rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Группа «Скифы». Как всё начиналось…


«Аэроплан»: Е. Рихтер, В. Острицов, А. Савостьянов,

В. Власов, В. Сальников. 1967 год.

В конце июня 1966 года я и мои друзья — Сапожников Сергей, Матвеев Владимир, Сулимов Виктор, Климов Евгений, по предложению нашего общего знакомого Смирнова Игоря отправились на биостанцию МГУ в Звенигород, поиграть там для студентов на танцах и оттянуться на природе по полной программе. Взяли всё, что могли увезти из аппарата и инструментов и поехали; «у нас компания весёлая, большая, приготовьте нам отдельный кабинет!». Студенты приняли нас радушно, разместили в пустующем доме, где были кровати и матрасы. Оказалось, среди них были одноклассники Игоря, которые учились на биофаке и в это время проходили летнюю практику.

Ближе к вечеру направились в столовую, где обычно устраивались танцы. Поставили аппарат, начали настраиваться и тут нам сказали, что среди студентов есть, Юра Малков, у которого здесь целый арсенал музыкальных инструментов. Нашли Юру, познакомились, и минут через десять он с помощью друзей принёс своё богатство: ударную установку Trowa, гитары — muzima Elgita, Hernzdorf, самодельный бас с простыми колками и струнами от виолончели, самодельный усилитель. Лукаво глядя на нас, Юра великодушно предложил поиграть на этих инструментах. Разумеется, мы с радостью согласились, кто же откажется от столь заманчивого предложения. Какое же наслаждение мы получили в этот вечер: впервые играли на приличном инструменте!!! Завершили эту сессию далеко за полночь, после чего почти до утра бродили по окрестностям биостанции в компании студенток.

Утром искупались в реке и начали собираться домой. Перед отъездом разыскали Малкова и договорились о встрече в Москве у общежития биофака примерно через неделю. Всю обратную дорогу мы делились впечатлениями.

В назначенный день я пришёл с гитарой раньше назначенного часа, не терпелось. Устроился на лавочке перед входом в общежитие и бренчал какую-то песню битлов. Ко мне подошёл светловолосый юноша, сделал мне замечание, что я не правильно играю, и попросил гитару. Что было со мной после того, что я увидел и услышал, трудно передать словами. Так играть на гитаре у нас не мог никто. Что только он не выделывал! Попробую, пользуясь терминами всё это описать так: я увидел и разнообразные риффы, и дабл-стопы Чака Берри, и слайды, и бенды, и много аккордов, о существовании которых я даже не подозревал.

Этим юношей был Сергей Дюжиков, который приехал из г. Измаила Одесской области поступать в МГУ. Я расспросил его о ближайших планах, на что получил ответ: поступить на филологический факультет и создать группу. Естественно он получил от меня приглашение на нашу встречу с Малковым, в результате которой образовалась группа (пока без названия) в составе: Дюжиков Сергей — соло, Сапожников Сергей — бас, Малков Юрий — ударные, Сальников Владимир — ритм. Сейчас уже не помню точно, почему из всех нас, кто был на биостанции, в состав группы вошли только Сергей Сапожников и я.

Поскольку вступительные экзамены в МГУ ещё не кончились, решили отложить начало репетиций до их завершения и получения «приговора» приёмной комиссии абитуриенту Дюжикову Сергею. Кстати, Сапожников тоже готовился поступать, но в МВТУ. У меня же сессия закончилась, поэтому я ходил только на работу, а по вечерам пропадал в общаге у Малкова. В это время я, к моему великому сожалению, узнал, что «Эльгиту» — гитару, которой мы все так восхищались у Юры забрал кредитор за долги, и теперь её нужно было выкупать…

В свободное от экзаменов время в общагу заходил и Дюжиков. В процессе нашего общения я выяснил, каким образом ему удалось научиться, так играть на гитаре. Оказалось всё очень просто: г. Измаил находится недалеко от границы с Румынией, и местные телевизионные приёмники принимали румынское телевещание. Румыны часто транслировали концерты западных групп. Так что Сергей имел возможность их смотреть. Обладая незаурядными музыкальными способностями, он просто «снимал» всё с телевизора.

