rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Tiamat

SPECIAL RADIO :: СПЕЦ ИНТЕРНЕТ РАДИО — Tiamat

Бог хаоса

«Хотелось бы встретить Иисуса. Нам есть о чём с ним поговорить»
Ёхан Эдлунд

 

Tiamat
Типичные жители планеты Tiamat

Шведский мужичок Ёхан Эдлунд — центр и основной содержательный посыл всего, что происходит с культовым проектом, носящим имя шумерского бога хаоса. Но божественного в Tiamat не больше, чем мяса в колбасе. Не было, нет и не будет. Это проект с противоречивой судьбой, непростой коллективной составляющей, с личными трагедиями и сомнительной адекватности общественным резонансом — вобщем, вполне житейский и человеческий. Если привязывать композиторский талант Эдлунда к проискам чего-то не познанного, но увероваемого, то колбаса вам попалась деликатесная и о-ч-ч-чень дорогая!

И называлась она в 1987 году «Treblinka». Группа деревенских подростков из окрестностей Стокгольма играла оккультный кастрюльный black-metal, вызывая своим названием (кошмарный фашисткий концлагерь на территории Польши), имиджем (пентаграммы и пр.) и текстами о неверном пути заблудших последователей Христа недовольство местной христианской общественности. По признанию Эдлунда делалось это сознательно, с юношеским максимализмом, дабы вызвать скорейший резонанс и противопоставить себя остальным. Тем не менее, его анти-христианизм до наших дней не претерпел серьёзных изменений. «Я не против людей, но против христианских взглядов. Для меня дьявол в эгоистическом и субъективном смысле олицетворяет правду. Я думаю, что эгоизм позитивен. Человеческая суть не зла. Я скорее един с Алистером Кроули: если каждый человек будет делать именно то, что считает правильным в момент именно его жизни, следовать своим инстинктам и держать свою жизнь в своих руках, — только тогда люди будут вместе и подходить друг к другу как зубцы в шестернях». И хватит об этом. Долго ли, коротко ли, группа, основанная Ёханом (по прозвищу Hellslaughter)-вокалистом, гитаристом и клавишником в одном лице закатала две демо-ленты «Crawling In Vomits» и «Sign Of The Pentagram». Сам основатель о том времени вспоминать не любит, поскольку, как утверждает, был совсем другим человеком, и это не имело ничего общего с сегодняшним положением дел в группе. Мрачных подростков заметил английский лейбл CMFT и предложил «контракт» на запись дебютного альбома. В 1990 году группа сменяет название на Tiamat и сама продюссирует полноформатник «Sumerian Cry» в составе: Edlund, Jorgen Thullberg (бас), Stefan Lagergren (сессионный гитарист), Andres Holmberg (такой же барабанщик). Альбом представлял собой сырой death/black metal с ледянной doom-атмосферой, вялым вокалом и минимальной идентификацией. «Говорят, что я не выношу наш дебют, но это полная чепуха, — говорит Ёхан. — Там отличные песни, и по моему восприятию он стоит где-то даже выше чем последующая пара пластинок». Лейбл же оказался типичным «rip off» и продинамил начинающий коллектив с промоцией и гонораром. И теперь всякий раз, когда у Tiamat появляется новый альбом, CMFT как правообладатель по шумок переиздаёт «Sumerian Cry», — подзаработать на ностальгии. Короче, берегите честь смолоду! В такой ситуации группу выручил ищущий таланты Century Media. Его record deal был интереснее; в Tiamat появляются штатные гитарист Thomas Petersson и барабанщик Niklas Ekstrand. Учитывая самопальщину первого производства, над новым альбомом группа работает с продюссером Вальдемаром Сориштой (ex- Despair, Grip Inc.) и сессионным клавишником Jonas Malmsten. Поэтому «Astral Sleep»(91), хоть и содержал ещё пёструю смесь «злобы», стал существенным шагом вперёд, как по звучанию, так и насыщению: агрессивный doom/death смягчался прото-готик элементами и придавал музыке совершенно новый трагический оттенок. Мелодии сместились с бэкграунда на переднюю линию, орание Эдлунда раздражало меньше. От прошлого — песня «Wintershadow», «классик» — «Lady Temptress», о будущем Pink Floyd-metal намекал «The Southernmost Voyage». Как и для первого альбома, обложку рисовал Кристиан Валин. Вобщем, жаловаться было не на что, — Tiamat стали готовиться к своему первому турне «The Southernmost Voyage Tour»(зима-весна 92) сначала с Samael и Acrossticon, затем с Death и Loudblast. Но перед гастролями из состава выпал бассист и его временно заменил многостаночник Anders Iwers (Cemetary, Ceremonial Oath, In Flames). Тур подогрел заинтересовавшуюся новым именем публику к выходу первого хитового альбома Tiamat «Clouds»(92). Диск записывался в Woodhouse Studio с новым штатным бассистом Johnny Hagel (ex-Sundown, Sorcerer) и клавишником Kenneth Roos, засвидельствовал прощание группы с death-black и сильный акцент на риффовый doom-rock с красивыми печальными мелодиями и атмосферными пэдами. Тексты Ёхана стали нести в себе больше мистицизма, религиозности и мифологии. «Любовь и религия — основа всех моих песен. Обычно я часами просиживаю с аккустической гитарой, играю три аккорда и пою, смотрю, что получится. Всё, что приходит быстро — чаще всего лучшее; песни, которыми я действительно горжусь, были написаны за 15 минут. Обычно я в них ничего не меняю, ведь тогда это не будет отражением момента, когда они возникли». Сам босс Tiamat по завершению записи хотел назвать альбом «In A Dream», но Century Media заупрямились. «Clouds» быстро попадает в метальные чарты, благодаря мрачно-красивым «A Caress Of Stars», The Sleeping Beauty», «In A Dream»; группа становится в один ряд с Paradise Lost, с ними же отправляется в «Paradise Lost»-Tour. Далее последовали мощнейшие европейские гастроли «Full Of Hate Tour» с Carcass, Death, Cannibal Corpse, Gorefest и дополнительный тур с Samael, Unleashed и Dark Millenium. Лучшей раскрутки в эпоху расцвета музыкального экстрима новой волны в Европе и представить было нельзя. С этим не согласился барабанщик Tiamat Никлас: его достали разъезды и он уходит прямо перед израильскими концертами. Временной заменой ему стал Lars Skold. Но этим дело не ограничивается: после следующих двух мини-туров солидарность Никласу выражают Кенет и Томас. Ёхан даёт пару резких комментариев по поводу состава коллектива, чем вызывает слухи о кончине Tiamat. Выпуск в 1993 году 5-ти песенного концертного альбома «The Sleeping Beauty, Live In Israel» ситуации не проясняет.

