rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Charon

В финской рок-музыке стереотипов предостаточно. По-крайней мере, когда она сталкивается с усреднённым европейским музыкальным менталитетом, уже покоцанным истерией глянцевых и подростковых журналов, и стандартизованным под доступные теле/радиоканалы. HIM и Rasmus forever и так далее. Ну, первые ещё сами по себе, и за счёт этого держутся; Виле Вало со школьными друзьями пока ещё строят из себя королей love-metal. Вторые, как были в финском поп-рок-андерграунде, вылезли с парой квази-готик-соплей и модных клипов, так и смылись обратно. А есть команды, без фанфар и криков «ура!» создающие всему финскому депрессивному рок-движению крепкую основу и стабильный источник вдохновения для подрастающего поколения мелодик-ориентированных музыкантов. Среди достойных упоминания – goth-metal квинтет Charon.


Они

На thrash-death-metal волне, поднятой в Суоми относительно успешной группой Stone, в пятимиллионной Финляндии в конце 80-х — начале 90-х от приморского Турку на юге до заснеженных заполярных городов зароилось множество тяжметальных коллективов, подогреваемых заодно блэковыми и melodic-death-веяниями из соседних Норвегии и Швеции. В 1992 году барабанщик Antti Karihtala, басист Teemu Hautamaki, гитаристы Pasi Sipila и Jasse Hast собрали первый состав Charon. С 1993 по 1995 годы группа записала четыре демо-ленты, обходясь своими вокальными силами. В 1995 в Charon появляется харизматичный вокалер Juha-Pekka Leppaluoto, промышлявший раньше в блюзовых и хардовых командах. С ним, год спустя, было записано ещё одно промо, после чего коллектив всерьёз озадачился съёмками первого клипа и совершением каких-то дальнейших движений вперёд. Клип таки был снят, на скромные финские марки, в марте 97 года. Ставка была сделана на полу-рок-гот-балладу “Serenity”, после чего Charon подписали первый рекорд-контракт с авантюрным датским лейблом Emanzipation Production (EMZ). Авантюрным, потому что лейбл представлял собой просто момент тщеславия одного датского любителя металла, решившего поиграть в «серьёзный» роковый шоу-биц. Тем не менее, под этой мартой финский коллектив записывает свой полнометражный первенец “Sorrowburn”(98). От него ничего расчудесного можно было не ждать, поскольку альбом представлял собой переработанный на скорую студийную руку материал, сочинённый с 1994 по 1998 годы. Музыка была достаточно средней, хоть и мелодичной, с метальными разночтениями, минимальными гитарными разработками и чуть заметной финской угрюмостью, с сырым звуком без шарма. Своя прелесть была в треках “Wortex”, “To Serve You”, “November’s Eve” и “Neverbirth”; что-то подобное на своих обеих пластинках позже развивала финская группа Cry-havoc (RIP). Итог: типичный дебютный альбом ещё не определившихся парней, повод, чтобы гордиться, как дебютанту, но не повод, чтобы останавливаться, как коллективу, работающему на перспективу. Charon пошли дальше, и по дороге судьба свела группу с датской породой. Поскольку никаких волшебных примочек по раскрутке дебютного альбома финнов в Европе у Emanzipation Productions (EMZ) не было, и, скорее всего, и быть не могло, сначала лицензию, а потом и права на “Sorrowburn” перекупил довольно прыткий по молодости датский лейбл “DieHard Rec.”. C этой темой к осени 99 года был записан второй альбом “Tearstained”. Он в ряде мест от души напоминал Sentenced, что всегда являлось хроническим случаем для растущих финских коллективов – в начале — похоже звучать, а потом изживать сравнения с HIM, Sentenced или Children of Bodom. У кого-то получается очень хорошо, у кого-то — беда. Charon смогли нащупать на “Tearstained” свой пульс и яркими и по мужски эмоционально сдержанными песнями “Sin”, “4 Season Rush”, “Christna Bleeds” и “Sorrowbringer” наметить тропу, которой пойдут дальше.