1968г. В. Матвеев
1968г. В. Матвеев

…Приёмная комиссия вынесла оправдательный приговор! Абитуриент Дюжиков Сергей был зачислен на филологический факультета МГУ. Здесь стоит отметить — конкурс на филфаке в то время был сумасшедший (более 10 чел на место). Это свидетельствует о том, что Сергей обладал ещё и незаурядными знаниями иностранного языка (англ.) и литературы.

Трудно сейчас вспомнить, когда мы приступили к репетициям, столько времени прошло. Было ли это в конце июля, в начале августа, или в начале сентября. Думаю не столь важно. Самое главное, приступили в комнате отдыха общежития биофака МГУ.

Генератором идей, конечно, был Сергей Дюжиков. У него имелись уже определённые наработки, поскольку у себя дома он играл в группе, которая называлась АРГОНАВТЫ. Это были инструментальные пьесы группы «The Shadows»: Apache, Piece Pipe, Atlantis, Shazam, Dace On, Theme for the young Lovers…. Сергей каждому из нас показывал, что мы должны играть и как. Строго требовал исполнения своих установок.

Сначала давалось всё с трудом, чувствовалась разница в уровнях нашей и его подготовки. Но постепенно стало получаться. От репетиции к репетиции группа становилась сыгранней. Сергей играл на гитаре Hernzdorf, ритмовом инструменте с одним звукоснимателем, и довольно низким тембром звучания. Ей явно не хватало высоких частот. Но что поделаешь, денег на выкуп второй гитары не было.

Сапожников Сергей поступил в МВТУ на вечерний факультет. Репетиции продолжались. Мы наиграли приличный репертуар, назревала потребность в исполнении его на публике, для того, чтобы определить научились ли мы чему-нибудь. С согласия администрации общежития решили устроить показательные выступления на танцах. На это мероприятие я пригласил своего друга Бориса Савельева.

В один из субботних, сентябрьских вечеров состоялось наше первое, выступление в общежитии. Студенческая публика приняла нас на ура. Опасения в нашей несостоятельности оказались необоснованными. Все мы были довольны, и при этом задались вопросом: как назвать нашу группу?

На этом вечере Юра Малков в разговоре узнал, что у Бориса с собой есть деньги, и попросил его дать в долг 180руб. на выкуп гитары. Борис, добрая душа, не смог ему отказать, и в скором времени у Дюжикова появилась muzima Elgita. Сергей, большой выдумщик, переставил на ней струны: третью заменил второй, четвёртую — третьей и так далее. Этим самым он уменьшал сопротивление струн при исполнении бендов (подтягов, как говорил сам Дюжиков). Правда, струны плохо после этого строили в октаву, но он просто решал эту заморочку, подтягивая их в процессе игры пальцами. В те далёкие времена гитарные аксессуары были в дефиците и в большой цене. Это сейчас можно пойти в магазин и купить струны либо тоньше, либо толще, да при этом выбрать ещё изготовителя, а тогда приходилось идти на разные хитрости.

В армии
В армии «Гренадеры»: Н. Мазыкевич, В. Разноцветов, В. Сальников, Ю.Отич, В. Мелешко, А. Муравьёв. 1971 год.

Проблема с нашим названием сравнительно быстро решилась. На одной из ближайших репетиций из предложенных трёх вариантов названий (Вятичи, Скоморохи, Скифы), выбрали СКИФЫ. По поводу названия «Скоморохи» Дюжиков возразил, мотивируя тем, что оно вроде как обяжет нас играть что-то в стиле народной музыки.

В начале октября благодаря знакомству Юры Малкова с египетским аспирантом Бахиром Насером нам удалось перебраться в интерклуб ДК МГУ. В то время там базировались группы индонезийских, венгерских и польских («Тараканы») студентов. С ними мы почти не общались, так как все репетировали в отдельных помещениях. Мы слушали их только, когда они играли на публике в фойе актового зала.

