rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Matchbox Twenty


Спичечная коробка
 

За границей американцы тоже плодятся. Не в последнюю очередь от скуки, на своих военных базах в Европе. Именно на одной из таких баз в Германии, в 1972 году в городе Landstuhl появился будущий поэт-песенник и лидер одной из популярнейших американских мэйнстримовых рок-групп Rob Thomas. Когда ему исполнилось два годика, его родители развелись, и с тех пор он стал разрываться между своей мамашей во Флориде и бабкой в Южной Каролине, испытывая стресс от непостоянной жизни. С 12 лет его мозг занимала только музыка; с тех пор своими основными влияниями Роб неизменно называет Van Morrison, Elvis Costello, Al Green и R.E.M. Вскорее приятель парнишки научил его нажимать пару клавиш на пианино и затащил его в группу, игравшую кавера Ричарда Маркса и Ю-2. В 17 лет Роб был отчислен за неуспеваемость из хай-скула. Но парень не грустил, колесил по юго-востоку США, продолжал играть всякую хрень в различных группах, пока не закрепился в Орландо (штат Флорида). Здесь он организовал группу Tabitha’s Secret, куда помимо Роба вошли John Goff, Jay Stanley, Brian Yale и Chris Smith. Позже к ним вместе с увольнением присоединился барабанщик Paul Doucette. По неизвестным причинам состав Tabitha’s Secret благополучно развалился, а Роб на троих с Doucette и Yale сообразил Matchbox 20, с которыми и продолжил концертировать по флоридским кабакам. Концертных силёнок, однако, не хватало, и в состав были рекрутированы Kyle Cook из Музыкального института Атланты и Adam Gaynor из студии Criteria Recording. Очаровашкой, моторчиком, текстовиком, фронтменом, по совместительству гитаристом и автором практически всей музыки стал и остался Rob Thomas. Команда нарезала на тех порах несложный пост-гранж, ближе к Pearl Jam, альтернативной поп-музыке и линейному американскому року, чем к Nirvana. На этой почве коллектив сошёлся с Matt Serletic, одним из со-продюсеров альбомов Collective Soul. У кого-кого, а у него в голове была чёткая картинка, что можно вытворить из пока ещё податливого материала по имени Matchbox 20. И стал он мастерить коллективу профессиональные демо-записи, благодаря которым группа заполучила вожделенный контракт с подразделением Atlantic Records – Lava. Пост-гранж только входил в моду, да и сам по себе гранж ещё не засрал всем мозги, поэтому такие высококалорийные фирмачи как Atlantic решили, что от ещё одной провальной пластинки в бэк-каталоге не разорятся. Прервав ненадолго постоянные гастрольные разъезды, Matchbox 20 рьяно взялись за дебютную запись.

 
Звонкоголосый Роб

Старт первого лонгплея команды не был прост и однозначен. Диск “Yourself, Or Someone Like You” (96) поначалу разлохматили как кратковременный объект внимания для студенческих рок-радиостанций, с единственным хитом “Long Day”, застрявшем на 8 месте американского мэйнстримового хит-парада. Песню так же заметили в Австралии, и этот факт в дальнейшем вырастет в настоящую любовь. Критики отмечали однообразие гитарных построений, за что реально ответственен сам «маэстро» Томас, признавшийся позднее, что гитарист из него так себе. Однако, вне всякого сомнения, материал пластинки оставлял приятное лирическое ощущение, и ощутимый привкус тембра и эмоций того же Томаса. Слышно, что чувак чувствует то, о чём поёт. Получился новый вариант коммерческого, романтизированного пост-гранжа, для того времени неагрессивно и оригинально звучащего. Эти песни хорошо было брать с собой в дорогу; после пары прослушиваний становится понятно, за что этот диск полюбило такое огромное количество людей. Что ж, история этих критиков не вспомнит, зато вспомнит, что коллектив не обломался, самозабвенно посвятил себя служению музе и медленно и настырно раскрутил своего первенца до «бриллиантового» статуса!!! Это, знаете ли, высший эшелон. Всего по миру разошлось 12 миллионов дисков “Yourself, Or Someone Like You”, при этом сам альбом нигде не лидировал, дотянув в чарте Биллборда только до 5 места. Весь процесс роста происходил преимущественно в 97 и 98 годах, когда вышли следующие, более успешные синглы “Push”, “3 a.m.”, “Real World” и “”Back2Good”. От себя с удовольствием выделю ещё надрывный трек “Kody” и нежную песню “Hang”. На австралийском континенте на фоне хороших показателей синглов в 1997 году была выпущена расширенная версия “Yourself, Or Someone Like You” с бонус-диском, где поместилось несколько живых акустических версий хитов головного диска. В честь восьми платин только в одной Австралии и успешных концертов там, было отснято и первое официальное видео группы – “Live From Australia” (99). Группа быстро набирала популярность своими заряженными энергией концертами, участием в благотворительных акциях, и нормальным, мужским поведением.

