rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

The Cure (Часть 2)


Смит в образе

Появившийся в мае 1989 года диск “Disintegration” можно обозначить как своеобразную кульминацию всех стилистических поисков The Cure за всю карьеру. Одновременно вычурный и ранимый, меланхоличный и пышный, задумчивый и эпический, интимный и открытый – альбом стал неотъемлемой частью группы, и одним из её “классиков”. В текстах красной линией проходили темы взросления и быстро текущего времени. Лирику к заглавной песне “Disintegration” Роберт написал в ночь своего тридцатилетнего юбилея. Альбом, сопродюсером которого выступил Dave Allen, вошёл в британские чарты на 3 место и со временем усилился четырьмя превосходными Top-20-синглами: “Lullaby”, “Lovesong”, “Fascination Street” и “Pictures Of You”. Песня “Lovesong”, в свою очередь, стала единственным синглом британского коллектива, пробившимся в Top 10, – она достигла второго места в Америке. Видеоклип на трек “Lullaby” признали лучшим видео на Brit Awards в том же году. Последовавшее за альбомом “Prayer Tour” стало одним из самых впечатляющих по энергетике турне The Cure (включая выступления на стадионе Wembley в Англии и Dodgers и Giants в США).

В самом начале 1990 года из группы выпадает клавишник Roger O’Donnell, и его заменяет старый приятель группы и один из техников Perry Bamonte. Гитарист, вобщем-то. Но какая разница – клавишник или гитарист? И так прокатило: гастроли продолжались пока не закончились летние фестивали. В сентябре девяностого года была скомпилирована концертная пластинка “Entreat”, составленная из песен “Disintegration”. По замыслу, она должна была вручаться в качестве подарка всем, купившим два альбома The Cure в сети магазинов “hmv records”. Но после протестов поклонников и вмешательства Смита, диск стал общедоступен в марте 1991 года. Как и в истории с альбомом “Pornography”, после мощного положительного резонанса публики на “Disintegration” и удачных живых выступлений, мистеру Смиту не захотелось надолго заострять внимание на концептуальной и эмоциональной стороне содержания этого, определённо, значительного и успешного альбома в дискографии indi-британцев. “Когда мы сочиняли Disintegration, то все эмоции были настоящие. Это было именно то, как я себя чувствовал, – сказал Роберт Смит. – Но я такой не постоянно. В этом и состоит сложность написания депрессивных песен. Люди думают, что всегда такой. Нет, просто обычно я сочиняю песни в депрессивном состоянии”. После сингла “Never Enough” появляется альбом ремиксов старых и новых песен The Cure, побывавших в шаловливых ручках Mark Saunder, William Orbit и других. Да, ремикс Орбита на песню “Close to Me” засветился ненадолго на 13 месте в Англии и на 14 в Америке, но в целом с “Mixed Up” достучаться до сердец капризной публики группе не удалось. “Mixed Up” отнял у нас какое-то время, хотя и не принёс много, – говорит Роберт. – Было столько негативной реакции на него со стороны фэнов и критиков, и такая штука с нами произошла впервые. Меня это очень сильно задело, что могло стать одной из причин для длительной паузы. Мне казалось, что “Mixed Up” будет хорошим альбомом. Может, люди позже осознают, что его нужно было рассматривать не как регулярный альбом The Cure, а как эксперимент”.


