rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Интервью Рахат-Би Абдысагина Специальному радио


Абдысагин Рахат-Би Толегенулы (02.02.1999 г.р., г. Алматы) — композитор и пианист. В свои 21 год — автор 2 опер («Путь, освещенный солнцем» и «Незнакомка») и более 150 классических музыкальных произведений, включая крупномасштабные симфонические полотна «Kazakh rhapsody», «Forward into the Sunlight», «The Will to Live», «God’s dwelling», «Aftersounds of Romanticism», «Beyond the Darkness», «Time Run», «Des pensées de loin», «Tears of Silence», «A drop of Eternity», «The Sacred Universe of Particles», «Phantom reflections», «Ghosts of Immortality», «Qubylys», «I raggi di Dante» и др.
Магистр искусствоведческих наук, Лауреат Государственной молодежной премии «Дарын» РК, обладатель почетного знака «За заслуги в развитии культуры и искусства» Межпарламентской Ассамблеи СНГ, член Ассоциации лауреатов Международного конкурса им. П.И.Чайковского. Победитель Национального проекта «100 новых лиц Казахстана».

АБДЫСАГИН РАХАТ-БИ

Он в 13 лет стал студентом, в 17 — магистрантом, проходил стажировку в МГК им. П. И. Чайковского, в 18 лет блестяще защитил магистерскую диссертацию. Затем принят в докторантуры трех престижнейших вузов Италии: Master di II Livello Миланской консерватории им. Джузеппе Верди (композиция), Master in II Livello Падуанской консерватории им. Чезаре Поллини (фортепиано), а также Corso di Perfezionamento (по композиции) Академии «Санта-Чечилия» (Рим), обучение в которых успешно завершил в 20-летнем возрасте (2019 г.). Это наивысший уровень профессионального музыкального образования в Европе.
Его называют казахским Моцартом. В 10 лет он писал музыку, которой могли бы гордиться зрелые композиторы! Его крупномасштабные симфонические полотна и камерные сочинения звучат в знаменитых концертных залах Италии, Австрии, Франции, Англии, Германии, Швейцарии, Испании, Чехии, Словении, Южной Кореи, Турции, Украины, России, Румынии, Египта, Иордании, Китая и США. Зачастую он сам играет партию солирующего фортепиано. Дает сольные и авторские концерты. Британские критики назвали Рахат-Би «настоящим казахским чудом, виртуозным пианистом с необыкновенной силой в руках и амбициями в характере».
Рахат-Би — самый юный участник и лектор ICTM, международных академий композиторов и исполнителей Impuls (Грац), стипендиат ISA (Мюрццушлаг), KlangZeitMünster, Сермонета (Италия). Он — автор ряда научных статей и книг, в 14 лет опубликовал уникальный труд «Математика и Современная Музыка». Владеет казахским, русским, английским, итальянским и испанским языками. Немецкие искусствоведы отмечают: «В музыке Рахат-Би особая структура и математическая точность, и в то же время она полна поэзии и страсти». Партитуры его произведений публикуются известными Европейскими и Российскими издательствами.
Председатель жюри и художественный руководитель Международного конкурса композиторов «New Music Generation» (г. Нур-Султан, с 2019 г.).

Ниже мы публикуем интервью, которое АБДЫСАГИН РАХАТ-БИ любезно дал Специальному радио в феврале 2021 года. Беседу провела Наталья Бонди. 

Расскажите, пожалуйста, подробнее о Ваших выступлениях, которые были в прошлом году и планируются в ближайшее время.

