и влупит им путинскую двушечку.

Почему же всё так плохо, и неужели нет выхода из ситуации?

Конечно есть выход.

В квалификационных вопросах экзамена судей первыми являются вопросы по источникам права. А кто, собственно, устанавливает все эти порядки в стране. У нас написано, что народ есть источник права. В переводе на русский язык – никто. Всё обезличено. А ведь у всех, кто принимает и исполняет законы есть фамилии, семьи. Это не абстрактные масоны или инопланетяне-заговорщики. Как же это получается – законы есть, те, кто их принимают есть, блюстители законов тоже, а за этим никто не смотрит. Они смотрят друг за другом, а за ними – никто.

Основная черта правящих режимов во всём мире сегодня – это полное отсутствие понятных механизмов ответственности бюрократии за свои решения и действия. Никаких реальных механизмов контроля за бюрократией, за исключением некоторых мелких стран, не установлено ни в одном более-менее крупном государстве мира. Ведь почему сейчас так борются с коррупцией. Включите любой европейский телеканал, включая русские – там половина новостей про коррупцию и борьбу с ней. В Китае тоже любят бороться с коррупцией. Это ноу-хау современной бюрократии – для того, чтобы население не требовало реальной ответственности бюрократа, они презентуют эту имитацию своей ответственности – дескать – во! — если что, мы плохих бюрократов в тюрьму! Понятно, что реально везде – не только в России, борьба с коррупцией используется исключительно для легализации нечистоплотной политической конкуренции внутри властных заведений. Так что, когда видите борца с коррупцией — знайте, что это тот, кто помогает бюрократам и дальше продолжать нами править безо всякой ответственности.

Когда Кокорин с Мамаев обжаловали свои продления ареста, они после того, как им судья отказал, кричали «Позор-Позор». Судье и следователю, и всем прокурорам плевать на эти вопли. Следователь, судья, прокурор – все они должны отвечать за неправильные решения не абстрактными антикоррупционными законами, а крупными денежными штрафами. Пришил человеку статью неверно – год без зарплаты ходи. Судья – вынес решение, не изучив дело, формально проштамповав – два года без зарплаты пусть судит, или отрабатывает. На это скажут, что все судьи разбегутся — не разбегутся: скажут сверху, чтобы честно судили, наутро все честными станут. Этж закон бюрократии — что сверху гавкнут, так и будет.

Судья-тётка какая-то там сбила на машине человека – все охают – как же так. А то, что тысячи судей по всей стране ежедневно отправляют невинных людей за решётку, и ни один судья не несёт за это вообще никакой ответственности ни перед кем – это нормально. Сбить человека – это плохо, а каждый день отправлять всех подряд за решётку без разбору как конвейер – это хорошо. И большинство этих судей реально считают, что то, что они делают, есть благо, что они спасают страну от преступников, и что в идеале надо было бы всех за решетку отправить. При этом сами они ни перед кем реально не отвечают за свои деяния, такая партия святых. Надо выступить с законом, чтобы всех судей при их назначении, прижизненно причисляли к лику святых. А все остальные пусть молятся на них.

Шутка.

Прямую ответственность за свои деяния надо ввести не только судей, следователей и прокуроров. Также, с жёсткой обратной связью надо и власть выбирать. Законом прописать, что кандидат приходит с цифрами – показателями, как в анкете – общими для всех кандидатов, и не три-четыре в этой анкете, а 200-300 показателей – такая единая форма для всех кандидатов – в цифрах описывается, чего именно он собирается добиться, пользуясь властью: рост ввп — столько то процентов, пенсия – столько то будет, кило колбасы – столько то, и так далее. И после избрания проверка — не в конце срока, а с промежуточными показателями раз в год. И если эти показатели раз в год будут отличаться в худшую сторону, то пошёл вон, выбираем нового.

Вот так должна работать власть, а не мозги пудрить про коррупцию и хулиганов.

Свободу Кокорину и Мамаеву!

По материалам судебных СМИ

Тамерлан Лебедев-Тумач

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.