rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Arch Enemy. part 2: Добрые “Архи-Враги”


“Я не хочу таскать с собой флаг 80-х!”

М.Эмотт

 

“Машина Ссудного дня” доехала в конце июля 2005 до Европы и остального цивилизованного мира. В салоне к концу пути осталось только четверо. Пятый пассажир решил сойти по пути и подучить правила дорожного движения. Этого “Конца света” ждали, в отличие от многих других, заявленных ранее и неинтересных своим очевидным популизмом. А вот выход альбома “Doomsday Machine” был вполне реальным событием. Конечно, его ждали не все поголовно, а только те, кто ценит в тяжелом роке бескомпромиссное качество, универсализм и уважает интернациональную группу ARCH ENEMY. Не побоюсь сглазить – Arch Enemy – определённо баловни судьбы, что касается их музыкальной карьеры. Все их “падения” никогда не выходили за рамки обычных и совсем немногочисленных смен состава и пары недоразумений между менеджментом коллектива и издателями. Всё остальное – несгибаемое движение вверх, дружелюбие, мощный потенциал, супер-качество и серьёзный “all around the world” – имидж. Для группы, играющей мелодичный death-metal не всегда обязательные черты. Но именно они выдвигают Arch Enemy в число 25 самых влиятельных “металлических” групп планеты и делают экстремальной группой №1 в Японии.

Одни из лидеров мелодик-брутал-метал (насколько возможно такое сочетание) возникли отнюдь не на пустом месте. Их путеводной звездой с самого начала была и пока ещё остаётся закатившаяся звезда по имени Carcass. В этой ливерпульской death-metal формации в период её расцвета в 91-93 году был активно задействован шведский гитарист Майк Эмотт (менее известный дополнительной активностью в Carnage). Альбом Carcass “Heartwork”(93) стал не только шедевром экстремальной музыки и самой коммерчески успешной пластинкой этого направления, но и хорошо продемонстрировал композиторские таланты Майка Эмотта. Найденная на “Heartwork” формула из тяжести и грустно-гаденьких мелодий в сочетании с характерными гитарными раскладами в последующем музыкальном имидже Arch Enemy сыграла ключевую роль. В 94 году Майк покидает Carcass из-за несогласия с новым death-rock курсом остальных участников и помогает в записи мини-альбома группе Deranged. Её вокалист, Per Gyllenback был владельцем маленького лейбла Wrong Again Records и согласился в свою очередь помочь Эмотту в реализации его собственной идеи. А идею Майк уже давно обмыл с бывшим подельником по Carnage, вокалистом и бассистом Johan Liiva: поиграть “что-нибудь как в старые добрые времена”. С составом определились легко, ведь у Майка в семье быстро прогрессировал в игре на гитаре младший брат Christofer Amott. “Я обязательно хотел, чтобы в группе было два гитариста. Брат как раз официально нигде не играл, ничего не записывал. Это было для него и его карьеры хорошим стартом”. Барабанщиком новой группы выбрали Daniel Erlandsson (ex-Eucharist, In Flames, The End). За репертуаром дело тоже не стало: Майк, не тратя сил на возню с демо-лентами, быстро собрал песни для первого альбома и позвал покрутить ручки при его записи толкового шведского death-metal продюсера Fredrik Nordstrom (работал в том числе с At The Gates, In Flames, Hammerfall). Ручки крутились всего 9 дней на студии Fredman. Альбом “Black Earth” в 1996 году сразу привлёк внимание нужной публики, – этикетка “ex-Carcass” уже сулила некий уровень выше среднего. Пока фэны раздумывали, стоит ли всерьёз принимать вполне новаторский, но непривычно беззубый диск Carcass “Swansong”, Майк с новой компанией предлагал именно то, чего фэны ждали: грубую энергию, скорость, и компактные рифы марки “Heartwork”, украшенные кое-где гитарными heavy metal пассажами и соло. Боевики “Bury Me An Angel”, “Cosmic Retribution”, “Transmigration Macabre” и другие настолько удачно комбинировали все достижения экстремальной музыки и heavy 80-х, что альбом прогремел далеко за пределами Швеции и докатился до Японии. Речь, разумеется, шла не о мегаселлере, но продать 11 тысяч дебютных пластинок на родине камикадзе удаётся и по сей день далеко не каждой команде тяжёлого дивизиона. Содержание и мелодизм пластинки выходили за рамки типичной шведской melodic-death-metal школы из Гётеборга и представляли собой универсальный продукт для потребления и исполнения перед метал-аудиторией большого спектра. В концертной версии братья Эмотты удачно сочетались, дуэлируя на гитарах, а любое выступление Arch Enemy походило на разогнавшийся ревущий локомотив. Ёхан как фронтмен был не самым удачным сценическим решением, но потребность в его замене возникла не сразу. Новый многообещающий коллектив замечают на более адекватном Сentury Media, а Wrong Again Records скоро накрывается медным тазом. Впрочем, Arch Enemy на своём следующем в 1998 году релизе “Stigmata” всё равно перешагнули рамки маленького независимого лейбла. Эмотт-старший к тому времени организует свою конторку Savage Messiah Music и через неё парит лицензии на все последующие альбомы Arch Enemy. Создание “Stigmata” сопровождалось небольшой рокировкой в составе. Лииву освобождает от обязанностей бассиста новый человек Martin Bengtsson, а Дэниэля за барабанами временно подменяет на записи Peter Wildoer. Со звуком снова работал Нордстрем; ему благополучно удалось избежать дэтовых скандинавских клише, благодаря обилию заимствований в музыке братьев Эмоттов влияний из всех возможных метал-направлений и ощутимому британскому подходу а-ля Carcass. Настроение у альбома было на порядок мрачнее и враждебнее. Но неизменным осталось стремление Майка и Кристофера смешивать trash, power, heavy и добротный death по возможности в каждой песне. Например, в “Beast Of Man”, “Black Earth” или “Sinister Mephisto”. Лирическое наполнение, да простят меня все задействованные, не представляло особой художественной ценности, и к слову, тексты приоритетом Arch Enemy не являются по сей день. Обо всём негативном, остросоциальном и пугающе-безысходном, и на английском. Кажущая прогрессивность работ Arch Enemy где-то и добавляла им самобытности, но представляла собой нередкий сумбур в песенных структурах. Проще говоря, набор риффов, максимально заарранжированных гитарными запилами и проступающими местами клавишными пэдами. Эта проблема преследует творческий гений Эмотта до сих пор и заглушает все крики о том, что Arch Enemy мажоры и делают музыку “to sell out”. Никакой новой Metallica не случилось и на горизонте не видно. “Что такое продажность? Чаще всего люди, обвиняющие пластинку в излишней “коммерции”, к следующему альбому уже считают её классикой. А чтобы никто тебя в этом не обвинял, нужно распускать группу уже после первого релиза!”