Говоря о выступлениях, хотел бы начать с 4 авторских концертов, которые прошли в феврале 2020 г. в Казахстане. На этих концертах прозвучал ряд моих симфонических работ. А именно «A drop of Eternity» (Капля Вечности), концерт для скрипки и симфонического оркестра, «Tears of Silence» (Слёзы тишины), концерт для фортепиано и симфонического оркестра, и «Phantom reflections» (Фантомные отражения), концерт для виолончели и симфонического оркестра. Слушатели отмечали, что обычно на одном симфоническом концерте исполняется только один концерт для инструмента соло с оркестром. А тут звучали сразу три! При этом мой виолончельный концерт оказался первым концертом для виолончели с оркестром в истории музыки Казахстана. Также звучали симфоническая картина «Time Run» (Бег Времени) для оркестра, «The Will to Live» (Воля к Жизни) для фортепиано и симфонического оркестра, «Beyond the darkness» (За гранью темноты), баллада для хора теноров и симфонического оркестра на поэзию Лорда Байрона, и «Kazakh rhapsody» (Казахская рапсодия) для фортепиано и симфонического оркестра.
Год завершился выступлениями также с оркестром. В частности, состоялась мировая премьера моей симфонической поэмы «Qubylys» для фортепиано и оркестра, посвящённой памяти Великого мыслителя Аль-Фараби. Исполнял Казахский государственный симфонический оркестр, дирижировал Эрнест Хётцл (Австрия), а партию фортепиано исполнил сам автор, то есть я. Также прозвучала моя симфоническая картина «God’s dwelling» (Обитель Бога) для большого оркестра (Органный зал КазНУИ, г. Нур-Султан). Концерт прошёл в рамках II Международного конкурса композиторов «New Music Generation 2020», художественным руководителем и председателем жюри которого я являюсь.
Данный конкурс стал значимым событием в мире музыки, проходил онлайн. Если в 2019 г. поступило более 200 партитур из 24 стран мира, победителями стали конкурсанты из 16 государств, то в прошлом 2020 г., несмотря на пандемию, участвовало 98 конкурсантов из 22 стран, и представители 15 стран стали лауреатами. Одно из возможных крупных событий текущего года — III Международный конкурс композиторов «New Music Generation 2021», который намечается на конец октября 2021 года.
Не смотря на то, что прошлый 2020 год был не простым для всего мира, и для творческих людей, мною проделана значительная работа. Я провёл 27 онлайн лекций по вопросам культуры и искусства (с которыми можно ознакомиться в YouTube). Мною за этот год созданы 59 музыкальных произведений — 2 симфонических и 57 камерных. При этом симфонические работы — это масштабная симфония «Ghosts Immortality» (Призраки Бессмертия) для большого оркестра и симфоническая поэма «Qubylys», о которой я уже упомянул. А камерные — как для инструментов соло, таких как гобой, фагот, саксофон, тромбон, фортепиано, а также для различных составов вплоть до симфониетты и других. К данному интервью прилагается список указаных 59 произведений.
Несколько слов о симфонии «Призраки Бессмертия».
Шедевры искусства остаются на века, а их создатели всегда живут в сознании общества, и могут оказывать влияние на его развитие. Данная симфония — дань уважения всем тем, кто строил мир. В каждую эру находятся пламенные личности, которые непоколебимой верой в собственное дело творят настоящее и будущее, навсегда меняя жизнь и мировоззрение миллионов. По сути, своей цивилизацией мы обязаны таким личностям, кто двигался вперёд к своей мечте, благодаря вечной энергии жизни и разуму.
А что касается будущих концертов, конечно, есть планы, но о них сложно говорить однозначно, учитывая нынешнюю эпидемиологическую ситуацию в мире. Сам я всегда рад и готов к концертам.

Расскажите, пожалуйста, подробнее о Вашем произведении «Ombre del Vuoto» per 11 esecutori / «Тени пустоты» для 11 исполнителей 2019 года – как оно создавалось, какие приёмы в нём использованы.