Большой гирей на весах в пользу Matchbox 20, и в частности, в пользу самого Роба Томаса, стала в 1999 году совместная работа с Itaal Shur над приправленной латино-специями песней “Smooth” для альбома Карлоса Сантаны “Supernatural”. Изначально не планировалось, что Роб только станет автором музыки и петь в ней не будет, но Карлосу так вкатили демо-записи этой песни с участием вокалиста Matchbox 20, что в итоге случился мега-хит, за который автор отхватил три Grammy. Песняк этот, кстати, написан по следам женитьбы нашего пострела на знойной красавице-модели Marisol Maldonado. После успеха “Smooth” медиа-лицом и примадонной Matchbox 20 окончательно стал Томас.


Роб с гражданкой женой
 

А что же до новой музыки? Кроме бонусных кавер-версий “Time After Time” Синди Лопер и битловской “Don’t Let Me Down”, которые Matchbox 20 исполняли на ура во время своих концертов, студийных проявлений не наблюдалось. Шевелиться группа начала в 1999 году, зарядив в Атланте студию с тем же Серлетиком в придачу. После таких мэйнстримовых успехов, публика ждала фейерверков, чумовых песен и умопомрачительного прома. Сначала американский коллектив переименовался в “Matchbox Twenty”; с качеством второй пластинки “Mad Season” (2000) это, в прочем, никак не связано. “Когда мы записывали первый альбом, мы не были группой с длинной историей, — рассказывает Роб. – Мы никогда по настоящему до этого не спорили друг с другом, не смеялись вместе и не делали вместе ещё многих вещей. Но с тех пор столько с нами всего случилось, и в нас выработался единый характер. Сейчас можно с уверенностью сказать, что мы единое целое, и новый альбом – это НАШ САУНД”. Саунд несомненно обогатился; инструментал просто сочился аранжировками и количеством разных примочек. В отличие от первого диска Роб сочинял большинство песен на фортепиано, а не на гитаре. Публика получила на выходе практически другой коллектив, безошибочно узнаваемый только по богатому интонациями голосу Томаса. Он, как автор большинства треков здесь, выглядел прилично, — несколько перспективных песен соорудил. Публика, конечно, хватала первый сингл “Bent”, не слушая, и дотянула сам альбом до третьего места в Биллборде. В американских топах “Bent” был почти везде на первых местах. Приятная софт-рок баллада “If You’re Gone” лидировала только в adult top 40. Последовавшие “Last Beautiful Girl”, “Mad Season” и “Angry” уже были встречены прохладно, без фанатизма. Впрочем. какая музыка, такое и отношение. Материал при всех интересных и прогрессивных эпизодах, не имел чёткого направления и иногда напрягал компромиссами. Мой непритязательный вкус, впрочем, эти синглы оставили равнодушным, за исключением притулившихся в хвосте альбома “Bed of Lies”, “Leave” и потрясающе красивого оркестрового медляка “You Won’t Be Mine”. Если сравнивать 12 миллионов проданных пластинок “Yourself, Or Someone Like You”, с 5 или 6 – то на лицо спад интереса, растудыть его в качель, как говаривает один мой приятель. Карусель шоу-бизнеса вокруг Matchbox Twenty уже крутилась гораздо быстрее, возможно, не давая песням группы вызреть как следует на публике, как это было с мега-успешной первой пластинкой. Забавно, что не австралийцы или, там, япошки получили свою расширенную лицензионку. Китайцы (!) отхватили “Mad Season” в альтернативной обложке и с тремя концертными бонус-треками. Мелочь, а какой-нибудь завалящий коллекционер раскошелится. «Успех первого диска был для нас слишком сумасшедшим и неожиданным, чтобы с ним соревноваться, — кокетничает Томас, — Это даже не выглядело, как что-то грандиозное. Ну, пять-шесть миллионов пластинок ещё можно продать, но ещё получить один «бриллиантовый диск» — это вряд ли. Тут лишь бы при деле остаться».