Волос поменьше, денег побольше

Но в 90-х годах группа отнюдь не ленилась, даже если три студийных альбома в 90-х сравнивать с семью такими же в 80-х. В феврале 91 года The Cure признают “Лучшей британской группой” и вручают ей The Brits Award. По этому поводу Смит с коллегами дают в Лондоне секретный концерт под названием Five Imaginary Boys, где представляют 4 песни из будущего альбома, снимают всё это безобразие на плёнку, а затем частично вмонтирывают вместе с закулисными съёмками и забавными телевизионными выступлениями в видеофильм “Playout”. Ситуацию с условно неудачным “Mixed Up” (а на самом деле, практически безыдейным) вскоре легко исправил очень дружелюбный и коммерчески успешный диск “Wish”(92), многогранный, богато инкрустированный звуком, гитарно-драйвовый и светлый альбом. Он сходу стал Номер 1 в Англии и Номер 2 в Америке и потянул за собой три сингла “High”, “Friday I’m in Love” и “A Letter to Elise”. Голосами из депрессивного прошлого стали красивые, щемящие сердце песни “Apart”, “Trust” и “To Wish Impossible Things”. По завершению мероприятий, связанных с межконтинентальным туром “Wish Tour”, группу снова покидает Porl Thompson, а несколько месяцев жизни у Смита отняло создание концертного видеофильма “Show”. Он обязательно хотел сделать это сам и научиться премудростям видеомонтажа. После этого, лидер The Cure по инерции был втянут в микс сразу двух концертных пластинок “Show” и “Paris”. Первый альбом в виде двойного CD представлял собой редактуру концерта The Cure в Детройте с супер-хитами, в то время как лимитированный альбом “Paris” являл собой парижскую презентацию редко исполняемых коллективом песен. Была и парочка студийных работ: песня “Burn” для саундтрека к фильму “Ворон” и кавер Хендрикса “Purple Haze” для трибьютного альбома “Stone Free”. “Так прошёл 1993 год, – вспоминает Смит. – А в 1994 году мы несколько месяцев судились с Lol Tolhurst”. Он обвинял Смита и Fiction Records, что ему причитается гораздо больше денег и внимания, чем он получил за годы музицирования в The Cure. После 4-месячного бодания с адвокатами и судьями дело закончилось не в пользу Лола, хотя по некоторым данным, какую-то компенсацию он получил. Смит бы с удовольствием уладил вопрос со своим другом детства вне стен суда, но в деле было замешано имя The Cure. Так что миру пришлось услышать рок-энд-ролльные рассказы о том, кто же из них всё-таки больше бухал. “Мне потом понадобился перерыв в полгода, после того, как был сочинён материал для “Wild Mood Swing”. Возможно, это стало причиной моего осознания того, что мне нравится быть дома”. Рано или поздно, это бы случилось. Преимущества семейной жизни и тепло домашнего очага в какой-то момент перекрывают всё остальное, не оставляя камня на камне от твоих наполеоновских планов и творческих амбиций. Примеров – полно, и все они какие-то жалкие и грустные. Слава и деньги не порождают тепло, – уж, на что избитое утверждение. Детей Роберт и Мэри так и не завели, и на деликатный вопрос о причинах этого, не особо хитря, Роберт отвечает, что они с женой не чувствуют в этом необходимости. “Мы и так живём в окружении наших разросшихся семей. У нас в общей сложности 21 племянник и племянница. Проводя с ними месяцы, играя с ними в футбол, провожая в школу и забирая их оттуда, становишься частью их жизни. Мне это нравится. Нравятся обычные вещи, как походы в кино, например. И когда я сейчас приступаю к записи альбома или еду в турне, то первым делом всегда думаю, что на год или полтора выпадаю из этого. Они вырастут без меня. И я не могу их попросить подождать, и не расти, потому что я ещё не закончил с The Cure”. Тут Смит прав, история группы была ещё далека от завершения.


Не боги струны натягивают

Запись новых песен с продюсером Steve Lyon в 1995 году прерывалась на фестивальные выступления и разные сторонние проекты, как, например, запись песни “Dredd Song” для фильма “Судья Дредд” с Сильвестром Сталлоне и кавера Боуи “Young Americans”. К тому же после судебных разбирательств с Толхурстом, последовало увольнение барабанщика Boris Williams, и его место занимали временные музыканты. C точки зрения состоявшегося поклонника The Cure, альбом 1996 года “Wild Moon Swings” был провальным, увы. Хоть и было “The Swing Tour” самым масштабным у The Cure, и синглов выпустили четыре штуки. Альбом записывался с разными барабанщиками, с отсутствием единого настроения, с разным, зачастую непривычным звуком; после такого мрака как на “Disintegration” песни казались наигранно весёлыми и ненатуральными. Да и сам Смит, в конце концов, признался, что выбор “The 13th” первым синглом был ошибкой: слишком сложная для этих целей песня, с элементами салсы “не пошла” вообще. Остальные “Mint Car”, “Strange Attraction” и “Gone!” ситуацию не улучшили. Впрочем, Роберт не сильно переживал: “Ладно, мы никогда не воспринимали нашу музыку НАСТОЛЬКО серьёзно, чтобы говорить: “Да, это наш великий опус!”. Постоянный барабанщик в группе всё-таки появился – Jason Cooper. С ним в январе 97 The Cure выступили на 50-летии своего друга и фэна David Bowie и исполнили вместе с юбиляром “The Last Thing You Should Do” и “Quicksand”. Осенью того же года вышла новая компиляция из синглов с 1987 по 1997 годы “Galore” с новым треком “Wrong Number”.


