rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Type O Negative, part 1

"Я никогда не умру от рака толстой кишки, или болезни сердца, или опухоли мозга.

Когда я стану бесполезным по моим собственным стандартам,

когда я не смогу функционировать как мужчина,

тогда я спрыгну ласточкой со Всемирного торгового центра,

надеюсь, на кого-нибудь, кого я ненавижу"


P.Steele



Петрус Ратайчик

Мужик и обе башни Торгового центра пережил, с середины 90-х кое-какое время себе отмерил и умер в 48 лет от остановки сердца. Нет, это не спекуляция на имени ушедшего человека. Очерк о творчестве Type O Negative начал готовиться буквально за пару недель до того, как волной прошло известие о неожиданной смерти идейного вдохновителя, композитора, вокалиста/бас-гитариста коллектива, неординарного, талантливого музыканта и большого человека Петера Стила. Можете не верить в это совпадение, но это именно так. В этом смысле многое из того, что было прочитано/услышано из его интервью, весь его нигилистический юмор и прочие не всегда однозначно воспринимаемые публикой жесты и высказывания сразу транспонировались в некое состояние, при котором уже нет места смеху и желанию смаковать некоторые феерические моменты жизни настоящего рок-музыканта. Расскажем о Петере (и его группе, разумеется), как о живом человеке и рок-н-ролльщике. В сердцах искренних поклонников Type O Negative и тех, на кого музыка бруклинцев и их противоречивые месседжи оказали неизгладимое творческое влияние, Петер всегда останется таким. У них на руках остался ряд блестящих альбомов, масса видео, бутлегов и даже фотки господина Стила с членом на перевес. Ну, кому-то точно нравится.



Негатив

Однозначно, Type O Negative заиграли dark-metal ещё до того, как такая дефиниция появилась. В готике они пионерами не были, уступив первенство всем, кто месил рок вместе с Sisters Of Mercy, но такой тягучий грязный мрак в сочетании с doom, хардкором на первых порах и иронией в форме мелодий и коммерческого успеха стоило выделить в отдельное направление. В прошлой жизни у Петера Стила даже было настоящее имя Petrus T. Ratajczyk. Он родился в Нью-Йорке в 1962 году и по мере взросления вписывался в хардкоровую и трешевую сцену мегаполиса. В самом-самом начале 80-х он организовал тинейджерскую рок-группу "Fallout", затем ненадолго собрал хеви-метал коллектив Original Sin, после чего на свет появилась треш-метал группа Carnivore. C этим коллективом здоровенный парень ростом два с лишним метра гастролировал по Америке и записал два альбома, в 86 и 87 году соответственно. Затем толи стало скучно, толи масть прошла, — пару лет Петер пребывал в создании новой группы. В итоге на службу музе были призваны барабанщик Sal Abruscanto, клавишник Josh Silver (c которым бассист и вокалист Стил играл в Fallout) и гитарист Kenny Hickey. Говорит Джош: "Это довольно скучная история. Когда сначала общаются соседские пацаны. Бруклин. Это сближает как никогда. И вот есть два друга, потом они заводят ещё два друга, соседские отношения, все друг друга знают уже шесть-семь лет, занимаются соседскими делами, общаются. А потом вдруг в какой-то момент удивляются, почему вместе подписали контракт с рекорд-лейблом". Перебрав несколько названий, остановились на Type O Negative и записали первое совместное демо, благодаря которому и удалось зацепиться за Road Racer Records. Лейбл вскоре переименовался в Roadrunner Records и предложил молодому коллективу контракт сразу на пять пластинок. Музыканты на радостях подписали бумажки (о чём Петер позже жалел) и стали прикидывать, что к чему.