«Ombre del Vuoto» (Тени пустоты) — моя выпускная работа, завершение высшей образовательной программы, Corso di Perfezionamento по композиции (класс маэстро И.Феделе) Академии Санта-Чечилия в г. Рим, Италия.
Это пьеса для квартета деревянных духовых инструментов, квартета струнных, трубы, фортепиано и ударных. По сути, это одна из разновидностей симфониетты, где представлены все группы симфонического оркестра. Используется широкая палитра современных звукоизобразительных приёмов, чтобы максимально расширить образную сферу и отразить реалии бытия. Название «Тени пустоты» не имеет ничего общего с оксюмороном и тем более с желанием заинтриговать слушателей необычным словосочетанием. Смысл гораздо глубже. Пустота есть не только физическое, но и философское понятие. Всё, что за гранью осязания человека, считается пустотой. Но пустота ли это?! В мире, где мы живём, слишком много неясностей и явлений, которые не поддаются осмыслению. И они не могут пройти, исчезнуть бесследно. Обязательно остаются какие-то следы, знаки и символы, которые так же мощно влияют на формирование мироздания, как и всё материальное. Как человек отбрасывает тень, так и вся его деятельность отбрасывает тень, и переплетение теней создают свои миры – такое «пространство-время» и называется тени пустоты.
Относительно второй части Вашего вопроса о приёмах, можно сказать следующее. В произведении обширно использованы расширенные техники игры на инструментах, будь то мультифоники, air noise, slap, tongue ram, jet, whistle tones и др., и различные их комбинации. Сонорные эффекты не только становятся носителями художественного образа, а формируют свои «устои», действуют «системно», в кооперации друг с другом. Они организованы и сгруппированы по определённым принципам. Другая отличительная черта — явное воздействие «campo armonico» (гармоническая среда) на параметры музыкальной организации пространства-времени. Динамическая характеристика и инструментовка тесно связаны со звуковысотностью и метроритмом. Отчётливо прослеживается «тембро-фактурная координата». Присутствуют элементы, которые можно назвать «новой гармонией» — тетрахорды, в которых есть все интервалы (с учётом обращений интервалов), их всевозможные комбинации, «зеркальные» и симметричные аккорды и т.д. Более подробный анализ данного произведения и использованных техник можно прочитать в моих опубликованных статьях.

Расскажите, пожалуйста, о музыкальных произведениях, над которыми Вы работаете. Что и когда мы сможем услышать.

Идей очень много. В начале февраля я завершил масштабную кантату «I raggi di Dante» (Лучи Данте) для хора, органа и симфонического оркестра. Этот год — 700 летие завершения «La Divina Commedia» (Божественная комедия), одного из величайших произведений искусства. Основная мысль в том, что творчество великого Данте Алигьери и сегодня, сквозь века продолжает озарять, освещать нашу жизнь и представление о мире.
Кроме того, в конце февраля я завершил цикл из 7 произведений для органа соло «Éclats du Temps», 7 pièces pour Orgue. В переводе «Осколки времени». Это авторское видение творческих концепций эпохи барокко сквозь призму новейших техник.

Вы — человек, который очень много перемещается по миру и общается с музыкальными средами разных стран. Расскажите, где на Ваш взгляд наиболее интересная музыкальная жизнь сегодня? Где на ваш взгляд сегодня большое число интересных композиторов?

Я бы не стал говорить однозначно по этому поводу. Не только в каждой стране, но и зачастую в каждом развитом городе есть своя музыкальная традиция, неповторимая атмосфера. Если говорить о композиторских школах, то, учитывая географическую историю их возникновения, то западноевропейская музыка начиная со средневековья развивалась в таких основных странах, как Италия, Германия, Австрия, Франция. Невозможно не отметить самобытную школу Англии. А русская композиторская школа и по сей день является неотъемлемой частью мировой культуры.
В наше время можно познакомиться с музыкой многих молодых композиторов не только из Европы, но и из стран Азии, Северной и Южной Америки. Можно отметить высокий уровень партитур из разных уголков планеты, о чём свидетельствуют работы, поступающие на конкурс New Music Generation.
Хотелось бы отметить и мировые площадки развития новой музыки. Международные летние курсы новой музыки в городе Дармштадт (Германия) и Институт исследования и координации акустики и музыки (IRCAM) в Париже (Франция) вносят большой вклад в эволюцию новой музыку. Большого внимания заслуживает «IMPULS» — международная академия композиторов и исполнителей современной музыки. Она проходит раз в 2 года в городе Грац (Австрия). Это место, где формируется новое лицо авангарда. Появляются свежие работы для свежих разумов. Со всего света собираются около 250 ведущих композиторов, исполнителей и ансамблей. Когда мне было 12 лет, состоялась моя первая встреча с Беатом Фуррером, легендарным композитором и основателем академии, обсуждали мои произведения. И, как результат, с 2013 года я являюсь самым молодым участником академии, постоянным представителем Казахстана и Центральной Азии. За прошедшие годы у меня прошло немало премьер на этом фестивале.

