rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Blackfield

«Большая часть музыки создаётся сегодня только для того, чтобы быть продуктом. Речь уже давно не идёт о том, чтобы просто любить делать музыку. Нынче это только определённая музыка для определённой демографической группы, читающей определённые журналы».
Steve Wilson


Глэм-роковый привет

Может кто-то и застесняется, а я не собираюсь – этот проект открыл для себя недавно и искренне рад тому, что музыкальные открытия не могут быть вовремя или не вовремя. Здорово, что такую музыку ещё делают, без оглядки на целевую аудиторию, маркетинговый расчёт и прочее анти-творческое дерьмо. Чем естественнее создано то или иное произведение, тем оно вдруг накрепко становится саундтреком твоей житейской ситуации, гармонично и ассоциативно, измеряемо только глубиной твоей личной трагедии или потери. Тогда ты в отдельно взятой песней или мелодии начинаешь явственно ощущать эту натуральность и стремление делать музыку ради музыки, а не ради сингла.
Можно сказать, что всю эту историю замутил израильский рок-музыкант с польскими корнями, вокалист и гитарист Авив Геффен, сын израильского писателя и поэта Йеонатана Геффена, живущего в Нью-Йорке. Парень давно уже мотается через океан, живёт тут и там, но родился и большую часть жизни проводит в Рамат-Гане, тельавивском городе-сателлите. Авив — личность довольно известная в Израиле, чуть ли не одиозная. Не только благодаря многочисленным сольным альбомам и концертной деятельности, но и своими пацифистскими и антивоенными заявлениями и текстами, чьё содержание идёт вразрез с действиями правительства страны. Его левые позиции и хиппизм в середине 90-х были весьма популярны среди молодёжи персонаж.


Британская пастораль

Он был против боевых действий Израиля в Секторе Газа, не хотел идти в армию, пел про «fucked up generation», мочил глэм-рок, малевал макияж, строил из себя на сцене бисексуала, выступал против мужланского мачо-имиджа, неиссякаемо царящего среди тамошнего населения, вобщем, мозолил глаза и вызывал кривотолки, как умел. В столь клерикальном государстве, как Израиль, молодой человек был бельмом в глазу, даром, что племянником министра обороны Моше Даяна. 4 ноября 1995 году он был приглашён выступить на митинге, устроенном несколькими израильскими пацифистскими партиями, и исполнил песню «Cry For You». На этом мероприятии присутствовал премьер-министр Израиля Ицхак Рабин, с которым Авив, можно сказать, водил дружбу. Песня оказалась пророческой, в тот же вечер на глазах Авива премьер-министра застрелили. Авив стал последним человеком, с которым Рабин обнялся, а песня «Cry For You» стала негласным гимном нации. Авторитет Геффена среди молодёжи взлетел до небес, на него самого это убийство произвело неизгладимое впечатление, поскольку, по его мнению, убийство Рабина убило саму возможность наступления мира. После смерти Рабина музыкант всячески поддерживал его семью. У всего была обратная сторона: Авиву постоянно угрожают расправой фанатично настроенные израильтяне. «Эти люди хотят, чтобы я заткнулся. Я уже привык, что меня окружают телохранители, даже во время выступлений заграницей. В Израиле я символическая фигура, можно сказать, Че Гевара мирного процесса». В последующие годы после убийства Рабина Авив получал на свой горб ещё немало критики и наездов за свои заявления и деятельность, и даже в 2001 году на год уехал в Англию.


Музыка нас связала

А годом ранее Авив, являясь с 1995 года большим поклонником британской группы Porcupine Tree, уговорил свой менеджмент связаться с менеджментом Porcupine Tree во главе со Стивом Уилсоном, и предложить им выступить в Израиле. Те неожиданно согласились и в итоге дали три концерта на Земле Обетованной, с группой Авива на разогреве. Тогда-то между Авивом и Стивом завязались дружеские отношения, вылившиеся вскоре в творческий союз. Израильтянин давно хотел продвинуть своё творчество за пределы своей страны, так что такое знакомство нужно было обязательно использовать. Приехав в Англию, Авив дал Стиву послушать несколько демо и предложил записать что-то вместе. Часть материала уже была до этого издана в Израиле на иврите, но целью Авива был именно неподражаемый продакшн, гармонии и соло Стива, создаваемое им музыкальное поп-искусство в интеллектуальном направлении Radiohead, Coldplay и Placebo, только более минорном.


Первая микстура

Материал англичанину понравился. Пара песен, не подходивших для Porcupine Tree, имелась и у Стива, кроме того, он написал на новую песню Авива «Open Mind» свой текст и перевёл на английский несколько текстов с иврита. Короче говоря, парочка нашла общий язык; Авив даже спел пару бэков на альбоме Porcupine Tree «In Absentia» . «Не забывайте, что мы со Стивом, в первую очередь, большие друзья, и он записал большинство гитар на моём сольном альбоме», — сказал вокалист по поводу творческого союза. Дуэт назвал себя Blaсkfield, именем одной из песен, которую сочинил и предложил для проекта Стив. Для начала было решено записать мини-альбом. Авив как раз к тому моменту уже вернулся в Израиль, и первые студийные сессии состоялись в студии в Тель-Авиве. Результат показался слишком многообещающим, чтобы ограничиваться мини-альбомом. Все вовлечённые в процесс были в твёрдой уверенности, что человечеству сразу потребуется полноформатное издание Blackfield. По факту сооружение альбома растянулось на три года и велось разными составами в разных студиях, хотя чистого студийного времени по словам музыкантов запись заняла максимум 4 недели.