Tiamat
Что такое осень?

На самом деле Ёхан отказывается от услуг постоянных участников, за исключением бассиста Хагела и спокойно работает над созданием пикового альбома «Wildhoney»(94). Эта пластинка становится не только коммерческим прорывом и «сверхновой» в кругах металхэдов. Фактически Эдлунд слепил своей группе памятник, впервые смешав психоделизм Pink Floyd, обречённый романтизм gothic-rock и уже упоминавшийся doom/death. Альбом представлял собой хорошо контролируемый, богатый и прогрессивный рок-сюрреализм с мистической атмосферой. Лидер группы почти отказывается от рыка и переходит на протяжное пространственное пение. В облегчённом звуке на «Wildhoney» нашлось место такому количеству красоты, что привлекло большое количество поклонников, ранее далёких не только от Tiamat, но и от подобной музыки в целом. Клавишные несли теперь основную смысловую нагрузку, каждая песня была безукоризненной и строилась вокруг основной мелодической линии. За исключением двух относительно агрессивных треков «Whatever That Hurts» и «The Ar», фэны имели дело с медитативными «Visionaire», «Gaia» или «Pocket Size Sun». Всё разнообразие склеивали воедино несколько инструменталов. На тот момент новая работа шведов стала самым продаваемым диском Century Media и собрала отличную прессу. По следам песни «Gaia» в 95 году выходит макси-сингл с кавером Pink Floyd «When You’re In», и начинается череда турне (с Type O Negative, Sentenced по Европе, с Black Sabbath и Motorhead по Штатам). «В 1995 году я был дома всего пару недель!» — вспоминает Эдлунд. И то не на долго, — после личной драмы он из Стокгольма перебирается к новой подруге в Берлин. Правда, снова обламывается в «сердечных» делах и в итоге оседает в Дотмунде. Следует очередная рокировка в составе. Бассист Хаген уходит в Cemetary, в группе пока на сессионной основе снова появляются Андерс Иверс (бас) и Томас Петерсон (гит.). В 96 году Tiamat играют считанные концерты, поскольку Ёхан забаррикадировался от всех в домашней студии, тискал синтезаторы, компьютеры и сэмплеры и целый год пытался выразить в песенной форме все свои переживания и депрессии. С остальными музыкантами он по мере необходимости общался через Интернет. «У нас давно не было репетиционного помещения. Мне совсем не нравится ехать чёрти куда на метро, а потом в крохотной комнате без окон пытаться прийти к какому-то компромиссу с остальными». Эдлунд объявляет себя единственным-неповторимым и решает сменить продюссера на Dirk Draeger (Morgoth). Психоделизм, «шиза» и электронщина в музыке Tiamat достигли своего апогея с выходом альбома «A Deeper Kind Of Slumber»(97). Сначала поклонники купились на забойный рок-сингл «Cold Seed», но потом обескураженно развели руками, получив полунаркотические завывания и колышащееся море электронных арранжировок, аккустических инструментов и редких драйвлённых гитар. Некоторые песни базировались исключительно на экспериментах со звуком, увлечение Ёхана Pink Floyd определённо превысило порог терпимости прежних фэнов. Но чего у альбома не отнять, так это красивых мелодий и безбрежной атмосферы застывшего времени, полного риторических вопросов. «Я не хотел себя музыкально никак ограничивать. Мне пришлось себя самотерапевтически заново открывать». В том же 97 году группа с бритоголовым и в краске на голое тело Эдлундом презентуется на 13 летних фестивалях, после чего с перерывами гастролирует вплоть до написания нового альбома «Skeleton Skeletron»(99). Это была спонтанная работа, материал создавался очень быстро, без экспериментов. Основатель коллектива справился со своими трагедиями, что сказалось на энергетике альбома и позитивной ауре (если вообще слово «позитивный» можно употребить по отношению к Tiamat). Более того, барабанщик Ларс, бассист Андерс и гитарист Томас стали постоянными членами коллектива, и появился намёк на совместное творчество. Этикетке «gothic metal band», которую Tiamat заработали первым же синглом «Brighter Than The Sun» сами участники группы предпочитали «independent rock». Композитор Эдлунд отныне больше демонстрировал привязанность к Sisters Of Mercy, Nick Cave, The Cure и Fields Of The Nephilim, тягу к радийному формату, хуковым припевам. Полуаккустические баллады «Best Friend Money Can Buy» и «To Have And Have Not», медленные тяжеляки «Dust Is Our Fare» и «Church Of Tiamat», кавер Rolling Stones «Sympathy For The Devil» и астральная «Lucy» на закуску. В любом случае, «жизни» в этом альбоме было гораздо больше, чем в дремотном «A Deeper Kind Of Slumber».