Перед запуском следующего альбома “Burning Bridges”(99) Arch Enemy удачно откатали турне с Cradle Of Filth, где стучал Эдриэн, брат барабанщика “Архи-Врагов”. Диск привлек внимание в первую очередь своей рафинированностью, – команда определённо поймала свою фишку и на скорую руку налепила 8 свежих метал-пирожков с начинкой из всего, что попало под руку; ветер Iron Maiden, Judas Priest и прочего культового heavy гулял в полный рост и в конце концов, удачно смешивался с дикой death-trash-энергией, филигранной гитарной техникой и забойной ритм-секцией. Уровень сыгранности не вызывал никаких нареканий, новым бассистом команды стал не кто иной как Sharlee D’Angelo (ex-Witchery, Mercyful Fate, Dismember). Правда, их шведский друг Нордстрем накрутил им по сравнению со “Stigmata” дерзко облегчённый саунд. Эмотт: “Я уверен, мы никогда не станем легче, чем на “Burning Bridges”. Всё получилось слишком мягко, и это сейчас обламывает”. Но релиз пошёл хорошо. Песня “Dead Inside” приглянулась создателям фильма “Tales From The Crypt”, а под треки “The Immortal”, “”Pilgrim” или “Angelclaw” хэдбэнгеры рубились до последнего. Турне посыпались как из рога изобилия: Северная Америка с Nevermore, Европа с In Flames, Children Of Bodom и Dark Tranquillity, Чили с Hammerfall, презентация на Dinamo… Ажиотаж по поводу Arch Enemy в Японии входит в новую фазу. Продажи их альбомов там выросли до 30 тысяч, чему способствовали загадочная душа японских фэнов, регулярные наезды Arch Enemy на острова (три японских турне!) и эксклюзивное внимание к этой стране в виде регулярных бонус-треков (да здравствует Toy Factory!), приоритетных дат релизов и всего остального. Поэтому выход концертного альбома “Burning Japan”(99) был жирным и предсказуемым “мерси” японской фэн-базе. В Европе его переиздавать вскоре стало неактуально, поскольку в Arch Enemy в 2000 году неожиданно сменился фронтмэн. Место Ёхана Лиивы на стадии подготовки материала к следующему полноформатнику заняла никому неизвестная, но горластая немецкая девушка Angela Gossow (ex-Asmodina, Mistress). “Было рисковано, но рано или поздно это бы случилось. Ёхану не хватало креативности и единения с группой. Arch Enemy стала группой двух гитаристов, поскольку фронтмэн фактически отсутствовал и по энергетике и по участию. Нам нужен был боец, вокально и визуально более интенсивно привлекающий внимание. Мы отнюдь не искали девушку-певицу, мы просто искали лучший для нас вариант. И им оказалась вокалистка!” Лиива годом позже собрал свою группу Non-Exist и запустил дебют “Deus Deceptor”. С тех пор многократно был замечен на релизах проекта Hearse.