Сергей Дюжиков постоянно приносил на репетиции новый музыкальный материал. Ему давали его иностранные студенты, с которыми он жил в общежитии. Разбирали его по отработанной схеме. Сапожников Сергей стал довольно хорошо играть на басу, я узнал много новых приёмов аккомпонемента медиатором и новых аккордов, Малков Юра старательно исполнял свои партии на ударных. Группа в музыкальном направлении уверенно росла. Пытались даже петь, когда Малков принёс откуда-то огромные ленточные микрофоны на круглых подставках. Но в основном наш репертуар состоял из инструментальных кавер версий Shadows и Ventures.

У нас появился свой импресарио Женя — сокурсник Юры Малкова, фамилии, к сожалению не помню. Затем и свой радиоинженер, который занимался всеми техническими вопросами. Состоялось наше первое выступление на сцене ДК МГУ, в концерте студенческой самодеятельности. К сожалению, оно закончилось полным фиаско. В спешке, с которой устанавливали аппарат на сцене между номерами, не удачно выставили уровни усиления инструментов, и произошла акустическая обратная связь. Два усилителя сильно фонили, а мы никак не могли сообразить, откуда идет фон. Помню, долго сидели за кулисами, стеснялись выйти, несмотря на то, что зрители нас постоянно подбадривали и давали советы из зала на протяжении всего выступления. Первый блин вышел комом.

Наш импресарио Женя начал активно работать, и вскоре уже группа СКИФЫ играла перед студенческой публикой в фойе актового зала, что было престижно. На наше выступление собралось довольно много народу. Многие нас знали и слышали раньше в общежитии. На этот раз всё происходило без спешки. Поэтому накладок никаких не было. Дюжиков заводил своими умопомрачительными гитарными приёмами публику, обступившую нас полукольцом. Практически танцевали немногие. Большая часть стояла и заворожено смотрела на его быстро бегающие по грифу пальцы. В процессе этой сессии к нам подходили люди с предложениями выступить на предстоящих праздничных вечерах в других институтах. Мы направляли их к Евгению, который вёл все дальнейшие переговоры.

В результате в ближайшее время группа СКИФЫ была приглашена в МАДИ на вечер стройотрядов и вечер встречи журналистов в кафе «Синяя птица». Единственным нашим условием было предоставление транспорта туда и обратно. Ни о каких финансовых взаимоотношениях речи не было. На первом этапе нас интересовала только творческая сторона дела. О вечере в МАДИ стоит сказать несколько слов. Ведь это был первый шаг на пути к завоеванию определённой популярности.

В фойе актового зала нам устроили импровизированный подиум из столов, на котором мы провели весь вечер. Сергей Дюжиков так завёл публику, что, временами мне становилось жутко. Казалось ещё немного, и толпа начнёт громить всё вокруг. Над головами летали снятые пиджаки и куртки, местами возникали потасовки. Стоял дикий визг. Прибежали представители администрации и потребовали остановить это безобразие. Как ни странно, перед нами извинились за столь «непотребное» поведение своих студентов, после чего всё закончилось.

Наш неутомимый Женя продолжал набирать обороты и уведомил, что нам предстоит ещё один вечер в ДК «Автомобилист», где нужно будет позабавить трудовой коллектив мебельной фабрики. За это нам обещали сделать акустические колонки под наши динамики и по нашим чертежам. Но самое забавное было впереди. Он передал просьбу руководства ДК МГУ о том, что в связи с большой занятостью творческих коллективов ДК перед ноябрьскими праздниками, нам нужно отработать концерт на пивном заводе у метро «Фрунзенская». Нормальный ход!!!

Концерт это не танцы, это к чему-то обязывает. Нужно было срочно что-то предпринимать. Кинули в общаге клич: «Даёшь концерт на пивном заводе!». От желающих отбоя не было, студенты народ смекалистый, особенно когда пахнет халявой. Набрали команду: кто поёт, кто читает, кто играет….

