Search for:
 

Короткие истории об интересных случаях из жизни Андрея Тропилло рассказанные им самим. ЧАСТЬ 6. Барабулька и другие мои предки .:. Ленинградское дело .:. Киров .:. Бог и адронный коллайдер .:. В шестьдесят пять — в бой опять

 

— Что, по вашему мнению, является главным русским сокровищем – после Эрмитажа и нефти?
— Моя жена Антея всегда говорит, что, в то время как американцы принесли миру развлечения,
главным вкладом России стало постоянное напоминание о страданиях
и о стойкости, которая позволяет их перенести.

из интервью Брайана Ино «Собаке» 

 

БАРАБУЛЬКА И ДРУГИЕ МОИ ПРЕДКИ

 

Дядя Серёжа и Барабулька

Я не имел права назвать свою бабушку бабушкой, должен был говорить: «Барабулька». Она была детским писателем, но, походу, детей она люто ненавидела. Вообще, я её раньше про себя как-то ругал, а теперь, чем старше становлюсь, тем больше стал её понимать. Она была замужем за актёром Сергеем Николаевичем Филипповым, который был на 15 лет младше неё. Умерли они в один год с разницей в полгода: сначала ушла Барабулька, за ней Филиппов. Я называл его дядя Серёжа.

Антонина Голубева и Сергей Филиппов

Настоящий мой дед по фамилии Лазарев умер в блокаду. Бабушка формально была замужем семь раз, а на самом деле больше. Никто не знал, сколько ей лет, потому что в любые революционные потрясения первым делом она меняла себе паспорт, занижая себе возраст: то ли 1891 года рождения, то ли 1897, то ли 1893 — неизвестно, дело тёмное. Подобно принцессе Диане, она сначала работала продавщицей кукол, правда не в GB, а в московском кукольном магазине, затем стала актрисой разъездного театра, переехала в Архангельск, где познакомилась с моим дедом Петром Алексеевичем Лазаревым, который в 42-м умер в самую трудную зиму в блокадном Ленинграде.

Мать рассказывала, что во время блокады ей снились сны, как она отрубает себе пальцы на ногах и варит из них бульон. Вобщем, бросило тогда наше государство население. Товарищ Жданов сделал такое, за что его нужно было расстрелять: в Ленинграде к сентябрю 41 года было собрано более пятидесяти длиннющих составов с хлебом по 60 вагонов, которые он, понимая, что город едва держится, просто вытолкал из города навстречу немцам, за что сам Гитлер выразил ему благодарность. Немцы получили провиант, а город погрузился в голодный мрак. А так  хлеба было бы достаточно — по полкило на брата до июня месяца  хватило бы. Так что товарищ Жданов — это убийца. Людям сто грамм в день, в то время, как ежедневно для генералитета даже в самые трудные дни войны питерский пивной завод варил сто литров пива в день. А нам говорили про Бадаевские склады какие то.  Случайно купил толстую книжку 20 лет назад, называется «Архивные документы по Ленинградской Блокаде» — там всё это написано. В девяностых печатали всё что ни попадя, и вот случайно опубликовали секретные, в бывшем, документы. Не какие-то там идиотские измышления наших великих писателей, где детские ножки в студне, а настоящие задокументированные свидетельства. Они страшнее в сто раз… «Блокадная книга» отдыхает. Книжек много написано — но все одна другой хуже, по сравнению с тем, что мне рассказывали мои родители.

 
 Артобстрел Невского проспекта в 42 году. Фото отсюда.

Отец был начальником службы земного сопровождения самолётов в Ленинграде. Обеспечивал влёт самолётов сюда и вылет отсюда. По ночам специальные прожекторы особым образом указывали зенитчикам, где наши самолёты, а где чужие. Ведь в начале войны не было раций ни на самолётах, ни на танках. Чтобы указать самолётам кого бомбить и куда лететь, на аэродромах выкладывали светящиеся элементы карт. Для этого отец снял с Невского проспекта всю неоновую рекламу, и из этих трубок они делали новые знаки для самолётов, за что папа получил орден Красной Звезды.

Мама перед войной окончила музыкальную школу при ленинградской  Консерватории, в которой преподавали лучшие учителя страны: и Прокофьев и Кабалевский. Война её застала на втором курсе, а на рояле она играла намного лучше всех, кого я слышал в своей жизни из играющих на рояле. А может я так был воспитан её игрой, что во всех пианистах тщетно старался услышать тот самый дух маминого исполнения и никогда его не находил. Когда началась война мама пошла работать в госпиталь и закончила войну старшиной медицинской службы. Папа в 1935 попал по 58-й статье за недонос. В 29 он окончил саратовский университет на физико-математическом факультете. Его бабушка, была полячка Юзефа Козакевич, барыня, набожная католичка пошла на Крестный ход в кружевах. Её продуло и она умерла от скоротечной чахотки за три дня. Пастор католической церкви выписал свидетельство о её смерти. 

