rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Каргополь-Кенозерский Национальный парк


Занимательная география 18 февраля 2008

Каргополь-Кенозерский Национальный парк

«…широка страна моя родная, много в ней лесов, полей и рек…»


Каргополь.
Кенозерский Национальный парк

На этот раз откроем для себя уникальные места русского Севера, заповедные леса, озёра, развалины старинных поморских городов, памятники истории и культуры деревянного зодчества. Данное путешествие стало своеобразным волшебством, где наша скромная, но родная природа подарила мне увлекательное времяпровождение. Это и рыбалка, сбор грибов, ягод, простая лесная прогулка пешком, сплав по реке, по первородным, диким местам, встречи с интересными людьми.

Эта поездка была запланированным мероприятием по повышению здоровья тела и духа. Что может быть лучше сна в деревянном смоляном доме, вдыхание чистейшего арктического воздуха, ночного бултыхания-плавания в кристально чистой воде озера, или сытной простой крестьянской еды под одну-вторую рюмочку в хорошей компании, да ещё после баньки по-чёрному с душистым берёзовым веничком.


Церковь Рождества
Пресвятой Богородицы

Ну, что, слюньки потекли, чуваки, чувихи и другое население? От души рекомендую Каргополь-Кенозёрский национальный парк на юго-западе Архангельской области, лучшего отдыха и не сыскать.

Можно ехать самостоятельно, а можно выкупить путёвку, местный туристический рынок счастлив каждому приезжающему, как любимому сыну после долгой разлуки. Встретят, куда надо привезут, расселят и т.д. и т.п. Радуются каждому туристу как дети, ей богу.

Места очень дальние, суровые, но очень красивые, немногим нашим соотечественникам, к сожалению, приходит идея их посетить, каждый сейчас норовит свои натруженные стопы направить для отдыха южнее. Изголодались людя по забугорным дивностям, чудесам, глянцевому комфорту. Изучают культуру и традиции диковинных племён и народов, щедро оплачивая их услуги, кто долларом, кто – евро, а кто – и рублём, заодно стараясь выгодно и себя показать, наступая на горло комплексам.

Здесь никого не осуждаю, сама такая, но многое у них уже приелось, да и страна у нас огромная, жизни не хватит, чтобы всё повидать.

В дороге. На билетах мелким железнодорожным шрифтом было выбито незнакомое название Няндома, отправление из Москвы с Ярославского вокзала, старт в 19.30, купе. Ехала где-то 12-13 часов в компании трёх музыкально храпящих мужиков, откомандированных в Архангельск. Мне, имеющей несравненный талант засыпать в любых обстоятельствах, здесь удалось с трудом. Полночи простояла у окна в тамбуре, мелькали деревянные хижины, переезды, районные центры с новостройками, полуразрушенные заводы и фабрики, бараки, встречные поезда и электрички.


Воскресенская церковь
Собор Рождества Христова

На стоянке в Ярославле вышла покурить травы-муравы для настроения. Привокзальный железнодорожный ночной воздух бодрил, навевал радость будущих встреч.

Купила местного пирожка, понравилось. Познакомилась с двумя голыми американскими терьерами Арчи и Борух (на самом деле звали второго конечно же Борис), их вывели на прогулку. Как в дальнейшем оказалось, кобельков возили на случку в Финляндию, а теперь со своими двуногими папой и мамой они возвращались домой. Тот, что поменьше был в элегантном свитерочке с ворсом от какого-то собачьего Джона Гальяно, постоянно клал кучи, без стеснения, как и подобает его четвероногой натуре.

Тот, что побольше лишь статусно и по-деловому лил. Вспомнила своего пуделя Котю, таинственно скоропостижно скончавшегося пару лет назад от сердечной недостаточности. До сих пор уверена, что его кто-то траванул, сколько было пролито слёз.

Ближе к утру за окном потянулиь то тут, то там маленькие, уютные деревеньки, поселения с садами и огородами, на станциях старушки в ситцевых платках понесли чернику в лукошках и малосольные огурчики. Вскоре, как оказалось, и приехали.