Участие Анжелы в сочинении нового опуса “Wages Of Sin” для начала ограничилось всего парой идей. Но её внешние данные и живая заинтересованность в делах коллектива быстро сфокусировали на ней музыкальную прессу и публику. “Мы ожидали, что 50% наших фэнов не оценят такой шаг, но, к счастью, поклонников нашего старого образца оказалось от силы 1%”. Это можно понять. В Европе до сих пор помнят рёв Сабины Классен из Holy Moses и Рэйчел из Sinister, в Японии вообще любят европейских красавиц, а в Штатах всегда практиковался культ сильной личности. Для Анжелы это была своеобразная “американская мечта”, о ней вдруг узнали все. А что же “Wages Of Sin” (2001)? Кухня осталась прежней. Майк рассказывает: “Песни у нас рождаются очень легко, в процессе “джема” между мной и Кристофером. Мы одна из немногих death-metal групп, где собственно джемуют, потому что каждый уже состоялся как музыкант. Много импровизируем и крайне редко при этом конфликтуем. Не сидим по домам с Cubase: делаем всё по-старинке и сообща, глушим много кофе, пишем много демо на порто-студии, делаем много ошибок и пробуем. Из техники во время записи применяем всё подряд. Но нам хватает искажений напрямую с усилков и ламп: Angel и Peavy 5150; пишем 4 ритм-гитары и удваиваем соло. Используем около 30 каналов. Мне бы и 16 хватило!” “Wages Of Sin” бил в глаз своим качеством и драйвом с первой же песни “Enemy Within”. Радовало разнообразие: от скорострельных “Dead Bury Their Dead” и “The Firs Deadly Sin” до красивой тягучей “Savage Missiah” и качающих “Heart Of Darkness” и “Web Of Lies”. Правда, без “Behind The Smile” можно было обойтись смело. Микшировал пластинку Энди Снип, что добавило в звук бритвенной остроты, кристаллизовало марку “Arch Enemy” и закрепило в сознании потребителей экстрима новый универсальный образ группы. Музыкально продолжалась линия “Burning Briges”, но более экспрессивно и эпически: красивые акустические вставки, обязательный короткий инструментал, “квакающие” соло, не всегда логичные “бриджи”, интеллигентные скоростные и цепляющие риффы, и конечно новое вокальное оформление. Японские поклонники группы купили уже 43 тысячи пластинок, а для европейского отделения Century Media Arch Enemy вошла по продажам в топовую пятёрку. После официальной презентации новой певицы в Лос-Анжелесе во время распроданного американского турне, способность Госсоу орать как мужик была доказана. “Чистый вокал – скучно. Каждый ожидает этого от женщины!” А метал-пресса получила для обложек новую сексапильную фронтвумэн. Девушка оставляет на неопределённое время учёбу и семью в Германии, перебирается в Швецию и как бы между прочим выходит за муж за Майка Эмотта. Ёхан Лиива тут проиграл окончательно: настолько сблизиться с Arch Enemy ему было не суждено! Картину дополняют туры с Nile, Hypocrisy и участие в декабре 2002 в японском Beast Feast.