Вот вам наше с кисточкой

Петер рассказывает: "Когда группа собралась впервые, то будет верным отметить, что всё происходило на обломках моей прежней группы Carnivore. Нам нужно было быстро записать демо, так что я сочинил его за одну ночь. Поэтому там и хардкор, и сладж и всё такое прочее". Надо отдать должное, — за это время Петер успел не только наваять материал на полноценный альбом, но ещё и сочинить несколько треков, мелодий и строчек, ставших классическими. Позднее выяснилось, что альбом "Slow Deep And Hard"(91) был таки сочинён на основе песен, которые Стил когда-то предполагал использовать для Carnivore. Свои музыкальные первоисточники Петер никогда не скрывал: "Очевидно, я должен назвать Sabbath, хотя их сейчас стало так модно упоминать. Я сочиняю песни и легко даю остальным парням добавлять в них всё, чего они хотят, до тех пор, пока сохраняется первоначальная идея песни. Но на группу оказали всё-таки влияние Sabbath, Beatles, психоделика 60-х, Deep Purple, Zeppelin, группы вроде Judas Priest и AC/DC, и всё от Cocteau Twins до Dead Cab Dance. Всё, что я слушаю, оказывает на меня влияние". Длинные треки, составленные из думовых мелодий и скоростных панковых/хардкоровых прорывов; акустические мелодии сменяют вязкие гитарные рифы с неизменно грязным флэнджерным басом, звуки электроорганов или индустриальные шумы со стонами и криками фемин и баритоновыми распевками Петера Стила сменяются глэм- или хард-роковыми эпизодами с его зычным хрипом, гневными воплями или лающими подпевками участников коллектива на припевах. Конечно, речь идёт, в первую очередь о первых трёх треках альбома "Slow Deep And Hard" – монструозной песне "Unsuccessfully Coping With The Natural Beauty Of Infidelity" со знаменитым припевом "I Know You’re Fucking Someone Else", треке "Der Untermensch", за которую Петер отгрёб обвинений в фашизме, и "Xero Tolerance", где использован сэмпл из записи произведения Баха, и где имеется мрачный doom-metal припев со страшно орущим Стилом "I’ll Kill You Tonight". Были и исключения, вроде "Glass Walls Of Limbo" на 6 минут, похожей на тягучий заунывный вой бурлаков, тянущих баржу со стеклянными банками. Или минуты тишины в концептуальном минутном треке "Misinterpretation Of Silence".



Вклад в гот-культуру

"Я сожалею о первом альбоме, — признаётся Петер, — поскольку предполагалось, что это будет только демо. Я был пьяный, злой, сочинил всё это за 4 часа и меньше всего думал о том, что из этого сделают альбом". Такое самовольное поведение Roadrunner Records с самого начала сотрудничества не приобрело популярности в глазах команды, поэтому, когда речь зашла о новой пластинке, то Type O Negative тоже поступили по-своему. По замыслу фирмачей, вернувшись из европейского турне, вызвавшего в свою очередь в ряде стран (например, в Голландии и Германии) бурную полемику, бруклинцы должны были записать концертный альбом в клубе Brighton Beach. Вместо этого, коллектив оккупировал подвал Сильвера, где в домашних условиях, под аккомпанемент звона бутылок с бухлом записал упрощённые и слегка реаранжированные версии уже известных своих песен. Для создания "концертной" обстановки к записи были домешаны все необходимые звуки – от шума толпы и заводящейся гитары, до "общающегося с публикой" Стила и холл-эффекта. Для ещё большей иронии, все песни были переименованы (взяты либо строки из текстов, либо аналогии), а отношения группы и публики "смонтированы" крайне негативно по отношению друг к другу (Fuck You too). В "Gravity" была специально сделана остановка посреди песни, мол, облажались, ну и что. "Расслабьтесь, не орите" – спокойно говорит в несуществующую толпу Стил. Потом ещё: "У меня для вас хорошая новость, придурки, — мы играем последнюю песню". И всё в таком духе. Потом что-то там вроде угрозы взрыва, с полицейскими сиренами, лаем собак и прочее, вобщем, забавный кипиш. Первоначальной обложкой альбома "The Origin Of The Feces"(92), изображавшей крупным планом сфинктр вокалиста, коллектив, очевидно, также хотел продемонстрировать своё отношение к лейблу и его пожеланиям. Группа не собиралась никого обманывать, и даже сделала внизу на обложке приписку "Не концертная запись на Брайтон Бич". Просто так своеобразно выразила своё мнение и почти не нарушила контрактных условий.



