СТРЕМЛЕНИЯ К НЕВОЗМОЖНОМУ. ЧАСТЬ 3. Находить прекрасное там, где его вообще не может быть

Головин неоднократно бывал у меня дома. Последний раз, когда мы с ним виделись, в домашней обстановке я спел свою песню – такой экспромт на сонеты Шекспира с намёком на кантри музыку — то есть такой адский замес на русском языке. Песня называлась Любовь И Фантазия, и ему она так понравилось, что он меня просто расцеловал.