Всем спасибо!

Результат явился определённым достижением для обоих музыкантов. Для товарища Геффена «Вlackfield» стал первым альбомом международного уровня, и в этом смысле он добился желаемого результата, — его песни, несомненно высокого качества, услышала таки не только израильская молодёжь. А для Уилсона запись стала возможностью потренировать свою силу воли и поработать в ограниченном формате поп-песни. «Авив стремится в основном сочинять 3-минутные песни, так что все мои попытки вписать в сочинение длинные соло или расширить трек быстро пресекались, — рассказывает Стив. – Но я должен сказать, что для меня было очень интересно впервые поработать в таком ключе – ограничивать себя при создании великолепной музыки в трёхминутном формате». И в этом для себя лично усматриваю привлекательность материала этого любопытного проекта, — в некоей концентрации качественных музыкальных идей и мелодий на ограниченном пространстве звука. Глубина меланхолии в «Glow» и «Hello» просто неизмерима, хипповская психоделика слышна в «Lullaby», а одна из лучших песен пластинки «Pain» немного передаёт настроение Placebo, даже голос у Авива местами дрожит, как у Брайана Молко. Собственно, без альтернативного британского рока Blackfield было бы трудно обойтись.

Первая версия дебютного альбома появилась в Израиле, поддержанная синглом «Hello». Приём у пластинки оказался более чем позитивным – более 20 тысяч пластинок и золотой статус. Для европейского рынка была подготовлена версия с бонус-диском, в который вошло две неизданные песни, концертный трек «Cloudy Now» и видеоклип на песню «Hello». Неизданные песни «Perfect World» и «Where Is My Love?» абсолютно подчёркивают универсальность материала основного альбома – классические меланхоличные песни с насыщенным и тёплым продакшеном, чёткой роковой окантовкой, приятной гитарной грустью. Последняя так прямо очередной рок-гимн с вопросительной интонацией. Авив, например, описал альбом так: «Как Radiohead, только лучше. Трудно сказать, что, мол, это классический рок и эпический альбом – это как бы ELO встречается с Fink Floyd – очень отдаёт 70-ми. Это непохоже ни на что, поскольку мы со Стивеном происходим из разных культур, и я считаю, что это придаёт альбому особую свежесть.


Часть вторая

Думаю, что нынешний мир стал меньше, и для таких, как я, для тех, кто ищет в музыке что-то новое, приятно открыть новые вещи уровня Sigur Ros, Bjork, Blonde Redhead и так далее». Израильтянин в чём-то прав, прогрессивность в хорошем смысле в первом релизе Blaсkfield имеет межкультурный оттенок, но без использования этно-элементов, только средствами классического гитарного рока. ОК, пара ближневосточных сюрпризов в миксе имеется, но за грандиозностью остального они, к счастью, теряются и не портят картины. В двухдисковую виниловую версию для окончательной семейственности попал один эксклюзивный трек «Feel So Low» – кавер-версия песни Porcupine Tree.

За изданием первой пластинки последовали заверения в продолжении совместной студийной и концертной деятельности, хотя последнее было сложно организовать из-за достаточно плотной занятости Уилсона в Porcupine Tree и его продюсерской работы. Тем не менее, коллектив смог провести ряд концертов в Британии, США и остальной Европе, включая солд-ауты в Израиле. В первых гастролях и телевизионных выступлениях в составе группы значился бывший барабанщик Porcupine Tree Крис Майтланд. Со вторым альбомом «Blackfield II» срослось всё гораздо быстрее. В начале 2006 Уилсон на полгода поселился в Израиле, где три месяца репетировались и три месяца записывались новые треки и перезаписывались в новом виде некоторые старые сольные работы Авива. Лидер Porcupine Tree предоставил для проекта три новые песни. Сам альбом появился в 2007 году, сразу же собрав восторженную прессу.


Нью-Йорк остался доволен

«В этот раз всё было по-другому, — говорит Стив. – Мы записали весь альбом одним и тем же составом из 5 человек, с которым гастролировали последние пару лет. Думаю, это важно, я и хотел, чтобы альбом звучал, как пачка цельных песен, с более крепким чувством направления и цели». Перехватывает дыхание от воздушно-печальных композиций «1.000 People», «My Gift Of Silence» и «This Killer» – они образуют меланхоличный полюс альбома. Другой полюс составляют песни с крепким альтернативным рок-хребтом вроде «Once», «Epidemic» и «Miss U». В трек-листе можно найти и перезаписанную версию песни «Where Is My Love», представленную в качестве демо на бонус-диске к первой пластинке; звучит она здесь гораздо убедительнее, богаче и эпохальнее. С некоторыми треками можно, кстати, ознакомиться по адресу www.myspace.com/blackfield.