За чтением. Сергей Филиппов и Антонина Голубева.

            Дед, её муж, до Первой мировой был учителем гимназии, преподавал математику и скрипку. Его скрипка до сих пор хранится в Москве у родственников. Был старым большевиком с 1915 года. Он похоронен в Москве в 1959 году  — сожжен, ведь в то время собирались сжигать только самых хороших людей — стахановцев, например. Урна с его прахом хранится в Донском монастыре в пантеоне старых большевиков. Его звали Андрей Осипович Тропилло, и я был назван родителями в его честь. Если ему что не нравилось, он говорил:  — «Это безмозглость!».

Как правильно писал товарищ Платонов: нет ничего более выгодного, коммерчески интересного и авантюрного, чем революция. И дед решил стать «красным профессором», потому что революция даёт максимальные возможности. Для этого он погрузил детей на тележку и перевёз из Белоруссии в Саратов через линию фронта. Как ни странно, во время Первой мировой  войны гражданских пропускали через фронт в обоих направлениях. Моего папу с братиком оставил в Первом детском доме Саратова. Пришёл он в Москву и стал унтер-офицером. «Красным профессором» он не стал, но практически все материалы по созданию высшей школы в Советском Союзе собрал именно он. Потом по глупости отдал всё начальникам, которые это опубликовали под своим именем и стали академиками, написав в конце благодарность Андрею Осиповичу Тропилло. 

  

ЛЕНИНГРАДСКОЕ ДЕЛО 

Академия Штиглица в Соляном переулке

Ленинградское дело — очень известная история, которую мало кто помнит. Есть у нас на Соляном переулке, 9 музей обороны и блокады Ленинграда. В 1947 году его закрыли. Уничтожили музей за антисоветскую деятельность, как ни странно. За правду. Ведь Ленинград в 1941м был предоставлен самому себе, и советское правительство попросту бросило Ленинград на съедение немцам, оставив город без еды, тепла. У меня дедушка умер от голода 14 января 1942 года, и все мои родственники пережили блокаду. Поняв, что за время блокады в Ленинграде появилось некоторое свободомыслие, сдедственные органы возбудили уголовное дело о подготовке государственного переворота, обнаружив в хозяйстве музея целый арсенал оружия. Тогда музею принадлежал практически весь Соляной переулок, где находится сейчас Академия Штиглица, а раньше было Мухинское училище. Там было много помещений, в которых нашли автоматы, гранатомёты с расходными материалами, винтовки и пушки. Когда туда пришло НКВД в 1947м вместе с Берией и Ждановым, то обнаружилось, что оружие хранится не с просверленными стволами, а наоборот: весь арсенал бережно хранится промасленный, в полной боевой готовности. Когда это вскрылось, музей закрыли и расстреляли несколько человек, включая секретаря партийной организации Кузнецова.

  

КИРОВ 

Обложка книги «Мальчик из Уржума»

Моя бабушка-Барабулька во время блокады была главным редактором журнала «Звезда». Печатала там самые известные и довольно левые произведения Зощенко, она же печатала первые произведения Ольги Бергольц. Питерская поэтесса, к двери дома которой потом было не подойти: в старости она уже сильно пила и писалась прям под себя. У мужчин ведь две мышцы, прикрывающих мочеточник, а у женщины эта мышца только одна. Бабушку звали Антонина Георгиевна Голубева, она была писательницей, незаконнорожденной дочерью поэта Фёдора Сологуба; написала книжку про Кирова «Мальчик из Уржума», которая вошла в учебники 6 класса и была переведена на 96 языков. Книга развенчивала расхожий в народе слух, будто бы сам Сталин Кирова устранил,  потому что на самом деле вождь очень нежно относился к Кирову и любил его по-настоящему и убить его никак не мог. А убил его тот самый Николаев, за что и был расстрелян НКВД. Когда Кирова убили, партийцы пришли к нему домой. У него было два больших американских холодильника, а под его кроватью нашли целую гору женских трусиков. Он снимал их с юных нимфеток и бросал за кровать себе в коллекцию. Бабник был ещё тот, но на жене Николаева он споткнулся конкретно. Знаете, почему театр называли Кировским — потому что он там всех балерин переёб. Настоящее имя его Сергей Костриков, а Уржум — это река, приток Волги.