Кто из современных композиторов Вам наиболее интересен.

У меня нет определённых фаворитов. Мне интересны фактически все течения современной музыки, будь то спектрализм, сатуризм, шумомузыка, минимализм и др. У каждой школы есть то, чему можно поучиться. Если подходить более глобально, то мне интересны почти все великие творцы от, скажем, Перотина и Леонина в средние века и до наших современников.

Расскажите, пожалуйста, о Ваших любимых инструментах, на которых Вы любите играть. Расскажите какой-нибудь интересный случай, связанный с Вашей концертной деятельностью или связанный с Вашим любимым инструментом.

Будучи пианистом, рояль остаётся для меня важной частью моей жизни. Его значение невозможно переоценить в моей исполнительской деятельности. Мне импонирует выражение, что «фортепиано — самый лёгкий инструмент, чтобы начать, и самый сложный, чтобы довести искусство игры на нём до совершенства». И это инструмент с великой историей.
Как композитор я стараюсь изучать все инструменты и их разновидности, ибо это обогащает мой музыкальный язык.
Недавним открытием для меня стал духовой орган. Конечно, я и раньше знал, что это уникальный в своём величии инструмент. Но когда начал писать для него, мне открылся «новый мир». По принципу звукоизвлечения если клавикорд — это струнный инструмент, клавесин — струнно-щипковый, а фортепиано — струнно-ударный, то орган — клавишно-духовой. И на органе большее значение имеет рациональный контроль действий, ибо градация динамики, тембры и многие другие параметры регулируются искусством регистровки. Тогда как на рояле прикосновение к клавишам уже определяет характер звука. И в этом смысле орган со всеми регистрами, мануалами, и педальной клавиатурой для меня стал воплощением небесного оркестра, неким «музыкальным компьютером» древности.
Вы просили рассказать про интересный случай. В начале ноября 2013 г., когда мне было 14 лет, я удостоился Первой премии на международном конкурсе композиторов им. А.Спендиарова «Колыбельные мира. Свет души» в г. Ялта, в Крыму. Сыграл некоторые свои пьесы, в их числе «Rondine Piangente» (Плач перелётной птицы) по мотивам одноимённого рассказа Ч.Айтматова. Перелётные птицы, летая в небе, не могут сесть на землю. Идут войны, катаклизмы. И птицы, с высоты птичьего полёта, говорят: зачем вы воюете, вы даже нам мешаете. Всевышний создал вас и всё необходимое для жизни. Исполняя это произведение, используя современные приёмы, я пару раз сыграл мимо рояля! То есть не просто мимо клавиатуры, а именно мимо рояля! Даже не знаю, как я так умудрился. Специально бы не получилось! Был сильно «заряжён», и в накале страстей так случилось. Слушатели восприняли это как задуманное! Один даже восклицал «это новый пианизм! Магия! Кунг-фу! Карате!». Благое дело, что я играл произведение, где предусмотрены элементы импровизации.

АБДЫСАГИН РАХАТ-БИ

Вы обучались в Миланской и Падуанской консерватории, а также в Римской Академии «Санта-Чечилия». Расскажите, чем отличаются эти три учреждения. Что характерно сегодня для всех итальянских музыкальных консерваторий – структура и контингент.