Бруклинский квартет

Как я уже упоминал, материал, представленный на "The Origin Of The Feces" представлял собой задней ногой переигранные песни с дебютного релиза, с дополнением в виде кавера Джим Хендрикса "Hey Joe", ставшей у Type O Negative "Hey Pete". Roadrunner проглотили и такую дерзость. Хотя счастливы не были и позже переиздали "The Origin Of The Feces" под другой обложкой с танцующими скелетиками, добавив к трек-листу студийный кавер Black Sabbath "Paranoid". Барабанил в нём уже новый участник группы John Kelly, присоединившийся к Type O Negative в 93. Да, в Европе общественность продемонстрировала непонимание юмора Стила (как его только не называли – и женоненавистником, и сторонником нацизма и другими "приятными" ярлыками, делая недалёкие выводы из контроверсивных интервью и стёбных заявлений). Рассказывает Петер: "Однажды я давал интервью одному немецкому журналу, и меня спросили, насколько, как мне кажется Type O Negative стали популярны. Я ответил, что сейчас TON в Германии популярнее, чем Адольф Гитлер. Примерно, как Джон Леннон сказал об Иисусе Христе. Я думал, что это будет воспринято как шутка, потому, что я вобщем весёлый парень. Но они не поняли: "А, так Вы, мистер Стил, стало быть, фашист!". Затем были протесты, беспорядки и угрозы взрыва; и это было здорово, потому что это продавало для нас альбомы. Лейблу, кстати, тоже угрожали подложить бомбу". Собственно, в подобных заявлениях, и шокирующих некий местечковый вкус текстах песен и фото-сессиях Стила и заключалась вся негативная буча вокруг Type O Negative в первые годы существования. Петер был чертовски прав – собака лаяла, а караван шёл своей дорогой.


Так можем

И ведь сидел же какой-то терпила в руководстве Roadrunner Records, который прикрывал все эти безобразия Type O Negative и продолжал выделять бюджеты на гастрольную деятельность и записи. Можно предположить, что Стил специально шёл на конфронтации с лейблом, — вдруг контракт расторгнут. Позднее, даже когда Type O Negative достигли изрядной популярности, он открыто говорил об этом в своих интервью: "Назовите хоть одну группу, которая действительно счастлива со своим контрактом. Ок, группы нуждаются в лейблах, но и лейблы настолько же нуждаются в группах. Дело в том, что я не рад тому, что застрял со своим лейблом и привязан к нему. […] Когда-то я подписал контракт, и теперь это как камень на моей шее, поверьте мне. Я достаточно плачу за свою ошибку. Не хочу сказать, что умираю от голода, или, что я жадный. Я не хочу стать богатым, но не думаю, что у нас честный контракт. Если бы мы получали больше денег, то могли бы делать гораздо больше, не для себя лично, а в музыкальном плане. Я вполне доволен своим здоровьем и своими друзьями, думаю, это уже богатство. Но финансово мы зависимы, и это отстойно". История бруклинского коллектива была ещё далека от завершения, вернее, она только-только началась.