На месте. За 80 живописнейших километров от станции Няндома до города Каргополь на встречу попалось 9 машин, 8 из которых были лесовозами. По нашей полосе, кроме туристического автобуса не ехал больше никто, как спереди, так и сзади. Дорога была совершенно пустой, погода стояла абсолютно летняя, с солнцем и мокрой от росы травой. Меню в кафе «Каргополочка» при гостинице с тем же названием, где обедала наша группа, начиналось с перечня штрафов за разбитую посуду от 80руб. за стакан до 220 руб. за чайную пару. Видимо битьё посуды у местного подвыпившего отдыхающего народа – что-то вроде спорта и демонстрации удали. Кормили вкусно: наваристый борщ с сырной, ещё горячей булочкой, четыре вида овощных салатов, на второе — рыба жаренная, рыба на пару, копчённая в масле, компотов и киселей три вида, есть диетический рацион.


вид из окна отеля.
Собор Рождества Христова

Еда на любой вкус и цвет, нет ничего питательнее и полезнее простой русской пищи. После сытного стола сразу начались экскурсии, а чего тянуть, и правильно.

Каргополь – один из старинных городов Руси, древности попадаются на каждом шагу, соборы, церкви, построенные в 16-17веках, а то и раньше, внутри золочёные иконостасы, предметы культа, В храме Рождества Христова весит древнейшее произведение зодчества и живописи – Икона Страшного Суда. Поднялись на Соборную Колокольню – символ города, восстановленную в 1972г., высотой 62 метра, оттуда открывается великолепная обзорная панорама города и реки Онеги.

Каргопольский Государственный историко-архитектурный художественный музей основан в 1919г., один из старейших музеев Архангельской области, в его фондах богатейшая коллекция предметов этнографии, костюмов, головных уборов, вышивки, фарфора, редких икон. Всё видела, всем советую.


мебель музейного уровня
в отеле

Во время экскурсии даётся прекрасная возможность попасть в причудливый мир русской северной сказки, на древний базар, где местные купцы предлагали на продажу белечьи, собольи шкурки, россыпи соли, орехов, ягод, грибов, других засолов, а то и в местную галерею тщеславия с интервалом в сотни лет от первых купеческих родовых кланов до передовиков производства настоящего, прославляющих своим ратным трудом этот город, район, область в целом. Прошлись по лавкам кустарного гончарного производства, купила глянцевого глиняного кентавра с лопатообразной бородой, что и неудивительно, кто помнит мои предыдущие истории.

Мимо живописных подробностей захолустного быта, огромных поленец во дворах, белья на верёвках, и разноцветных кошек в зарослях северной малины вышли на берег реки Онеги. В полоскальнях бабы вертели туда-сюда бельё, к роднику с ведрами спускались девчата, местная малолетняя шпана с гиганьем и шутками в их сторону сигала с мостков. Расположившись поудобнее, я с наслаждением наблюдала эту патриархальную и такую искреннюю неспешность и красоту.

К вечеру снова тронулись в путь к следующей цели путешествия – таинственным берегам Лекшмозера, где, как говорили, уже ждал натопленный гостевой рыбацкий дом, готовый принять нас в свои уютные объятия.


Лекшмозеро

Водитель что-то напутал, стало темнеть, проехал нужный поворот, упёрлись в дальний кордон и шлагбаум, если бы не оперативно появившийся откуда-то из-за кустов лесничий Тимофеич с ружьём и допотопной рацией, ночевать бы пришлось всей группой в его избушке-развалюшке. Он вообще-то радовался, говорил, что людей иногда месяцами не видит, а уж такую гарную и видную москвичку как я, простите за нескромность, так в первый раз. Нас уже разыскивали, получилось, что мы отъехали на лишние 50 км в сторону. За все тяготы дня на месте мы были вознаграждены баней, обильным ужином с возлияниями и ночным купанием в очищающих тело и дух водах Лекшмозера.

Немного истории. Кенозерский Национальный парк основан в 1991г., известен богатым наличием культурно-природных ландшафтов. Территория парка включает два озера: Кенозеро и Лекшмозеро, здесь проходит граница балтийского щита и русской платформы, водораздел между бассейнами Белого и Балтийского морей. Все вопросы пребывания и отдыха нужно согласовывать с администрацией парка, и правильно, такую красоту охранять и охранять.