Да, в 2019 г. я завершил Master di II Livello Миланской консерватории им. Джузеппе Верди (композиция, класс маэстро А.Сольбиати), Master in II Livello Падуанской консерватории им. Чезаре Поллини (фортепиано, класс маэстро К.Богино), а также Corso di Perfezionamento (композиция, класс маэстро И.Феделе) Академии «Санта-Чечилия» (Рим). Этот уровень — аналог докторантуры, то есть высшая ступень профессионального музыкального образования в Европе.
Каждый из перечисленных центров — место средоточия передовой музыкальной мысли. Алессандро Сольбиати, Иван Феделе и др. (в классах которых я учился) — знаковые личности не только для своих ВУЗов, но и для современной музыки в целом. То есть я имел возможность обучаться новейшим техникам у первых лиц нашей сферы, находиться на самом острие прогресса, на одной волне с творцами, поэтами и архитекторами новой музыки. Учитывая, что они представляют разные школы, я охватывал полный спектр взглядов на самые разные вопросы современной музыки и искусства, получая полноценное представление о ключевых, фундаментальных процессах, происходящих сегодня.
Стандартная продолжительность обучения в Corso di Perfezionamento по композиции в Академии «Санта-Чечилия» в Риме – 3 года. В исключительных случаях за отличную, феноменальную успеваемость могут предложить отдельным соискателям завершить её за 2 года. Мне выпала такая честь и, проучившись два года в классе маэстро Ивана Феделе, в 2019 году окончил Академию представлением работы «Ombre del Vuoto» (Тени пустоты) для большого ансамбля солистов. Об этом произведении уже говорилось выше.
Во время обучения по программе Master di II Livello Миланской консерватории им. Джузеппе Верди дискуссии по работам велись со знаковыми композиторами – Хосе Мануэль Лопес Лопес (Испания), Микаэль Жаррель (Швейцария), Тошио Хосокава (Япония), Беат Фуррер (Австрия) и др.
Ну а город Падуя – сакральное место и колыбель всего мирового пианизма. Именно в этом городе родился Бартоломео Кристофори, создатель первого прототипа современного рояля. Здесь же находится Падуанский университет, основанный в 1222 году, один из старейших в Европе. Тут работали Галилео Галилей и Николай Коперник, эпохальные открытия которых перевернули представления о структуре мироздания. Зарубежное образование тесно связано с практической деятельностью. К примеру, наша группа выпустила компакт-диск с полным собранием фортепианных сонат С.С.Прокофьева (Sergej Prokofiev, Piano Sonatas. Various artists. Production Velut Luna 2020) и дала концерты в рамках абонемента старейшей музыкальной организации города Amici della Musica di Padova. Каждый пианист из числа моих сокурсников является состоявшимся музыкантом и педагогом других высших учебных заведений Италии.
Руководитель класса докторантов-пианистов – маэстро Константин Богино. Он выпускник Московской государственной консерватории им. П.И.Чайковского в 70-х годах прошлого века. Чувствовалось искреннее уважение итальянцев к Московской, и, в целом, русской фортепианной школе. Мы даже вывели своеобразную пианистическую родословную! Скажем: Рахат-Би Абдысагин—> Константин Богино—> Вера Горностаева—> Генрих Нейгауз—> Александр Зилоти—> Ференц Лист—> Карл Черни—> Людвиг ван Бетховен—> Вольфганг Амадей Моцарт—> Иоганн Кристиан Бах—> Иоганн Себастьян Бах.
Что касается Вашего вопроса о контингенте и структуре, с этим можно легко ознакомиться на сайте самих консерваторий.
К слову, один из моих итальянских сокурсников сказал: «каждый музыкант мечтает обучиться в одном из этих учреждений. Завершить два из них — уникальное событие. А чтобы закончить все три — это предел мечтаний». Дальше судите сами.

Вы много выступаете с лекциями по теории и истории музыки. Скажите, какой Вам видится современная публика, интересующаяся музыкой – что Вам в ней нравится, что в ней Вы находите странным или чрезмерным (плюсы и минусы).

