rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Katatonia

«Обычно жизнь улучшается после плохих моментов»
J.Renkse


На ранней стадии печали

Признаюсь, я очень люблю синглы и прочую мелкоформатную аудио-продукцию. Люблю и не скрываю этого, всякий раз, трясущимися руками перебирая заветные slim-боксы в музыкальных маркетах и секонд-хендах Германии или Финляндии в надежде откопать раритетный трек того или иного исполнителя. Есть что-то коллекционно-привлекательное во всех этих макси-штуковинах: в би-сайдах, неизданных песнях, студийных викидышах, ремиксах, кавер-версиях, демо и альтернативных версиях, которые чаще всего добавляются маркетологами довесками к «потенциальному» хиту. Ещё больше уважения к синглам просыпается, когда получаешь на руки такие вещи, как полные эксклюзива синглы Paradise Lost, Lacuna Coil (не говоря уже о поп-исполнителях) или шведских дум-рокеров Katatonia. Про последних товарищей и хотелось замолвить слово. Ещё разок признаюсь, их музыка, которой выпущено уже немалое количество, не вкатывала до той поры, пока не открыл для себя последний студийный альбом “The Great Cold Distance”. Открыл и выпал, потому что настолько прогрессивно-утончённо-депрессивную, с изобилием интересных мелодий и выбивающую взрослые слёзы музыку редко встретишь. С одной стороны, “The Great Cold Distance” — венец творчества скандинавских рок-меланхоликов, а с другой – ключ к их прошлому для тех, кто в эту дверь ещё не стучался. Великолепно звучащий, современный такой, как в гостиницах, где пластиковые карты заменили обычный ключ с номерком. Room Service!


Мутно всё как-то…

Было всё непросто, да и полегче стало совсем недавно. Официально биография Katatonia (от греч. katatonos — психическое расстройство с двигательными нарушениями) начинается с 1991 года, но первые признаки жизни подавались немного раньше. В 87/88 годах в шведском городе Avesta юноши Anders Nystrom (aka Blakkheim, гитара) и Jonas Renkse (aka Lord Seth, вокал и барабаны) тащились от всяких оккультно-блэковых штучек (но не серьёзно) и организовали проект, в котором стали сочинять первые black-death-metal песни в духе альбома Bathory “Under the Sign”. Проект был любительским, и после непродолжительных репетиций Anders и Jonas забросили это дело до 1991 года. Тогда энтузиазм снова их посетил, но уже с силой, хватившей на создание первой студийной демо-записи “Jhva Elohim Meth”. Записывалось оно в июле 92 года в студии Gorysound под присмотром позднее весьма востребованного продюсера и мульти-инструменталиста Dave Swano (Edge Of Sanity). Эта 5-песенная запись стала настолько популярной в скандинавском андерграунде, что голландский лейбл Vic Records выпустил её в качестве мини-альбома под названием “Jhva Elohim Meth – The Revival”. Дуэт задумался о полноценном коллективе, и в декабре 92 в составе Katatonia появился бас-гитарист, француз Guillaume Le Huche (aka Israphel Wing, ex-Tears Of Luna), с которым группа и стала давать редкие концерты. Музон игрался мрачный. «С самого начала мы только такой и хотели играть, потому что нам нравилась депрессивная музыка. Так что мы всегда старались привнести в песни побольше мрака».


Куда едем дальше?