В назначенное время пришел автобус, и вся наша бригада отправилась на поиски ещё одного приключения. Однако всё прошло на неплохом уровне. После концерта нас пригласили на угощение: прекрасная закуска и море жигулёвского пива. Вернувшись в МГУ, мы ещё успели поиграть на танцах. День был субботний, и в фойе ДК на танцах играли приглашённые из Москонцерта лабухи. Больших усилий не составило уговорить их уступить нам место. Им «по барабану», за всё уплачено, а нам вкайф поиграть на публике.

В. Сальников
В. Сальников

«Война, войной…», а репетиции по расписанию. Самый продуктивный день у нас был — воскресенье. С утра и до позднего вечера, благо в МГУ столовые работали, можно было поесть в любое время. Обычно мы занимались при закрытых дверях и никого из посторонних не пускали. Но нет правил без исключений. Иногда к нам заглядывали наши знакомые.

На первой репетиции после праздников наш импресарио объявил о том, что он подал заявку на участие в конкурсе студенческой эстрады, который будет проводиться во Дворце спорта «Лужники» в конце декабря. Но необходимо было сначала пройти отборочные туры, в Доме пионеров, недалеко от ул. Плющиха. Всё вроде бы хорошо, но нам с Сергеем Сапожниковым пришлось приложить немало усилий, чтобы отпроситься с работы, так как отборочные туры проводились в дневное время.

На конкурс решили представить четыре вещи: Apache, Piece Pipe, the Rise and Fall of Flingel Bunt — версии SHADOWS, и Dark Eyes (twist) — версия VENTURES. Не знаю почему, но the Rise and Fall… мы посветили, шутя, советским космонавтам. Скорее всего, это пошло после концерта на пивном заводе. Тогда кто-то просто прикололся, объявляя эту вещь так: «Взлёт и падение…» — посвящается советским космонавтам!!!

Тем не менее отбор мы прошли, теперь предстояла генеральная репетиция уже во Дворце спорта. День и время её проведения назначены ещё не были. Обо всём должен был узнать Евгений.

Достаточно хорошо помню, что у меня в тот день были занятия в институте, и я приехал домой около 11-ти часов вечера. Родители у порога встретили меня сообщением: приходил Малков Юра и сказал, что сегодня генеральная репетиция и мне, как только я появлюсь дома, нужно срочно ехать в Лужники. Ничего не оставалось делать, как взять гитару, поймать такси и в ночь направиться во Дворец спорта «Лужники». Всю дорогу терзали сомнения: уж больно похоже всё это на розыгрыш.

Однако они развеялись, как только я подъехал к конечной цели, и увидел бегущих на встречу, и размахивающих руками молодых людей. Это были Малков и Сапожников. Они направлялись ко мне домой и пытались остановить такси, которое так удачно появилось в столь нелюдном месте. Увидев меня, они облегчённо вздохнули, и мы все вместе направились во Дворец спорта.

В отведенном нам помещении кипела работа. Наш радиоинженер обтягивал новые колонки, недавно полученные с мебельной фабрики, тканью, и вставлял туда динамики. До выноса всего аппарата на сцену оставалось совсем немного времени. Предстояла долгая репетиционная ночь.

Сама сцена была устроена довольно примитивно: на льду хоккейной площадки настелили деревянные щиты, устроили кулисы, поставили микрофоны для озвучивания зала стационарной системой. Все, кому для выступления нужен был аппарат, устанавливали свой. Затем, используя микрофоны озвучивания, ставили звук. Хорошо, что в то время аппарат у всех был малочисленный, иначе просто не хватило бы на всех места. Участников финального конкурса было много, жанров — от исполнителей туристической песни до музыкальных групп. Репетиция закончилась под утро…

В. Сулимов, 1972г.
В. Сулимов, 1972г.

Наконец, пришёл день финала конкурса. Группа СКИФЫ в полном составе, даже с небольшой группой поддержки. Все с нетерпением ожидали начала. Собиралась публика, всё шло по расписанию. Ещё раз проверили гитары, настроились. Ну, кажется, началось….