Да, я стараюсь регулярно проводить лекции по теории и истории музыки. В этих лекциях затрагиваются как наиболее острые и тонкие вопросы сегодняшнего композиторского и исполнительского искусств, так и краеугольные вопросы для целого пласта культуры.
Публика видится самая разная. Но отмечу одну особенность — зачастую люди, которые интересуются современной академической музыкой, знают, на что идут. У них присутствует определённый багаж знаний и слухового опыта, что позволят понять многие процессы искусства сегодня. В то же время следует отметить, что восприятие современной музыки требует от человека совершенно уникального, высокого интеллектуального уровня. Неслучайно ведь великий физик Альберт Эйнштейн, который был и скрипачом, говорил: «Музыка Моцарта настолько чиста и прекрасна, что я вижу её как отражение внутренней красоты вселенной». А один из создателей квантовой механики Макс Планк играл на рояле.
По факту понимание современной академической музыки и лекций о ней может служить некоторым мерилом разума человека.

Какие темы своих лекций Вы планируете в этом году?

Самые разные. Если говорить с профессиональной точки зрения, то в текущем году планирую углубить внимание на практических вопросах написания музыки, использования новейших композиторских техник, изучения расширенных приёмов игры на инструментах. Думаю, что отдельная часть лектория будет посвящена анализу современных работ, как своих, так и именитых мастеров.

Мы знаем про Ваш труд «Математика и современная музыка». Расскажите, над какими теоретическими изысканиями Вы трудитесь в области математики и музыки сегодня?

Это невероятно обширная тема. Можно сказать неисчерпаемая. Почти в каждой своей новой статье я затрагиваю новые аспекты взаимодействия и органического обогащения музыки и естественных наук. В частности, в своей статье «Новейшие композиторские техники и генеалогия современной музыки» я делал анализ своих произведений и новых техник, где уделялось большое внимание именно связи математики, физики и музыки. Само физическое явление — звук (упругие волны), и обертоновый звукоряд являются основой музыки. Если говорить о расширенных техниках, то запись (фиксация) и понимание таких явлений, как мультифоники, микротона (при сплошном спектре звуков) и их анализ невозможен без знания объективных законов акустики и происхождения звука. Эти вопросы затронуты в книгах: Рахат-Би Абдысагин Серенада незримых звёзд. – Алматы: Қазақ университеті, 2020. – 173 с., и Рахат-Би Абдысагин Капля Вечности. – Алматы: Қазақ университеті, 2021. – 104 с.
Расскажу об одном уникальном событии. В июне 2018 года мне посчастливилось посетить Европейскую организацию по ядерным исследованиям (CERN), расположенную вблизи Женевы на границе Швейцарии и Франции. Именно в CERN в 2012 году, в Большом адронном коллайдере (LHC) был обнаружен след от бозона Хиггса, именуемого «Частицей Бога». За это в 2013 году П.Хиггс и Ф.Энглер получили Нобелевские премии, и тогда многие СМИ отмечали, что король Швеции, вручая эту Нобелевскую премию, сказал – Вручаем её за нечто малое, которое объясняет всё большое.
Интересно, что Генеральный директор CERN Фабиола Джанотти, итальянский физик-ядерщик, оказалась и выпускницей Миланской консерватории имени Джузеппе Верди по классу фортепиано. Мы были потрясены уровнем образованности сотрудников-физиков в области культуры. Они не просто знают, скажем, фамилии: К.Штокхаузен, Я.Ксенакис, Л.Ноно, Л.Берио, О.Мессиан, но и их произведения. Один из физиков сказал: «если честно, мне не нравится музыка Штокхаузена, она мне бьёт по ушам, но я не могу не признавать её величия, ибо это музыка, изменившая мир».
Здесь заметим фундаментальный аспект восприятия современного искусства. Многие говорят и оперируют фразами «Мне это нравится или не нравится». Но когда дело заходит о высоком музыкальном искусстве, должны использоваться такие выражения, как: «я это понимаю или не понимаю». Под вдохновением от визита в CERN мною написано произведение «The Sacred Universe of Particles» (Сакральный мир частиц) для симфонического оркестра.

Как Вы оцениваете современное музыкальное издательское дело, какие издательства Вам наиболее близки.