На второй пластинке, с одной стороны, очень гармонично зазвучали оркестровые аранжировки, а с другой — окреп концертный потенциал самих треков. Это было доказано во время последующих гастролей и на появившейся в октябре 2007 года более чем уместной концертной пластинке «Live in New York City». Открывающая альбом песня «Once» звучит прямо, как на лучших концертах Marillion, Genesis и прочих поп-прогеров начала 80-х. А сливки двух альбомов в рамках одного концерта, да ещё в живой рокерской подаче усиливают элемент группового творчества. В том же году из группы ушёл клавишник Даниэль Саломон, которого заменил популярный израильский музыкант Эран Мительман. Выполнив все промоутерские обязательства, Стив и Авив разбежались по своим сольным проектам, которых в случае со Стивом, например, огромное количество. В эти годы музыканты периодически давали публике повод посудачить о будущем Blackfield, но до конкретных действий не доходило.


Стучали – не пускают

Поклонники проекта смогли в 2009 году обновить свои коллекции британскими переизданиями первых двух студийников и CD/DVD переизданием «Live In NYC», куда помимо выступления в зале Bowery Ballroom вошёл бонус-материал в виде клипов на песни «Pain», «Hello» и «Blackfield», а также фото-галерея. В 2009 году Авив отправился в Европу с концертным составом Blackfield продвигать свой первый англоязычный сольник. Мало того, что во время концертов половина сета состояла из песен Blackfield, так ещё и Уилсон выступал в качестве гостя. Это обстоятельство не могло не вызвать разговоров о прекращении деятельности группы в прежнем виде.


Заходите ко мне в ДНК

Но в 2010 году сомнения и слухи развеялись после того, как парочка приступила к работе над третьей студийной пластинкой «Welcome To My DNA»(2011). Практически все песни на этот раз принадлежат перу Авива, поскольку Стив не мог в этот период оторваться о производства очередного сольного продукта. Записывались в Израиле и в Англии, причём впервые использовали живой оркестр, придавший песням дополнительной плавности и связанности. Авив: «Мне всегда нравилось работать с оркестрами. Когда мы начинали Blackfield, то он был просто боковым проектом. Но на этом альбоме всё стало гораздо серьёзнее. Вот почему мы решили позвать в студию оркестр, — потому что мы на самом деле верим в группу и в этот альбом. Поэтому мы и гастролируем». Рока на «Welcome To My DNA» стало чуток поменьше, задумчивости побольше, а одну песню «Oxygen» так вообще продюссировал великолепный Тревор Хорн.


Взрослеем?

Тема, конечно, напрочь выпадает из цельной картинки за свёт своей хитовости и «мяса» для убойных ремиксов. Главное, что любовь слушателей к своему творчеству проект сохранил, так же, как и свою самобытность, искренность и ослепительную красоту простых мелодий. «Мы оба чувствуем, что пока это наш лучший альбом. Не думаю, что он прогрессивный, он зрелый и очень мелодичный, но не прогрессивный. Я не позволяю играть Стиву соло больше одной минуты, и он это уважает. У Blackfield особый саунд, потому что мы представляем собой довольно причудливую коллаборацию. Я не принадлежу прог-роковой сцене и пришёл из инди-рока и поп-музыки. Jim Morrison, Radiohead, King Crimson и Genesis. Это очень текучий альбом, вери-вери Pink Floyd».

Помимо интересной текстовой концепции в треке «Go To Hell», в которой все и вся отправляются на х@#, и пары активных сочинений вроде «Blood» с фолковой дудкой и прямо таки жёстким риффингом в паре мест, или стадионной «Waving», слушатель получил несколько душещипательных песен, после которых хочется раскаяться во всех своих жизненных ошибках и поползти на коленях ко всем, кого нечаянно обидел своими «тараканами» в башке.


Погуляем, покурим

В первую очередь это «Rising Of The Tide», «Dissolving With The Night» и «DNA». Они вызывают целый пакет сложных эмоций с непредсказуемыми выводами и последствиями. «Я вложил в Blackfield всю свою жизнь, свои детские воспоминания и, действительно, мою ДНК, — признаётся Авив. – Этот альбом – словно «The Dark Side Of The Moon» для Blackfield. Настоящий рентген для души».

После выхода «Welcome To My DNA» проект с новой силой заявил о себе, как о полноценной группе. Оба креативщика Blackfield постарались найти в своих сольных расписаниях максимум времени для активной промоции пластинки по обеим сторонам Атлантики. За завершившимся на днях европейским турне сразу следует Америка и возвращение летом в Европу с заездом 30 июня в московский клуб «Точка». Там и можно будет оценить шарм и «немного другой» грустный и продвинутый альтер-рок героев нашего рассказа.

Ян Федяев

Сайт — www.blackfield.org

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.