Следующий карьерный сдвиг случился после подписания контракта на издание одного альбома со шведским «значком» No Fashion; владелец лейбла Thomas решил проплатить молодым музыкантам запись полноформатника. В апреле 1993 года в той же Gorysound Studio (ставшей за год Unisound) Katatonia записывает свой культовый альбом “Dance of December Souls”, в котором ещё было много блэка, но с меланхолической наклонностью, на фоне которого гроулил Jonas. Дух столь обожаемых музыкантами ранних Paradise Lost, Dissection, Bathory, Fields Of The Nephilim и иже с ними появился немного позднее. Сами Anders и Jonas называли тогда свою музыку “gothic funeral metal”: «Мы стремились делать такую печальную и скорбную музыку, насколько это возможно. Важнейшими элементами для нас являлись печаль, покой и тихая агония». Почувствовав перспективный «свежачок», Hellion Records переиздал дебютник на 500-х виниловых кругляшках. С самого начала Jonas, как автор большинства текстов песен, уделял особое внимание содержанию своих обречённых посланий, отнекиваясь от сатанизма и популярных тогда ярлыков. «Тексты Deicide написаны для 13-летних, которые покупают комиксы Марвела. Просто почитайте пару стихов Aaron из My Dying Bride, и вы увидите, кто мастер, и кому я служу. Я просто любитель по сравнению с ним». И было это в 1993-м. Весной 1994 шведское трио отправляется в Unisound Studio записывать несколько новых треков, среди которых явно экспериментальное, 10-минутное пре-готик подражание The Cure “Scarlet Heavens”. Трек этот позже в 96 переиздаёт контора Misantrophy на лимитированном 10-дюймовом сплите с фолк-думстерами Primordial, а свежезаписанные песни “Black Erotica” и “Love of Swan” выпускает на своей компиляции “WAR Compilation Volume 1” компания Wrong Again. После этого Katatonia подписывает издательское соглашение с небольшим итальянским лейблом Avantgarde Music, который переиздаёт “Jhva Elohim Meth – The Revival” и помещает все новые композиции на «епишку» “For Funerals To Come” (95). И этот релиз, что в случае с Katatonia – правило, а не исключение, был выпущен ограниченным тиражом в 1500 штук на picture-диске. Раздолье коллекционерам! Свежие треки были в меру тяжелы и «метальны», иногда напоминали ранние альбомы Cemetary, но уже несли отпечаток работы мозга в плане депрессивных настроений, мелодических синтетических и чистых гитарных примесей и холодной атмосферы безысходности и декаданса, свойственных британским indie-поперам начала 80-х. Гитарный звук старательно копировался со звуков Грэга Макинтоша из Paradise Lost, в чём Nystrom не стесняется признаваться (и правильно делает).


Духи Солнца

Короче говоря, движения для андерграундной, практически самофинансируемой группы было достаточно, но в 95 году Katatonia становится на годичный прикол. Во-первых, господин Israphel Wing свалил в мир «фэнтэзи» и стал в итоге самураем (!), а во-вторых, основатели группы вдруг почувствовали себя неуютно и неуверенно в том мире, который успели создать, и решили посвятить себя другим проектам. Renkse посвящает своё время melancholic-metal проекту October Tide, а Nystrom стал для разнообразия нарезать экстрим в группах Diabolical Masquerade и Bewitched. Но возродившаяся вскоре Katatonia от этого только выиграла. Nystrom и Renkse за это время переосмыслили своё поведение, определились с приоритетами и дальнейшим музыкальным направлением, а Jonas притащил с собой из состава October Tide гитариста Fred Norrman. Очередной опус шведов “Brave Murder Day” (96) стал во многом поворотным. Андерсу стало в кайф сочинять песни с более простыми структурами, с часто повторяющимися фрагментами и тягучими соло, что создавало думовую обречённую атмосферу и не оставляло ни грамма надежды (этот альбом практически создал финскую группу Rapture). Треки “Rainroom” и “Brave” были характерны для того периода. Общее звучание группы значительно обновилось в сторону смягчения. Renkse отказался петь страшным голосом, заявив, что утратил способность гроулить, и начал успешно пробовать добавлять чистые вокалы (“Day”). Вместо него в Unisound пригласили порычать Mikael Akerfeld из дружественного коллектива Opeth. Nystrom за неимением в группе басиста сыграл и на бас-гитаре. Akerfeld спел ещё и на следующем миньоне “Sounds of Decay” (97), который изголодавшиеся и полные прогрессивных задумок музыканты быстро записали в Sunlight Studio после небольшого европейского турне с командой In The Woods. Принятый в состав басист Micke Oretoft надолго не задержался. Три мелодичные песни “Sounds of Decay” продюсировал уже Tomas Skogsberg, знаменитый создатель песочного шведского death-metal звука ранних Entombed, Dismember и Grave. Поэтому его звук и наполнение снова обрели жёсткость, хотя структурных изменений не последовало.