Вопрос интересный. Исторически издательства играют важную роль в развитии академической музыки, способствуя её распространению и популяризации. Издательства помогали выявлять новые имена. Не могу сказать, что досконально знаю сегодняшние реалии издательского дела, тем более что специфика современной академической музыки и развитие цифровых технологий накладывают свой отпечаток. Мои работы периодически публикуются издательскими домами Verlag Neue Musik Berlin (Германия) и «Композитор» (г. Москва, Россия). В целом, я открыт для новых предложений и готов рассмотреть возможности сотрудничества с издательствами. Если обобщить, то для композитора в наше время огромное счастье иметь возможность быть опубликованным. С моей точки зрения музыкальные издательства сегодня играют роль больше творческой поддержки и распространения, нежели практическую. В том смысле, что партии для инструментов и многую другую «квази-издательскую» работу по оформлению в своих произведениях я делаю сам.
К сожалению, многие крупные издательства сейчас ориентируются на коммерческую составляющую, нежели на поддержку молодых композиторов.

Скажите, какой жанр кино Вам близок, и в каком жанре Вы бы хотели поработать как автор музыки?

Мне было бы очень интересно попробовать себя в написании музыки для кино. Тем более, что искусство кино давно стало неотъемлемой частью нашей жизни. Это жанр с огромными перспективами и возможностями. На мой взгляд, успешность и уникальность того или иного фильма во многом зависит от музыки. Работы Эннио Морриконе, Ханса Циммера являются культовыми в современной культуре, украшают фильмы. А эпическую сагу Star Wars невозможно представить без музыкальных тем «The Imperial March», «Across the stars» и в целом саундтрека Джона Уильямса. Меня поразила тонкость использования лейтмотивов Джоном Уильямсом. К примеру, отдалённый вариант темы Дарта Вейдера (имперский марш) в Эпизоде I появляется лишь в самом конце, где обсуждается будущее этого персонажа. Во втором эпизоде в разных ипостасях звучит этот мотив, раскрывая внутреннюю борьбу личности. И только начиная с третьего эпизода, с момента превращения в Дарта Вейдера, этот мотив громогласно пронизывает всю оставшуюся сагу. Особенно трогательно и глубоко эта музыка звучит в самом конце шестого эпизода, в исполнении арфы, насколько можно услышать. Тем самым развитие одного этого мотива отражает эволюцию целого персонажа. Порой именно хорошая музыка становится психологическим портретом персонажей, рассказывая то, что невозможно передать на экране.

Какие темы для музыкальных произведений, над которыми Вы сейчас работаете, Вас сегодня волнуют?

Каждое новое произведения для меня — глоток свежего воздуха, как открытие нового мира. Я буквально окунаюсь в океан неизведанных возможностей. С каждым новым произведением я бросаю вызов самому себе, желая постоянно постигать новое и пробовать себя в новых жанрах. К примеру, с 10 лет я начал писать партитуры для оркестра. И сразу же поставил себе задачу — написать как минимум одно сольное произведение для каждого инструмента оркестра. Эта задача продолжается и по сей день. Для некоторых инструментов у меня уже есть десятки сольных произведений. Также писал для интересных составов, к примеру, в 2018 г. в г. Париж состоялась мировая премьера моего произведения «Des pensées de loin» (Мысли издалека) для 24 флейт (4 пикколо, 6 обычных, 6 альтовых, 6 басовых и 2 контрабасовые флейты)! Есть, конечно, и другие намётки, но о них лучше говорить после завершения.

Какие композиторские приемы современной музыки Вы считаете наиболее интересными сегодня.

Лично у меня использование приёмов зависит от поставленных задач. То есть какую мысль как я хочу выразить. Априорных предпочтений нет. Многие изменения происходят мгновенно, современный мир меняется стремительно. Ясно, пласт сегодняшних достижений — опора будущего развития.

В своих лекциях Вы часто упоминаете Кейджа. Расскажите, чем Вам близок Кейдж, и какие с высоты сегодняшнего дня Вы видите приемы, которые сегодня стали уже устаревшими.

В ряде моих лекций уделено внимание творчеству Джона Кейджа. Это один из авторов, кто, владея всеми современными ему техниками, избрал свой собственный уникальный путь. Его произведения, как «4.33», «Freeman Etudes» стали не просто знаковыми, а изменили представление о том, какой может быть современная музыка. И его творения находят отклик не только у профессионалов, но и у многих слушателей. Его произведения показывают уровень неординарности мышления.