С “Wages Of Sin” при всей сахарности вышло одно досадное недоразумение. В Японии этот диск вышел оперативно и с нужной помпой. А весь остальной death-metal-пипл был вынужден целый год заказывать дорогущий японский импорт или довольствоваться пиратскими копиями. Из-за разногласий между менеджментом, издателями, агентствами, правообладателями и прочей, мало понятной обычному слушателю белибердой, в Европе и Америке “Wages Of Sin” был издан только в 2002 году, когда уже Arch Enemy вовсю сочиняли его продолжение. Т.е. группа могла полноценно презентовать альбом годичной давности только во время азиатских гастролей, а на летних фестивалях и в Старом Свете была вынуждена выступать со старой программой. Кто-то потерял много бабла. Угадай, кто? Вот уже действительно: маленькие детки – маленькие проблемы! Майк: “Я стараюсь подобные вещи не принимать близко к сердцу и не горюю. Эти дерьмовые игры станут разрушать тебя, как только ты начнёшь всё негативно воспринимать”. Зато европейские фэны в итоге получили на руки новое издание пластинки, честно дополненное видео-клипами и бонус-диском с неизданным и редким материалом Arch Enemy. Работоспособный Майк тем временем не переставал заправлять в проекте Spiritual Beggars, где отрывался на старом хиппи-хард-роке, а так же помогал в реюнионе группе Candlemass. Анжеле в какой-то момент пришлось обломать с выступлениями всю группу, чтобы медицинским путём решить вопрос с узелковыми новообразованиями на связках и всерьёз заняться правильной вокальной техникой. Но джентльмены потерпели.

Накладок не произошло с выпуском “Anthems Of Rebellion”(2003), на сегодняшний день самого успешного, уравновешенного и точно рассчитанного альбома шведского коллектива. Его продюссингом и сведением целиком занимался Энди Снип. Он домешал в общую концепцию не совсем типичных влияний, в первую очередь metalcore, чистого голоса, чуть больше программинга и нарулил группе реальный хит “We Will Rise”. “Мы стали более дисциплинированы и организованы! – шутил Кристофер. – Много времени посвятили пре-продукции материала и работе с Pro-Tools”. Привкус heavy перестал ощущаться и целиком растворился в плотных подвижных песнях. Эмотт-старший: “Меня утомляют люди, таскающие за собой знамёна 80-х. Нет, 80-е – это было кульно. Но если не прогрессируешь, то мне совсем не интересно этим заниматься. Ведь можно использовать массу других влияний и делать что-то своё”. Современный, массивный брутальный звук, более чёткие песенные формы и, не считая “We Will Rise”с презентабельным клипом, пачка забойных нео-жанрообразующих песен (“Silent Wars”, “Dead Eyes See No Future”, “Despicable Heroes”) – основные достижения “Anthems Of Rebellion”. И очень серьёзный положительный резонанс у метал-общественности. Диск попал в национальные рок-чарты большинства европейских стран, а в Японии согласно опросу журнала “Burrn!” группа уверенно лидирует в номинациях “лучшая группа” и “лучший альбом”. Arch Enemy мутировали в некий образец качества, дружелюбия и компромисса в насыщенном музыкальном космосе экстремальной музыки. Разогрев у Slayer и Iron Maiden при всей кажущейся несовместимости некоторых продуктов – ещё одно тому подтверждение.

2017

Для украшения своих очередных американских гастролей, шведы в 2004 году издают в Европе и Америке EP “Dead Eyes See No Future”, который раньше был доступен только на японском рынке. Помимо заглавной антивоенной песни, на нём присутствовали три концертных трека с парижского шоу группы и три наспех записанные кавер-версии Megadeth, Manowar и Carcass. Очень удачный маркетинговый ход, однако, он натолкнул на мысль, что Анжеле лучше “петь” всё-таки в рамках Arch Enemy. И вот новый объект инвестиций для верных поклонников этого яркого и стремительного коллектива – альбом “Doomsday Machine”. “Это определённо trash-death-metal альбом. Мне кажется, для такой музыки необходим убийственный микс из классических риффов и режущих соляков. Мы сделали всё возможное, чтобы фэны получили тонну гитар и мощь для отрыва на концертах”. На первый взгляд Arch Enemy стали проще, перестали налягать на вылизанный саунд, сохранили компактность, близкие фэнам красивости и безупречную инструментальную часть. Но о дальнейшей судьбе альбома и его месте в истории экстремальной музыки говорить рановато. Пока это пропиаренная, долгожданная, в меру интересная пластинка успешной брутальной команды. По завершению всех студийных сессий для “Doomsday Machine” о своём решении погрызть гранит науки вдруг заявил гитарист Кристофер Эмотт. Соответственно, его активность в Arch Enemy и сайд-проекте Armageddon на неопределённое время сводится к нулю, и его товарищи отправятся в промо-тур вчетвером. На долго ли? Возможно, это тот случай, когда знакомую вкусную котлету “по-киевски” стоит сделать менее жирной. Ведь к хорошему так быстро привыкаешь, что быстро забываешь, насколько оно хорошо. И становится скучно…

Ян Федяев


Arch Enemy. part 1

 


Arch Enemy. part 3


Читать другие очерки >>>

 

 

 

 

 

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.

Скопировано!