Не очень холодное лето 2002

Весной 2000 года тот самый цитируемый и представительный финский мелонхолик-метал бэнд Sentenced предложил своим приятелям Charon составить им компанию в турне по Финляндии. Эти гастроли с Sentenced организовывал отнюдь не заинтересовавшийся вдруг земляками крупнейший финский метал-лейбл Spinefarm. И даже, как выясняется, не DieHard, который тоже трепетной любви к Charon не испытывал и достойной промо-работы не вёл. Это была именно совместная идея обеих групп-участниц, при рекламной поддержке конторы Welldone. Но именно это турне помогло Charon законтачить на нужном уровне с ребятами из Spinefarm. Финский коллектив к тому времени уже твёрдо решил повторно расстаться с бестолковыми и малоперспективными датчанами. Подписание контракта с таким надёжным лейблом, как Spinefarm открыло Charon дорогу и к цивилизованным агентствам, организующим гастроли; в случае с нашим коллективом таким агентством стал Dex Viihde.

На студии BRR сразу закипела работа над новой порцией гот-метал боевиков про жизнь и смерть, лучшего финского качества. Первый же новый сингл “Little Angel” вполне удачно расположился на 5 строчке финского сингл-чарта, а снятое на него видео стало №1 в списке скандинавских видеоклипов на начало 2002 года. Полноценный студийник “Downhearted” был уже высококлассным и отлично спродюсированным продуктом. Spinefarm знают, как пахнут деньги, и на чём их можно заработать. Поэтому в качество вкладываются как надо. Пластинка, появившись в Финке почти на полгода раньше (январь 2002), чем, например, в Германии (сентябрь 2002), махнула сразу на 3 место национального хит-парада, подтвердив верный курс Charon и его растущую популярность. Те никогда не злоупотребляли электронными красотами, и основной упор делали на рок-н-ролльный драйв, на сочетание «стадионной» рок-стар ритм-секции, гитарных аранжировок, повязанных простыми и умеренно-трагичными мелодиями, массивного гитарного саунда с харизмой вокалиста, выгодно презентующего свой коллектив, с большим потенциалом секс-символа и рок-позёра делающего свою работу. “Downhearted” не стал исключением. На вокальную составляющую было обращено особое внимание, и как рассказывает сам вокалист, вариативность результата для него самого оказалась неожиданной. Никакого экстрима на “Downhearted” не было, только крепко сколоченные динамичные рок-песни с неповторимой финской меланхолией и не очень оптимистичными названиями: “At the End of Our Day”, “Erase Me”, “Come Tonight”, “All I Care Is Dying”. Ещё с “Tearstained” на каждом альбоме Charon раздаётся волшебный голосок Jenny Heinonen, классической певицы из финской Академии Сибелиуса. Вплоть до самых последних записей она превосходно драматизирует мелодические полотна квинтета, и уже как-то сама собой разумеется. Оставшийся год готик-метал-финики разъезжали по родной Суоми (хэдлайн-тур на 36 концертов), а осенью отправились презентовать новый материал в Европу, да не просто так, а в поддержку Nightwish и After Forever. Европейская аудитория коллектива расширилась прилично.


На сцене Горбушки

После таких раскладов плохо быть не могло; Charon были мощны как никогда и с новым приступом энтузиазма принялись сочинять новые песни. Музыканты группы не распылялись особо на боковые проекты. «В той местности, где мы живём, существует не так много групп, в которых можно было бы поиграть на стороне, — говорит Leppaluoto. – Это одна из причин, почему мы все сконцентрированы только на группе Charon”. Но исключения имеются. Во-первых, музыканты Charon тусят в группе, играющей кавер-версии Ника Кейва, большими поклонниками которого они являются. Ну и не забыть про участие самого вокалиста Juha-Pekka в записи дебютного альбома проекта Poisonblack “Escapexstacy” в 2003 году. Его организовал вокалист Sentenced Ville Laihiala с приятелем, бас-гитаристом J.Kukkonen. Материал альбома представлял собой упрощённую версию Sentenced, и, хотя вокал Juha-Pekka там был вполне уместен, пластиночка тянула в лучшем случае на side-project. Куда более интереснее оказалось продолжение — второй альбом Poisonblack “Lust Stained Despair” в 2006, но хароновский певец отказался от участия в его записи. А пока, в апреле 2003 года на свет появился первый сингл “In Trust of No One” с очередного полноформатного альбома Charon “The Dying Daylights”, сиганувший сразу на первое место финского хит-парада синглов. Вложения в коллектив себя оправдывали; второй сингл до выхода основного релиза – “Religious/Delicious” добрался до 8 места. Осеннее появление “The Dying Daylights” презентовало публике уже окончательно созревший плод финского гот-метального музыководства: максимум качества и «стар»-подачи, максимум мелодий, и максимум внешней и внутренней энергии и пессимистичных житейских раскладов со скупой мужской слезой на морщинистом и небритом лице. Помимо вышеназванных синглов, можно от души рекомендовать слушателю треки “If”, “Failed” и “Death Can Dance”. Диги-пак версия альбома имела сразу два студийных бонуса, один из которых — первоклассная песня “Re-Collected”. Кое-что из альбома “The Dying Daylight” чудом просочилось на российские (читай, московские) радиостанции и вызвало оживление, вылившееся в завоз Charon в декабре 2003 года в Москву и Санкт-Петербург (а потом ещё разок в 2005). Площадки им в первый раз достались скромные, но всё прошло мило. Кстати, месяцем ранее в составе Charon прошла замена: ушёл один из основателей коллектива, гитарист Jasse Hast. Его на договорных началах заменял Lauri Tuohimaa, которого в январе 2004 уже официально приняли на роль второго гитареро.


