Search for:
 

Россия, 2005 — 365 дней пустоты


ЗАРИСОВКА ДЕВЯТАЯ

Россия, 2005 — 365 дней пустоты

Попытка фиксации потока сознания на заданную тему

 

ducks

Вообще то надо радоваться — закончились пере и постперестроечные потрясения, ВВП неуклонно растёт, внешний долг уже готовы выплатить, города строятся и очищаются от мусора. Если не считать периодических театрализованных представлений под названием террористические акты, так искусно разыгрываемых перед телекамерами — мир и безопасность. Надо бы ура кричать…

Но глядя на свиные рожи политиков и попов очень вспоминаются времена уже забытые, и натыкаясь каждый раз на весёлые песенки на армейскую тематику: «А есть такая тема Родине служить…» понимаешь, что свиньям опять понадобились псы. Гениальный Оруэлл опять оказался прав: опять работает министерство правды, и вся страна потихоньку начинает говорить на новоязе. Только оказалось не нужно для этого тоталитарных режимов, подержи несколько лет людей на голоде, устрой пару переворотов и они сами отдадут свою свободу за краюху хлеба и телевизионные зрелища, чтоб скоротать время. Сами заведут в своей голове министерство правды, и сами будут следить, чтобы говорились «правильные» слова.

Почему я пишу об этом здесь, в статье, которая задумывалась как обзор рок-н-ролльной жизни в 2005 году в России? Наверное, всё-таки, потому что рок-н-ролл изначально не был явлением музыкальным, а в первую очередь религиозным, религиозным не в смысле конфессиональном, а в смысле первоначального значения латинского слова — религия — восстановление связи. Он возник именно там, где конфессии окончательно перестали быть религиями, а превратились в отправления культа, когда тип рационального мышления расчленяющего мир на причины и следствия и пытающийся его подчинить своей власти окончательно победил. И в этой ситуации рок-н-ролл был последним шансом на религию, на восстановление порушенных связей, на что-то что важнее, чем просто потреблять/выделять и размножаться. Попытка взглянуть на мир эмоционально через зеркало личности. Никогда ещё за всю историю человечества ни один вид искусства не был столь массовым, столь критичным и столь неоднородным. Это была революция снизу.

Почему я пишу об этом в прошедшем времени, предваряя потугами достойными политических обозревателей или мессий морализаторов? Потому что он, наконец, умер, умер, как явление способное влиять на интеллектуальную атмосферу общества и если он и имеет место быть то только уже в провинциях, куда волны урбанизации докатываются позднее и люди, живущие ближе к земле, имеют большую степень сопротивляемости внешней информационной агрессии, черпая свою религиозность в откровениях природы. Но и это, думаю рано или поздно пройдёт, реклама объяснит, что счастье человека состоит в потреблении последних достижений промышленности и в выращивании напичканных максимальным количеством знаний само достаточных дебилов.

Древнееврейское слово «нахаш», которое было переведено как — змей, который соблазнил род человеческий в Эдэме, имеет ещё и значение — шипящий, нашептывающий, творящий заклинания. Он жив этот змей и продолжает обольщать вселенную, только если ему раньше нужно было подбирать к каждому свой ключик, то сейчас благодаря унификации человеческого сознания посредством PR компаний можно работать с безликим обществом, массой, толпой, ориентированной на фабричный продукт. В таком обществе изначальная религиозность человека подменяется алчностью потребления. Рок-н-ролл для такого общества явление чуждое постепенно вытесняемое, ему тут отказывают даже в торжественном акте самосожжения. Потихоньку прикармливая тех кого не удаётся уничтожить или замолчать, а ещё лучше завести музей и разложить там всё по полочкам приколов булавками.

Пластмассовый мир победил и победил он даже того, кто изрёк эту фразу, потихоньку пришпиливая его в рамочку с гербарием. Остальные «монстры» похоже достигли того блаженного состояния описанного Ильфом и Петровым когда писатель пописывает а читатель почитывает. Их не нужно теперь сажать в психушки и устраивать показательное линчевание, они прекрасно дополняют картину, удачно вписываясь в ассортимент музыкальных прилавков рядом со всевозможными гостями из будущего и гостями из исправительных трудовых учреждений различного режима. А молодёжь потихоньку адаптируется к окружающей действительности, осваивая пивную ирландскую музыку, так как других мест для неё нет, кроме как в пабах.

2005 в этом плане по моему глубокому мнению год переломный, год когда рок-н-роллу в России окончательно сломили хребет. Не стало Кунгурского «Рок-лайна», отменился Хабаровский «Двфест» — две последние масштабные, по настоящему рок-н-ролльные акции которые хоть как-то подпитывали движение. Все остальные превратились в официальные действия для отмывания либо местнических амбиций, либо бюджетных денег. Позакрывались либо выродились последние рок-н-ролльные клубы. Живая концертная жизнь свелась к эпизодическому минимуму, причём это не была спланированная акция его противников. Нет, просто его некому стало слушать, в мозги причёсанные сериалами и промытые реалти шоу такая музыка не попадает, а остальное меньшинство слишком разрозненно и микроскопично.

Несмотря на обилие студий записать живую музыку ещё сложнее чем при коммунистах, но, даже записав максимум на что можно рассчитывать это подарить друзьям и выложить в Интернете. Рынок жестко сканируется и контролируется кучкой кланов от шоубизнеса. СМИ уже давно не смотрят в эту сторону, есть ведь более жареное с кусками мяса и детскими трупиками. И гораздо интереснее пошариться под одеялами. Меценаты предпочитают золотить купола, зарабатывая амнистию на Страшном суде.

2005 год остался в памяти 365-ю днями пустоты. Этакой полосой окончательной стерилизации от последних микроорганизмов несущих в себе ген рок-н-ролла. Музыка потеряла свою силу. Вероятно мы сами в этом виноваты. Будь мы чуть-чуть организованней, чуть-чуть продуманней, чуть-чуть расчётливей всё было бы по другому, но тогда это бы не было рок-н-роллом, музыкой на кончиках обнажённых нервов выплёскивающейся в порванные струны и сорванные глотки. Не всегда музыкальной но всегда честной. Наверное этого уже больше не будет.

Мы ещё будем, ведь надо дальше жить и что-то делать. Жить прошлым — гиблое дело, но понять, что оно уже кончилось надо. У Курта Воннегута в одном из романов есть такая мысль, что жизнь человека имеет такую точку, после которой её можно назвать — эпилог. Надо это просто понять и успокоиться. Я не говорю сдаваться, а успокоиться. Может сейчас я, больше уговариваю сам себя? Может быть…

Научи меня заново
Я ничего не умею
Ведь то что есть у меня это тень
На ленивом песке у ленивой реки
(А.Романов)

me

basil d nissen
Ноябрь, 2005
Новосибирск

Читать другие зарисовки >>>

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.