Наши дни

До конца десятилетия наблюдались незначительные всплески активности в виде песни “A Sign for God” для фильма “Orgazmo” в 98 году, песни “More Than This” для “X-Files”, кавера Depeche Mode “World In My Eyes” и выступлений на 12-ти фестивалях того лета. А в 1999 году группа открыла новый студийный сезон, который завершился в 2000 году созданием ещё одного монументального альбома британцев, ставшим последним в логической трилогии: “Pornography”, “Disintegration” и, наконец, “Bloodflowers”. На него не снималось видео, и хит-синглы на нём отсутствовали, как таковые. Вообще. Он представлял собой монолитное, эмоционально-музыкальное полотно. Смиту исполнилось 40, и он мрачно обозревал в пессимистичных красках своё прошлое, жаловался на отсутствие новых эмоций и осознавал, что есть вещи помимо музыки, на которые ему бы тоже хотелось тратить много времени. Номинация альбома на Grammy тоже говорила о качестве и зрелости музыкального материала. После непродолжительного промо-тура по Европе и США, лидер The Cure в очередной раз заявил, что “Bloodflowers” станет последним альбомом группы, и будущее – за его сольной карьерой. “Есть очень большая часть меня, которая говорит, мне, что сейчас самое подходящее время остановиться. Покинуть людей. Мне нравится, что The Cure всегда шли своим путём, и что мы воспринимались как альтернатива в прямом смысле слова. Это будет моей эпитафией: то, что мы были настоящей, альтернативной группой”, – сказал заметно уставший “child of doom and gloom”. Контракт с Fiction закончился выпуском в 2001 году нового сборника “Greatest Hits” с парой новых песен. Лейбл просто хотел заработать денег и выпустил бы его рано или поздно. Но поскольку группа ещё имела право голоса, то The Cure настояли на издании бонус-диска с акустическими версиями некоторых своих известных песен, – чтобы фэны не сильно кисли. Группа сама его профинансировала… И продолжала, как ни в чем ни бывало, гастролировать. В 2003 году фэны получили на руки новый DVD “Trilogy”. Для его записи The Cure на берлинском стадионе Tempodrom и в Брюсселе три вечера подряд целиком исполняли альбомы “Pornography”, “Disintegration” и “Bloodflowers”, по одному альбому на вечер. Для разнообразия лидер инди-британцев кооперировался то с электронщиками Junkie XL и Junior Jack, то с MTV-панками Blink 182. Наконец, в начале 2004 года он закончил работу над давно анонсированным 4-х дисковым сетом “Join The Dots” с 70 песнями общим числом. Количество неизданного материала, ремиксов и различных архивных раритетов всё не уменьшалось и не уменьшалось.


Опять овсянка?