Покажите мне ваши пальчики!

Дальнейшие шаги делались без особых проволочек и без особой оригинальности. После небольшой пост-гастрольной паузы Charon снова записали пачку новых песен, потянувшей на выходе на мощный альбом “Songs for the Sinners” (2005) и два удачных сингла “Ride on Tears” и “Colder”, — по финским производственным меркам крепкий середняк. Чего не скажешь о песнях, своим грамотным содержанием перекрывающих все ранние творения группы. Больше скажу, на фоне “SFTS” прошлые альбомы группы ещё больше раскрывали свои лучшие стороны и оголяли новые нервы. Финны действительно смогли сочинить свои лучшие мелодии; даже сингловые би-сайды “Give Nothing”, “Divine” и “Frail I Stand” могли составить эффектный самостоятельный EP, со всеми присущими Charon вокальными и инструментальными наработками. Если уж поддаться общей тенденции дробления корневых жанров на сотни под-жанров, то Charon-2005 на goth’n’roll всё-таки не тянул; маловато «Камон бэйба» и «Элвис инда хаус». Этому больше соответствовали земляки The 69 Eyes. Остановимся на определении «рок-метал»: серьёзной, не заигрывающей мелодичной мужской рок-музыке с тяжеловесной, неглупой ритм-секцией и аккуратным мясистым гитарным навесом, heavy-metal соляками, не хныкающим вокалом с мощным потенциалом. В альбом “Songs for the Sinners” (в частности, в песне “Bullet”) Charon снова добавили вкусной приправы – виолончели, как и на “Tearstained”. «Не знаю, «почему» этот инструмент якобы так хорошо сочетается с роком, – говорит Juha-Pekka в ответ на напоминания журналистов об опыте Apocalyptica и прочих. – Виолончель просто хорошо звучит, не важно, какой это инструмент – классический или нет. Я не люблю классическую музыку, и смешивать классику с металлом, это всё равно, что мешать водку с мочой!». Во время турне “Songs for the Sinners”-Tour финнам удалось впервые побывать в ряде европейских стран, в том числе в Хорватии, Греции, Португалии. Понятное дело, для Iron Maiden и иже с ними практически уже не существует цивилизованных стран, где можно дебютировать. Но 21 век расставляет другие акценты и жёстко редактирует запросы музыкантов в сторону скромности. Вобщем, последние гастроли стали для Charon хоть и сравнительно скромным, но достаточно успешным предприятием.


Мы ещё погрустим

Совсем кратким моментом в истории Charon стало предложение Juha-Pekka заменить на одно турне ушедшего вокалиста Amorphis. К сожалению, эти гастроли были отменены. Новому альбому Charon в 2007 быть. Сейчас музыканты во всю работают в своём любимом репетиционном бункере и комплектуют материал для продолжения перспективного “Songs for the Sinners”. Намекается и на сбор материала для выпуска DVD (наверняка соберут все клипы, затулят пару концертных нарезок и интервью для начала). Ничего плохого от них не жду: мрачно-романтических забойных рок-метал песен с тоннами душещипательных мелодий, и побольше.

Ян Федяев

Читать другие очерки >>>

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.