корова
с противоугонным
устройством на шее,
чесала бока об брёвна
нашей избы…

На рассвете меня разбудили странноватые звуки. Под окном возилось и брякало что-то большое, оказалось, корова с противоугонным устройством на шее, чесала бока об брёвна нашей избы. Спать уже не хотелось, с чашкой кофею вышла на пустынный берег. Побродив босяком по песчаной отмели, решила искупаться, вода бодрила, дно просматривалось на 5-10 метров вниз, видела гигантскую щуку, приветственно помахавшую мне хвостом. Местные говорили, что рыбы много как по численности, так и по разнообразию: лещ, налим, окунь, сиг, ряпус и т.д. и т.п.

Когда вернулась, женщина из деревни уже приготовила завтрак, все встали и сидели за столом, а там 4 вида варенья, 5 видов сдобы, булки, пироги, блины, творог, молоко, сметана, каши гречневая, манная, овсяная… Все блюда готовились в русской печи по древним местным рецептам. Добро и плотно так поели.

После сытного завтрака отправились в деревню Масельга – местный исторический центр, нам предстояло забраться на святое место под названием Хижгора, на самой вершине построена древняя церковь во имя преподобного Александра Свирского. Предание утверждает, каждому забравшемуся на самый верх колокольни отпускаются грехи. Сверху открывался очистительный вид на окрестности. Нас неожиданно застала гроза. Это был знак с неба – зачёт, отец небесный всё увидел, заценил.

Около часа простояли внутри храма, наблюдая разгул стихии через широкие церковные двери. Когда спустились, нас уже ожидала приготовленная на костре уха в эмалированном ведре. Легендарный пирог-рыбник множество деревенских разносолов, жаренные окуньки, картошечка с укропом, курники с капустой румяные, только-только из печи.


на самой вершине Хижгоры построена
древняя церковь во имя преподобного
Александра Свирского.

деревянное русское зодчество
на Хижгоре

Из рюкзаков была извлечена живительная влага: водка, вино, и даже финский клюквенный ликёр. Веселье началось под философские изотерические темы. Группа наша состояла из 9 человек: молодая пара из Питера, 4 человек из Москвы, пенсионер-военный из Воронежа и ещё двое отец и дочь из Луги Ленинградской области. Народ серьёзный, с национально-радикалистским апломбом, любой разговор, как понятно, сводился к «чертям пархатым», подробности опускаю…


с Хижгоры открывался
очистительный вид
на окрестности

После купания в чистейших, прохладных водах озера и пьяного веселья пили чай с дымком из закопчённого на огне чайника с сушками и малиновым вареньем. Вечером решили исследовать местные развлекательные центры, да и надо было пополнить запасы.

Набив карманы семечками, отправились в сторону деревни. На крыльце избы, где проходила дискотека, топталась молодёжь. Чтобы не чувствовать себя чужими на празднике, обошли рассадник порока стороной. Манила дверь с вывеской «Бар». Внутри оказалось: белоснежная выбеленная печь, рукомойник с полотенцем в углу, малиновая бархатная гардина на окне. За маленькой деревянной стойкой милая женщина в накрахмаленной народной ярмолке. На витрине 2 сорта водки. Два столика заняты местными рыбаками, закусывающими выпивку семечками. Взяли две по две на вынос.

Перед сном опять бесконечные разговоры, что воробей не птица, как пел Высоцкий.

Потом купались, на этот раз залезли в воду почти все, даже 72-летний Николай Ефремович утверждал, что приезжает сюда третий раз, но такого веселья никогда не было.

Я же по-тихому лыбилась, что всё это понятно чья заслуга. Раздухарившиеся мужчины кидали меня в воду с перекрещенных рук. Полная луна освещала тело, по-рыбьи сверкающее в волнах на фоне флюреисцентной световой дорожки. Праздник закончился песнями… «…помоги-и-и мне, помоги-и-и мне, в желтоглазую ночь позови-и-и….

          Сердце гибнет, видишь, гибнет в огнедышащей лаве любви-и-и-и-и…»
          и дальше: «…в тёмно-синем лесу, где трепещут осины,
          где с дубов-колдунов облетает листва,
          на поляне траву (мураву) зайцы в полночь косили,
          и при этом напевали странные слова,
          А нам всё равно, а нам всё равно,
          Не боимся мы волка и сову…..» (хором подпевали все)

Эхо разносило наше коллективное творчество в тихую сказочную ночь.