Роберт Смит снова всех обманул, и как в старой притче о пастухе и волках, снова вхолостую проорал: “Волки, волки!”. Но те, кто снова ему поверил, могли не долго беспокоиться о будущем The Cure. Поговорив немного о своём мифическом сольном альбоме “Music For Dreams”, Смит сотоварищи спокойно подписали контракт с “I Am Recordings” на три новых пластинки, одна из которых, с простеньким названием “The Cure” увидела свет в 2004 году. С записью и изданием не тянули, но на диске нет и намёка на спешку и суету: выверенные, комфортно звучащие, в меру задумчивые песни, от лёгкой попсни “The End of the World” до минорной эпической темы “The Promise”. Однозначно, “The Cure” вышел не таким монохромным, как его старший dark-goth-романтический собрат “Bloodflowers”. Видимо, и планов таких не было. На этот раз шеф группы не требовал ни от кого беспрекословного следования фарватеру “Pornography” и “Disintegration”. Идеальный альбом The Cure был уже создан, так что можно было успокоиться и не парить никому мозг. Смит: “Я с удовольствием играл в группе последние годы. И оказалось так, что большинство песен, которые я сочинил за это время нужно играть не мне одному, а именно в составе группы”. Так что сольная деятельность снова отложилась на неопределённый срок. Шефом нового лейбла оказался известный nu-metal продюсер Ross Robinson (Limp Bizkit, Korn, Slipknot): “The Cure долгие годы были моей любимой группой и повлияли на мой производственный стиль”. “В Британии сейчас практически невозможно найти лейбл, на котором бы с восторгом относились The Cure, – признаётся Смит. – Нас рассматривают как группу прошлого поколения. Тот факт, что до сих пор продаём много пластинок, и заставлял держаться за нас старый лейбл Fiction/Universal. Да и то потому, что те сотни тысяч проданных пластинок The Cure – это больше, чем у многих подписанных у них артистов”. Отыграв на летних фестивалях, The Cure поехали в весёленькое турне “Curiosa” по 25 городам Америки в сопровождении Interpol, Auf Der Mauer, Thursday, The Rapture и Mogwai. Билеты на 4 концерта в Mexico были распроданы в рекордные сроки. Группа снова купалась в овациях, а лидер коллектива, как в старые добрые времена, щедро раздавал десятки интервью. В сентябре 2004 MTV вручает The Cure премию “Icon” за вклад в поп-культуру и влияние, оказанное на современную музыку.


Приятно, когда дарят подарки!

Время перетряхивать состав: группу по неизвестным причинам покидают гитарист Bamonte и клавишник O’Donnell. На место мучителя струн приглашается бывший уже участник The Cure – Porl Thompson, ставший, кстати, мужем сестры Смита Janet. Так отыгрывается серия дежурных фестивалей. А пока вокруг нового альбома роились спекуляции, тем же летом 2005 года Роберт, Саймон и Джейсон вместе с оригинальным продюсером Mike Hedges перезаписали несколько своих классических композиций с “Three Imaginary Boys”, “Seventeen Seconds”, “Faith” и “Pornography”, переизданных в виде “Deluxe Edition” (по четыре песни с каждого). После чего вместе с четырьмя интервью Смита по поводу каждого переиздания сделали их доступными через iTunes UK в виде проекта “4play” в самом начале 2006 года. Примерно в тоже время появилась информация, что Роберт с коллегами загрузились в одну лондонскую студию для записи новых песен. Но грузятся там до сих пор, судя по всему. В этом году группа отыграла единственный большой нешуточный концерт 1 апреля в Royal Albert Hall. Выступление состоялось в рамках концертов в поддержку болеющих раком подростков. В августе последовала новая серия Deluxe-переизданий ранних работ The Cure. Под раздачу попали альбомы “Blue Sunshine”, “The Top”, “Head On The Door” и “Kiss Me, Kiss Me, Kiss Me”. Они, как и в случае с первыми переизданиями, были выпущены в виде двойных альбомов, на которых помимо ремастированной оригинальной версии помещено большое количество ранних студийных демо-версий, концертных бутлегов, альтернативных миксов и так далее. Всё любовно скомпилировано Робертом Смитом из своих огромных архивов. Да и не может тут без любви обойтись, если уж за четверть века тема не отпускает. “У меня есть только одна, так и не сбывшаяся мечта – путешествие на Луну, – грустит Смит. – Мои амбиции были с самого начала достаточно скромными. Всё чего я хотел – просто стать артистом. Я хотел делать что-то, что ещё не существовало, и хотел этим зарабатывать на жизнь. И я честно надеюсь, что альбомами “Disintegration” и “Bloodflowers” смог создать нечто, чем невозможно оперировать на вербальном или интеллектуальном уровне. Или ты чувствуешь это – или нет”. Заработать тоже удалось, всё-таки 30 миллионов дисков – не мелочь по карманам тырить. Что же касается нового альбома, то шеф The Cure ведёт разговоры о двойном альбоме, и выпущен он будет, скорее всего, не раньше начала 2007 года. Зато 20 ноября любители The Cure получат на руки новый DVD. В него войдут записи 30 песен из 9 разных концертов с последнего крупного тура группы 2005 года: с фестивалей в Испании, Бельгии, Франции, Германии, Греции, Сицилии, Турции, Швейцарии и Венгрии.

Ян Федяев

Сайт: www.thecure.com

Читать другие очерки >>>

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.