Tiamat
Пора в дорогу

Чтобы поиграть с новыми людьми линейный рок в духе ZZ Top с тривиальными текстами, неутомимый Ёхан взывает к жизни пока разовый проект Lucyfire и в 2001 году быстро записывает лёгкий «дорожный» альбом «This Dollar Saved My Life At Whitehorse». Во время его сведения, Эдлунд близко знакомится с датским продюссером Lars Nissen из солидной и дорогой PUK-Studio. Касса Tiamat в то время была полна, группа была одной из приоритетных на Century Media. Так что музыканты решили не отказывать себе в удовольствии и осуществили юношескую мечту — поработать в студии, где записывались Depeche Mode, George Michael, Sisters Of Mercy и иже с ними. «Первый вечер мы пребывали в полном офигении от всего этого «золота» и «платины» на стенах. Атмосфера здесь сочится из всех щелей. Помимо того, что это супер-студия, было кайфово ходить в тот же туалет, где бывал Дэйв Гэхан или спать в той же постели, где отдыхал Роб Хэлфорд!» А что же новый альбом с чумовым названием «Judas Christ»(2002)? Слово бассисту Андерсу:»Да, картинка возникает мощная, много людей по этому поводу пИсало кипятком. Для нас же это название было возвращением к ранним идеалам группы, когда она откровенно высказывалась против христианской церкви и её интриг. Мы боремся с ней её же оружием. Мы хотели напомнить, что Иуда был самым «человеческим» из них всех: обладал такими качествами как способность обманывать, продавать людей, и наконец, совершить самоубийство…и за всё это его простили. На этом и строилась наша тактика». В музыкальном отношении седьмой студийник Tiamat особо не откровенничал. Попытка скрестить атмосферность «Wildhoney», простоту «Skeleton Skeletron» и рОковый с каплей блюза драйв Lucyfure была предсказуемой, но с творческим подходом. Эдлунд сознательно разбросал по музыкальному полотну «ключи», напоминающие о прежних работах шведского коллектива и радовался как ребёнок, когда ему об этом заявляли: характерный альтовый рисунок в «The Return Of The Son of Nothing» взят из «Whatever That Hurts», например. Обложку к «Judas Christ» слепил тоже Ёхан, получилось….по-другому. При внимательном рассмотрении содержания альбома становилось понятным, почему шеф Tiamat решил спустить пар в составе Lucyfire. Даже если некоторые шустрые простые песенки «Judas Christ» и могли не нарушить гармонии на дебютнике этого бокового проекта («I’m In Love With Myself» или «Spine»), всё разухабистое веселье гибрида южно-американского блюз-рока и скоростного глэм-рока осталось за бортом: здесь доминировали свойственная только Tiamat едкая интеллигентная злоба и бессильная тревога, но в удобной рыночной упаковке. Мистическая пространственность «Love Is As Good As Soma», «Sumer By Night» и «The Return Of The Son of Nothing», создаваемая то аккустическими арпеджио, то протяжными соло соседствовала с навязчивыми мелодиями, цепляющим движением и рефренами, особенно в «So Much For Suicide». Отдельного слова заслуживал жизнеутверждающий и добрый сингл «Vote For Love». Эдлунд захотел, чтобы его помнили не только за «плохое», а Century Media понадобился классический софт-рок-трек с лёгкой готической аурой, идеальным концертным припевом и конкретным расположением на полке в магазине. Финские готик-металлеры в Европе пользовались тогда всё нарастающим спросом, так что и альбом шведов пошёл. Лёгкое недоумение вызывали «Heaven Of High» и «Too Far Gone» — бесхребетные кантри-треки, в которых черты Tiamat, за исключением голоса Ёхана, отсутствовали как таковые. Но простим художнику вольность, в конце концов группе удалось кристаллизовать себе новую оболочку — гламурный dark-rock.