Конец у всех один

С этого момента ситуация вокруг группы улучшилась. Сначала лейбл Century Media предложил переиздать диск “Brave Murder Day” в США, добавив EP “For Funerals To Come” в качестве бонуса. А потом новым хозяином шведской группы после выхода новой пластинки “Discouraged Ones”(98) и лимитированного мини-альбома “Saw You Drown” надолго (на 5 студийных альбомов) становится «значок» Peaceville, пришедший в восторг от актуального звучания и музыкального послания Katatonia. Контракт с Avantgarde Music закончился, и теперь можно было с большим оптимизмом смотреть вдаль. В музыкальном плане “Discouraged Ones” был ещё одним шагом в сторону познания тотального душевного опустошения, передающегося с помощью музыки, причём чистый вокал Jonas Renkse для этих целей подходил идеально. Шаг был рискованный, поскольку прибавивший готики, вокальных и гитарных раскладов и современного рока саунд коллектива приняли не все. Это не было мэйнстримом, ни в коем случае, просто к новой оболочке Katatonia нужно было привыкнуть и уложить внутри все источаемые песнями “I Break”, “Deadhouse” “Saw You Drown” или “Relention” эмоции. А потом шло всё как по маслу! «В какой-то момент мы почувствовали, что стагнируем и в композиторском плане перестали развиваться. Мы снова хотели что-то открыть для себя, и чистый вокал открыл новые территории для музыки». Грубо говоря, Кататонии он открыл песни, состоящие из куплетов и припевов. Количество концертных выступлений группы после выхода “Discouraged Ones” увеличилось, группа стала разогревом Paradise Lost в скандинавском турне. Как раз с Paradise Lost и Anathema шведских музыкантов стали сравнивать чаще обычного.

На четвёртом full-length диске “Tonight’s Decision” (99) на барабанах играл по старой дружбе Dan Swano, что позволило Ёнасу целиком сконцентрироваться на выполнении вокальных обязанностей. Студия та же – Sunlight, продюсер – тот же Tomas Skogsberg, со-продюсер вокалов – Mikael Akerfeld. Но прогрессивность Katatonia уже не укладывалась в рамки пост-doom или funeral-metal звучания. Anders смог уместить свои несчастные и скорбные идеи в СВОЮ, абсолютно узнаваемую гитарную рОковую форму, наполненную звуками гитарных процессоров, вкрадчивыми переборами струн и редкими клавишными пассажами. От предшественника “Tonight’s Decision” отличала ещё большая меланхоличность, если её вообще можно зафиксировать количественно. «Обычно я сочиняю песни ночью, сидя дома. Просто сочиняю, – говорит Anders. – Потом записываю это на плёнку и отдаю Ёнасу, чтоб она сам прикинул вокальные линии. Если не получается, то я сам придумываю. Это очень естественный процесс. Katatonia у меня на кончиках пальцев, я весьма рад тому, что точно знаю и чувствую, из чего состоит наша формула. Она просто приходит ко мне, в основном по ночам». Следующий альбом группа мастерила уже в полном составе. За басовые струны стал дёргать младший брат гитариста Фреда Норрмана Mattias Norrman, а за барабаны уселся и до сих пор сидит Daniel Liljekvist. Кстати, он пришёл их хардкора и привнёс в общее звучание группы дополнительные драйв и жёсткость. Теперь Renkse окончательно освободился от ноши барабанщика и занялся фронтменством.