На следующее утро нас ожидал лодочно-пешеходный поход ещё к одному местному водоёму, обещались грибы, рыбалка. Всё это мероприятие называлось «Тропой Предков».


лодочно-пешеходный поход ещё
к местному водоёму
«Тропой Предков»

в первый раз в жизни
видела белые лилии

Тщательно экипировавшись, 4 км шли пешком, следующие 5 км плыли на лодках. В первый раз в жизни увидела белые лилии. Добрались до старинной мельницы, очень глухое, непроходимое место, говорят, не один мельник не выдерживает здесь жить больше месяца, страшное, жуткое место. Каждую ночь местная нечисть любит шалить, в этих местах видели баб-русалок с ажурными хвостами, зазывающих рыбаков присоединиться к ним. Мельник был угрюм и всем видом давал понять, что всё это не просто слова.


Обедали на Вендозере. Уха,
жареные лещи, пирожки
с черемшой

Обедали на Вендозере. Уха, жареные лещи, пирожки с черемшой. После харчевания народ разбрёлся кто куда. Кто-то ломанулся за грибами, кто-то засел с удочками на берегу. Сойдя на один шаг с тропинки, я сразу наткнулась на белый величиной с кастрюльку, наелась черники.

Вечером в ночь состоялось прощальное застолье нашего, успевшего подружиться коллектива. Был накрыт грубо сколоченный стол на берегу, декорированный свечами и спиральками от комаров. Средства защиты от этих летающих упырей брать обязательно, а то всю кровь выпьют. Водку закусывали жареными грибками, на десерт был арбуз. Начали собираться гости, со стороны деревни подошла пара из Москвы: серьёзный мужчина и его подруга с глазами оленёнка, рассказывали, что приезжают сюда не первый год, объехали на своём внедорожнике самые заповедные, непроходимые места, расхваливали своё снаряжение и с каким уютом можно устроиться практически в любом месте располагая газовой плиткой, холодильничком, всякими грелками, сушилками, удобно хранящимися в недрах их надёжной машины.

Следующим гостем за праздничным столом оказался некогда московский, а ныне здешний реставратор деревянных церквей. Я так и не поняла, что держит его «тута ака ларсен», светлые северные небеса или синеглазые каргопольские штукатурщицы.

Из леса вышла многочисленная группа тинейджеров, присоединилась к нам, мы угостили их арбузом, а они нас грамотным красивым русским языком и хорошим знанием военных песен:
«…на могильную плиту положи свою конфету, Саласпилс…о-о-о-у-у-у»
Костёр горел до утра.

Утром выехали в деревню Большие Ледины, где опять же впервые в жизни увидела цветущий лён. Много деревянных церквей: Боголепская, Власьевская, Покрово. Везде идут реставрационные работы, они являются музейными объектами. В деревне молодёжь обучают в этнографических мастерских древним ремёслам: лоскутное шитьё, береста, тряпичные куклы, коллажи, шитьё льняной одежды по старинным лекалам, изготовление предметов крестьянского быта.

Улыбчивая женщина в сарафане познакомила нас с полным циклом обработки льна от синих цветочков, о которых так поэтично писал Андерсен, до льняных накидок, опрокинувших моё представление о том, что и как нужно носить в приличном обществе.

Финишная прямая. Во время переезда обратно в Каргополь включились наши мобилы, это был самый грустный момент путешествия. Из волшебной страны красивейших, таинственных озёр мы опять вернулись в цивилизацию, несущую каждому свою выгоду.
В поезде спала как убитая. С Ярославского перешла на Ленинградский, через полтора часа была на даче, где меня ждали родные, близкие, собаки, дети, друзья, враги.
Отпуск продолжался. С радостным сердцем я стала мечтать о новых путешествиях по бескрайним просторам нашей великой Родины.

P.S. Особая благодарность моим попутчикам за вовремя обнаруженную близость интересов.

Текст, фото, видео
Marinaiva
Февраль 2008

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.