 
В трущобах мэйнстрима

Этот процесс было решено не откладывать в долгий ящик, и уже в 2003 году коллектив выдал претенциозный роковый наворот под названием “More Than You Think You Are”. Нынче вокалер и многостаночник Роб немного поделился лаврами композитора со всеми участниками Matchbox Twenty. Выбор был сделан в пользу цельности и гитарного драйва, что, не смотря на сдержанный коммерческий успех, обеспечило диску активную adult радио-ротацию. Ярчайшие хиты “Unwell”, “Bright Lights” и “Disease” (кстати, так и навевает мысли о “Smooth”), а так же забойная сексуально-рок-н-ролльная тема “Feel” демонстрировали чёткий командный дух и желание музицировать весело, с огоньком. Само собой – срочно по гастролям и тусам, нести огонь людям! Активная сценическая жизнь группы была задокументирована сразу в двух видах. Сначала из концертного EP 2003 года получился классный документ о текущей деятельности коллектива, отлично звучащий, без косяков и с хорошей концертной аурой. Особенными добавками на мини-альбоме стал минималистичный акустический вариант “Disease” (очень нелишняя аутентика дворовой гитары) и студийный анрилизд “Suffer Me” (ну, здесь всё по плану – full band рок). Год спустя поклонников ждал солидный концертный DVD, названный “Show: A Night in the Life of Matchbox Twenty”, где уместилось 20 лучших концертных треков Matchbox Twenty. 100 минут самых зрелищных моментов последнего турне снимались 22 камерами; к ним добавили почти двухчасовой бонус-диск с галереями, альтернативными съёмками и прочими фенечками небедных дядек.

После всего этого цирка на колёсам группа решила отдохнуть друг у друга, тем более, что у каждого музыканта накопилось куда идей для сольных проявлений. Была и ещё одна причина притормозить и осмотреть окрестности. В начале 2005 года из группы ушёл гитарист и бэк-вокалист Adam Gaynor. Поскольку никаких причин ухода официально никто не дождался, то вереницей потянулись нехорошие слухи. Оставшиеся участники со своими мыслями в итоге предпочли расползтись из-под светов софитов по своим сольным проектам и кучерявым частным жизням. Самым заметным сольным произведением того времени по уже описанным выше причинам был сольник самого Rob Thomas “Something To Be” (2005). Тем более, что продюсировал его старый знакомый Matt Serletic; всё равно диск звучал фактически как облегчённая версия Matchbox Twenty. В их задачу не входило мочить рок, поэтому здесь всё было рок-попсово взвешенно. С привычным тонким чувством мелодии, с порцией обязательных хитов в виде треков “This Is How the Heart Breaks” и “Lonely No More” и просто приятных песен “Ever The Same”, “Problem Girl” и “When the Heartache Ends” с разным набором битов (от worldbeat и синти-электроники до живого акустического рока). Практически все темы песен носили личный характер и именно это и было основной причиной возникновения именно сольного проекта. «Странно когда группа из пяти мужиков (Matchbox 20) будет играть песни о моей жизни», — ответил Роб на вопрос об идее “Something To Be”. Некоторое время у Роба ушло на клубные концерты с сессионным коллективом.


Там же, уже вчетвером
 

И не было в коллекции дисочков американьскохо бэнду обязательного Зе Беста с перечнем всех выходивших синглов. И было бы не плохо подкинуть поклонникам хоть пару новых песен в довесок… Для этих целей четверо музыкантов Matchbox Twenty и собрались снова вместе. Но в процессе песенного производства сработало новое зажигание. «Если честно, у Paul Doucette и уменя было такое ощущение, что это наша последняя запись. И может выйти что-то приятное, — признаётся Роб. – Мы собрали всё, что нам было интересно и важно, и начали сочинять. И вдруг так нам всё понравилось, что возникла мысль: «А не записать ли новый диск?» В итоге получилось лучшее с обеих сторон». Получился диск “Exile on Mainstream” (2007), в который вошло 6 новых композиций и 12 популярных синглов за всю, в общем, не очень продолжительную и не самую насыщенную историю. Сама группа позиционирует релиз как новый EP, с бонусами в виде своих самых популярных ранних песен. Все новые песни группы достойны внимания, не буду скрывать, они свежи, непосредственны и не обламывают. Оба выпущенных по всему миру сингла — “How Far We’re Comes” и “This Hard Times” – демонстрируют разные стороны группы. Первая разудалая и динамичная, вторая романтичная тема познавшего любовь чела. Но ничуть не хуже и так же разносторонне звучат, например, рокабилли-трек „I´ll Believe You Whne“ и старомодный медляк „Can´t let You Go“. Роб Томас, чего уж говорить, мастер своего дела, вписывается в музыку группы как расплавленный металл в формочку для оловянного солдатика.

Релизом 2008 года в дискографии группы стал третий сингл с пластинки “Exile On Mainstream” — “All Your Reasons”, вышедший от большой любви только в Австралии. О будущем коллектива пока нет серьёзно подтверждённых данных. В мае этого года впервые за пять лет Matchbox Twenty отыграют несколько концертов в Британии, в апреле – дежурная Австралия, ещё ранее – в марте — последует турне по Америке при поддержке группы Mute Math. Ходят слухи, что бэнд собрался выпустить в 2009 годы полновесный студийный альбом, но сначала Роб Томас совершит второй сольный финт ушами. А там как масть пойдёт.

Сайте: www.matchboxtwenty.com

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.