Tiamat
Кому дать поиграть?

По тому же рецепту готовился и «Prey»(2003). Но настроение пластинки отличалось мрачностью, самокопанием, более глухим звуком с мягким программингом и гитарной «грязью». Об этом заявил первый сингл «Cain» с редким кавером W.A.S.P в придачу. «Prey» не был разбит на логические главы как предшественник (не самая удачная идея), поэтому звучал связанней и в хорошем смысле гомогенно. Тексты отражали сложность и невесомость жизни, вопросы типа «Почему я причиняю боль человеку, которого люблю» или «Почему всё так паршиво, когда всё так хорошо», экзистенциальные вопросы о жизни и смерти, любви и религии, на которые человек никогда не получит простого ответа. Движение альбому задавали хитово-рифлёные «Love In Chais» и «Carry You Cross And I’ll Carry Mine»; гордостью самого автора стала мурашкообразующая воздушная песня «Divided» с чувственной феминой на подпевках и тоскливым соляком. Почему ни один из этих треков не стал синглом? Потому что «Cain» была по сути самой тиаматовской песней на этом релизе. Холодное злобное прошлое и гипнотизм Эдлунда пытались бороться с доступной, сжимающей сердце романтикой бренности и угасания. Осязаемая аудио-оболочка пыталась ужиться с неуловимым посланием, призванным осознавать и ощущать момент короткой и уникальной жизни. Наследие альбома «Wildhoney» оставалось на заметном уровне («Pray», «Wings Of Heaven»), да и влияние Pink Floyd никуда не делось, достаточно послушать трек «The Pentagram». В нём в качестве текста звучит стихотворение Алистера Кроули, на что группа получила специальное разрешение от Ordo Templi Orientis, владельцев интеллектуального наследия создателя Библии-наоборот.

После появления «Pray» в ноябре 2003 года и пары летних фестивальных появлений ближайшее турне Tiamat в его поддержку случилось только на стыке 2004 и 2005 года. Основной упор делался на выступлениях в странах бывшего соцлагеря и сборе материала для первого DVD «Church Of Tiamat», так что без записи шоу в польском Кракове не обошлось. Перманентные концерты в разных связках (включая Pain, Sirenia и Theatre Of Tragedy) растянулись на весь год и русским фэнам на радость отмечены появлением группы в середине ноября 2005 в Питере и Москве.

Tiamat
Нет, они не родственники

Новый материал сочиняется, но группа никуда не спешит. Есть в истории Tiamat и, как следствие, в истории жизни шведского мужичка Ёхана Эдлуна известный элемент служения рокнроллу, который придаёт его песням дополнительную суровость. Как Лемми Килмистер пожизненно связал себя с Motorhead, ковбойской шляпой и виски с колой, так и лидер Tiamat часть себя, требующую женитьбы и детей с горечью от несовместимости принёс в жертву привилегии играть в рок-группе, гастролировать и наполнять эфир музыкой и вопросами богам. Какую-то музыку боги наверняка слушают. Музыку сфер или чего ещё не для смертных. Те пусть побудут в неведении, — кто они такие, чтобы знать на всё ответы и быть услышанными…

Ян Федяев.

www.tiamat.com — сайт исполнителя

Читать другие очерки >>>

 

 

 

 

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.