 

 

БОГ И АДРОННЫЙ КОЛЛАЙДЕР

 

Красные подсвечники

Я ничего против ни христианства, ни против иных религий не имею, но для меня атеизм более светлая идея, чем вера в Бога. Любое религиозное поверье для меня просто душевная болезнь — православие головного мозга (ПГМ). Я придумал это ещё 12 лет назад. 

Эту болезнь специально развивают в людях, чтобы ими проще было управлять. Кстати, в России поэтому коммунизм так спокойно и прижился, потому что, конечно, коммунизм – это отрыжка христианства. Оттого наши попы, кого не перевешали на столбах, так спокойно после 17го года превратились из священно-служителей в советско-служащих, а в 90х коммуняки наши, кто не застрелился, так легко превратились в подсвечники. Для них для всех и христианство и коммунизм – суть одно: естественная среда обитания.

Почему сейчас загоняют в угол атеистов? Ведь адронный коллайдер доказал, что ни одного из существующих в поверьях богов в реальной жизни не было никогда. Это доказано на физическом уровне. С помощью ускорителя удалось сделать следующий шаг в теории элементарных частиц: было выявлено, что этот самый Бозон — частица пятимерная. Она может уходить в пятое измерение и возвращаться обратно. Отдавать туда энергию и обратно её получать. 

 
— Вот эту кнопку не нажимай — долбанет!
— Ладно.

      Это означает, что мир, который мы привыкли ощущать в четырёх измерениях имеет ещё одно. Ширина, высота, глубина и время – четыре известных. Пятое измерение названия не имеет, может это любовь, я не знаю. А если мир пятимерен, то тот, кто его создал, разве может быть проще созданного им мира? Бог тоже пятимерен. Сиречь, он никогда здесь появиться не мог. Точно так же как ты не можешь своим телом влезть в телевизор. Ты можешь лишь послать туда свой лик: своё двухмерное или трёхмерное изображение, иллюзию создать, но туда никто не залезет. Бог сюда мог посылать лишь своих посланцев пророков — это просто некие фильмы, которые Бог посылает в миры, и этих миров бесконечное множество, как в книге каждая страница — это своя вселенная. Хотя я думаю, что наша Вселенная никого больше не содержит, кроме людей. Это листок, на котором нарисован всего лишь один иероглиф, и называется он – Человечество, а все остальные звёзды лишь иллюстрируют текст. Но все это не важно,  понятно одно: поскольку доказано, что мир как минимум пятимерен, там и нужно искать дорогу к Богу — в пятом измерении.

Пакуйтеся!

Сегодня Бозон Хиггса в специальном магнитном контейнере является высшей наградой человечества за особые достижения. Их всего 18 штук сделано. И какие там могут быть Кришна, Вишну — их не было никогда и быть не могло по определению. Они все трёхмерные, а мир пятимерен. Поэтому вся религия — это добровольное сумасшествие, слабоумие, развиваемая власть имущими, чтобы проще было управлять и направлять верующих под тесак. Сейчас будет войнушка, поскольку у нас капитализм, главная цель которого извлечение прибыли. А война даёт максимальную прибыль капиталисту. И ни Путин, ни Меркель, ни Клинтон никуда от неё не денутся. Мы сейчас летим навстречу смерти, которая коснётся всех. 

  

В ШЕСТЬДЕСЯТ ПЯТЬ – В БОЙ ОПЯТЬ

 

Чем замечательно наше поколение, которое прожило без войны? Сейчас в условиях современного здравоохранения появилась новая возрастная группа людей от 60 до 85 лет. После 85 начинается резкое дряхление, которое раньше начиналось в 60-65. Наше время своим жизнеобеспечением увеличило продолжительность жизни на 25 лет. Нам просто «подарили» эти годы. В истории человечества подобного примера нет. С 55 до 65 умирали все еще буквально 20 лет назад. А сейчас в пятьдесят человек в состоянии начинать делать новое дело. Наше поколение — первопроходцы. Никто не знает, как начинать новую жизнь в полтос — такого опыта у человечества ещё не было. Мы же на седьмом десятке можем делать всё, что угодно, знаем больше, умеем лучше, и здоровье всё позволяет, и репродуктивность на своём месте.

Андрей Тропилло. Фото Дмитрий Конрадт.

 

Я люблю людей, потому что люди — это самое лучшее, что создал Господь, которого в этом мире нет. Он нас спроецировал, как телевизор изображение, и мы играем, мы – Его  characters. Мы – актёры, которые должны исполнять те задачи, которые поставил режиссёр, которого некоторые идиоты называют Богом. От нас требуется лишь одно: стать таким как Он, стать Его изображением в этом мире.

 

Для SPECIALRADIO.RU

Май 2016

<<< Часть 5

Часть 7 >>>

Продолжение следует

 

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.