Katatonia живьём

Запись “Last Fair Deal Gone Down” (2001) оказалась очень непростым занятием и растянулась на Sunlight Studio с апреля по декабрь 2000 года, с многочисленными перерывами. Чтобы покрыть студийные расходы, музыканты были вынуждены днём подрабатывать везде, где можно, а по ночам фрагментарно записывать будущий альбом. Вдобавок, Tomas Skogsberg вёл себя странно, постоянно занимая своё время и студийные мощности какими-то посторонними проектами. «Казалось, мы никогда не закончим эту запись, — вспоминает Anders. – Всё состояло из каких-то преград. Ведь при записи в студии создаётся некий дух. А нам приходилось его улавливать многократно». Но ожидания, бессонные часы кропотливого труда и другие трудности того стоили. “Last Fair Deal Gone Down” с такими мощными альтер-гот-боевиками, как “Disposession”, “Teargas”, “Sweet Nurse” и “Don’t Tell A Soul”, сам по себе стал нишей в готик-культуре, отдавая невыносимой горечью и интригующей музыкальной свежестью. Группа Katatonia смело шла к своей совершенной цели, и её музыка уже могла достигать абстрактной аудитории, иногда далёкой от тяжёлого рока. “Last Fair Deal Gone Down” был переиздан в России и ряде других стран, группа зачастила на фестивали, выступила в США, откатала Европу в компании с Opeth. Выпустила ещё двa EP “Teargas” и “Tonight’s Music” с неизданным материалом и за 2002 год успела записать песни для нового диска “Viva Emptiness” (2003), продолжившего в жёсткой манере разработки последних, коммерчески перспективных творений, мистических, тёмных и тоскливых, на грани диссонанса и сладкого минора. Два турне по Скандинавии и одно – по Европе, были весьма кстати для закрепления супер-статуса Katatonia, даже два концерта в России случились. Хотя, бестселлером группа никогда не была, увы.


Всё будет хорошо

В 2005 поклонников коллектива ожидали сразу две двойных компиляции, соответственно раннего и позднего периода, “Brave Yester Days” (Avantgarde Music) и “The Black Session” (Peaceville), по одной неизданной песне в каждой. Katatonia в тот момент записывала реальный шедевр, аперитивом к которому стал сингл “My Twin”. Nystrom и Renkse решили сами продюсировать запись диска “The Great Cold Distance” (2006) и добились при этом великолепных результатов. Работа получилась на порядок гармоничнее, сочнее и чувственней, с большой долей эстетики Tool; практически все песни достойны отдельного внимания. Cинглами стали три, что для такой музыки – серьёзный показатель. Очень порадовали и неизданные песни, достойно украсившие “My Twin” и второй сингл “Deliberation”: “Displaced”, “Cold Against the Cold” и “Dissolving Bonds”. Последний пока сингл с альбома “The Great Cold Distance” – “July” должен окончательно влюбить в Katatonia тех, кто ищет в музыке чувства и горечь. Неизданная песня, депрессивная и волнующая “Unfurl” и созданный в лучших традициях Dead Can Dance ремикс на “Soil’s Song”, вместе с оригинальной “July” и клипом на неё – уже сами по себе законченное произведение. Планы на будущее уже имеются. Сочинитель грустных опусов Anders как всегда кишит музыкальными идеями и уже обдумывает содержание альбома, который станет последним по контракту с Peaceville. А пока эта компания пытается как можно больше выжать из успеха “The Great Cold Distance”. Мало им было трёх синглов и двойного переиздания основного альбома со звуком 5.1 Surround. В мае этого года выйдет концертная пластинка, по идее завершающая визуальную и звуковую концепцию нынешних Katatonia. 11-трековый “Live Consternation” записывался в прошлом году на немецком фестивале Summerbreeze и для полноты картины будет представлен в Audio-CD и DVD виде в одной коробке. «Мы полностью удовлетворены развитием нашего саунда сейчас, — говорит Nystrom. – И хотя будущее сложно предугадать, могу сказать, что новые песни будут немного мягче. Я чувствую, что следующий диск будет другим, и должным образом ознаменует конец отношений с лейблом Peaceville. А потом мы снова ужесточимся, потому что хотим привнести ещё больше прогрессивных и агрессивных элементов, но без потери динамики мягких настроений и тёмной атмосферы. Тьма всегда проходит сквозь всё, что мы делаем, и всегда будет душой Katatonia!»

Ян Федяев

Сайт: www.katatonia.com

Читать другие очерки >>>

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.