И так можем


Новый альбом "Bloody Kisses" писался уже в нормальных студийных условиях. Сатира и сексуальный подтекст из концепции Type O Negative никуда не делась, в 11-минутном треке "Black #1" группа прошлась по вампирской гот-культуре, одновременно с этим создав вместе с песней "Christian Woman" одни из лучших атмосферных продуктов в этом сегменте и закрепив свой культовый статус. По крайней мере, тексты были полны готическими клише, — от христианства к сексу и до смерти — а тягучая пост-думовая музыка с ползучим басом приобрела заметную мелодраматичность и сладковатую горечь. Для теле- и радиоэфира эти треки значительно укоротили и сняли два клипа. Обязательна для упоминания шикарная готическая музыкальная архитектура в заглавном сочинении, кавер Seals & Crofts "Sommer Breeze", хаммондовские запилы в "Set Me On Fire", инновационные обработки и грубоватость в "Too Late — Frozen". Панк-трешевая истерия сошла на нет, а густой баритон Стила стали частенько сравнивать с Эндрю Элдриджем из Sisters Of Mercy. Три года сыграли большую роль для музыки Type O Negative; музыканты определённо перестали слушать хардкор и подобный экстремальный стафф. Были на "Bloody Kisses" подобные элементы, вроде милитаристской "Kill All The White People", со звуками военного построения, или панк-анархистской "We Hate Everyone", но это больше по приколу. В той же "We Hate Everyone" звучит коммерческий дарк-павер-рок с готическим бэкграундом. Кстати, обе песни появились в ответ на обвинения в расизме, и настолько отличались от стилистики остальных треков, что в позднем диги-пак переиздании их убрали из трек-листа вместе с нойзовыми интерлюдиями, заменив на новый песняк "Suspended In Dusk". Они же вернулись в 2009 году в состав альбома в двухдисковом переиздании "Top Shelf Edition". "Если бы я мог всё перевернуть, то сделал бы "Bloody Kisses" первым альбомом TON, а тогда в 91 году я продемонстрировал миру искажённую идею группы".


Музыкальный фьюжн альбома "Bloody Kisses", готическо-брутальная харизма Петера и доля творческой смелости стремительно прибавляла бруклинскому квартету популярности. Альбом получил платиновый статус только в США и занял в двухсотке Биллборда 166 место; от альбома отпочковалось аж три сингла. Это была и первая "платина" для Roadrunner Records, вцепившихся после этого в группу просто клещами. Впрочем, журналу Rolling Stone новый диск Type O Negative всё-равно показался довольно слабым. Стил во время концертов вообще представлял собой отдельное зрелище, кабан ростом 6,8 футов, с угольного цвета хайером, проникающим в грудную клетку низким голосом и убойным взглядом, с висящей на цепи вместо ремня бас-гитарой. Такой успех потянул за собой практически двухлетнее турне по Европе и США, которое группа провела с новым барабанщиком John Kelly. Прежний мембер Sal Abruscanto решил, что в Life Of Agony будет погуще с баблом. Турне проходило в компании таких состоявшихся рокеров, как Motley Crue, Nine Inch Nails, Queensryche и других. В процессе этого лидер Type O Negative отмочил знатный номер, снявшись в 95 году в откровенном виде для августовского издания журнала "Playgirl". "Да, да, я там с настоящим членом. Ну конечно, при моём росте и пропорции соответствующие, чего вы ожидали!" Слишком поздно Петер удосужился узнать подробнее о читателях журнала, — от силы 25% из них составляли женщины. "Я только потом подумал: "Боже, что я натворил. Девочки – OK, но такое количество мужиков… Не то, чтобы я гомофоб, но это у меня определённо вызвало раздражение. Девушки просто не покупают "Playgirl", зато его покупают геи. У меня нет проблем с гомосексуальность, но мне неприятно представлять, что они хотят со мной сделать". Позднее Петер признавался, что эта фотосъёмка имела и позитивный эффект, когда к музыке Type O Negative потянулась соответствующая публика, демонстрируя свою симпатию во время автограф-сессий. Видимо, разглядели в нём "своего". "То, что тебя находят привлекательным женщины и мужчины – это одинаково приятный комплимент. Просто, скорее всего, моей следующей татуировкой станет надпись "Только для выхода" на моей заднице. Для уверенности".

Продолжение следует.

www.typeonegative.net

Ян Федяев

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.