Согласно установленной очерёдности исполнители за два номера до своего выхода собирались за кулисами. Скоро наш выход. За кулисами ото льда тянуло холодом. Мёрзли пальцы. Предстартовое волнение, которое охватило нас, добавляло холода. Зуб на зуб не попадал. Шутка ли, полный зал народу. Дворец спорта это не убогая сцена сарая пивного завода.

Мы выступали после известной в то время исполнительницы туристических песен, Ляли Фрайтер. Её долго не отпускали со сцены. Наше волнение достигло апогея. Но вот, наконец, она объявила: «А сейчас выступает группа СКИФЫ!». Вышли на сцену. Море народу, море света! Но вот освещение зала погасло, лишь прожекторы напротив сцены слепят глаза. У меня создалось впечатление, что мы одни стоим на сцене, и никого в этом зале нет. Я немного успокоился.

«Посвящается советским космонавтам!» — продекламировал наш Женя. И, «поехали!!!» Отработали свой номер хорошо. Дюжиков терпеть не мог лажи. Бывало, просто кипел от негодования, когда кто-нибудь ошибался, но в это раз был доволен — СКИФЫ стали лауреатами конкурса. Ленинский райком комсомола пригласил нашу группу на встречу Нового Года, которая устраивалась для чилийской делегации молодёжи в кафе на Комсомольском проспекте.

31 декабря 1966г. Целую ночь до утра группа СКИФЫ развлекала деятелей райкома и чилийцев. Настроение у всех было отличное. Мы работали во всю мощь нашего аппарата и своих сил. Столы ломились от водки, вина закуски, райкомовские работники умели отдыхать. Ни каких ограничений! Все пляшут, все поют!!! Мы тоже позволили себе «чуть-чуть» расслабится, и я весьма этому способствовал. При этом надо отметить: Сергей Дюжиков в то время очень отрицательно относился к спиртному. Считал, что музыка и вино — несовместимы! Он даже не курил.

Январь 1967 года. Пришла пора экзаменационной сессии в институтах. На это время решили сделать перерыв.

Однако я так и не дождался начала репетиционной сессии группы «СКИФЫ». Она началась без меня. Как потом выяснилось, я был выведен из состава группы, подозреваю по настоянию Сергея Дюжикова, за «аморальное поведение». Как говорится, пьянстве замечен не был, но по утрам пил много холодной воды. Скорее всего, Сергей очень переживал по поводу нашего веселья на новогоднем вечере.

Далее группа СКИФЫ писала свою историю уже без меня. Могу поделиться только той скудной информацией, которой я тогда располагал.

Итак, на моё место пришёл Александр Градский. По всей видимости, группа СКИФЫ некоторое время была в следующем составе: С. Дюжиков, А. Градский, С. Сапожников, Ю. Малков. Предполагаю следом за А.Градским в группу пришли В. Дегтярёв — на место С. Сапожникова и В. Донцов — на место Ю. Малкова. Ранее они играли вместе с А. Градским в группе СЛАВЯНЕ.

Когда я случайно встретился в конце лета 1967 года с Ю. Малковым, и он пригласил меня на репетицию, которая происходила в зоне «В» главного здания МГУ, состав группы СКИФЫ уже был такой: Сергей Дюжиков — лидер-гитара, Юрий Валов — гитара, Виктор Дегтярёв — бас-гитара, Вячеслав Донцов — барабаны. В таком составе СКИФЫ снялись в фильме «Ещё раз про любовь» и нескольких программах TV. Думаю, Юра Малков выполнял функции радиоинженера и импресарио.

В тот день я остался на их сессию, которую они проводили в одной из рекреаций зоны «В» и хочу сказать, получил огромное удовольствие. Все те замены, которые произошли в первом и втором составе группы СКИФЫ, неизбежно должны были бы произойти с течением времени. Естественный отбор — слабые всегда уступают место сильным. Конечно, за исключением А.Градского. Но тут объяснение, на мой взгляд, простое — два медведя в одной берлоге не уживаются.

Для Специального Радио. Май 2005

Ссылки по теме:

www.skifi.ru — Офицальный сайт группы «Скифы»

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.