Вы много в своих лекциях говорите о додекафонии. Скажите пожалуйста, чем Вас привлекает эта техника – то, чего нет в других.

Невозможно говорить о современной академической музыке, не затронув додекафонию. Эта техника дала громадный импульс всему дальнейшему развитию, стала прорывом. Она зародилась на рубеже XIX-XX вв., и сразу стала символом новизны. Причём к додекафонии одновременно, независимо друг от друга подошли сразу несколько композиторов, сам Арнольд Шёнберг, Александр Скрябин, Николай Рославец и др. Свою 12-тоновую технику разрабатывал и Йозеф Маттиас Хауэр на основе учения о тропах. В целом, открытие додекафонии было необходимостью самого времени. Когда возникает необходимость в идее, находятся и те, кто её воплотят.
К слову, додекафония в работах Шёнберга во многом базируется на историческом наследии, это касается фактуры в первую очередь.
Сама идея подобного изложения и организации звуков появилась в уникальный период истории человечества. С одной стороны, великие открытия в науке — расщепление атома Э.Резерфордом, теория относительности А.Эйнштейна, квантовая механика Н.Бора, Э.Шрёдингера, М.Планка, П.Дирака. С другой стороны — ужасающие войны и катаклизмы. Сама противоречивость той эпохи сильно повлияла на формирование техники додекафонии. И нельзя забывать, что додекафония стала фундаментом для прямых наследников нововенцев — Дармштадтской тройки в лице П.Булеза, К.Штокхаузена и Л.Ноно. Додекафония оказала заметное влияние в целом на искусство. К примеру, считается, что в романе Томаса Манна «Доктор Фаустус» прототипом главного героя был именно А.Шёнберг.

Вы прошли довольно яркий путь своего становления как композитора. Расскажите, что было самым сложным для Вас на этом пути.

Занимательный вопрос. Если ответить коротко, то, наверное, самое главное — это оставаться самим собой в безбрежном океане музыки. Не подражать и не становиться чьим-то «клоном». Быть индивидуальным. Верить в себя. Сохранить своё «я» в бесконечном пути постижения таинств музыки. Не забывать, что нечто новое зачастую вызывает сопротивление. Важно его преодолеть. Преодолеть свои сомнения и страхи. К слову, у меня есть произведение «Воля к Жизни» для фортепиано и симфонического оркестра, лейтмотив которого «Воля к жизни сильнее страха!». Мировая премьера прошла в Большом зале Берлинской филармонии в 2015 году.

Расскажите, какие Современные концертные площадки для Вас наиболее комфортны для исполнения.

По каким параметрам их сравнивать? Каждая концертная площадка для меня по-своему уникальна. Многое зависит от конкретных задач, то есть от того, какие произведения входят в программу, какие инструменты с технической и акустической точки зрения будут хорошо звучать в этих залах. На сегодняшний день у меня более 150 произведений (симфонических и камерных), и полагаю, что почти под каждую площадку найдутся произведения, которые можно там исполнить. Много зависит и от аудитории, её настроя. Вспоминаю концерт Ассоциации лауреатов международного конкурса им. П.И.Чайковского (членом которой я являюсь) в Большом зале Санкт-Петербургской филармонии им. Д.Д.Шостаковича в 2018 г. Состоялась мировая премьера моей симфонической картины «Time Run» (Бег Времени) в исполнении Таврического симфонического оркестра (дирижёр М.Голиков). Лейтмотивом произведения служит изречение: «Люди говорят, что время проходит. Время говорит, что проходят люди». Был очень тёплый приём. Не покидало ощущение, в городе на Неве каждое здание желает человеку добра. Также незабываемы были ощущения при игре на рояле П.И.Чайковского в его кабинете в доме-музее в г. Клин (2018 г.). Это было моё сольное выступление в этом сакральном месте.

Ваши пожелания молодым композиторам, которые встают на этот путь – каких ошибок избегать и на что обращать больше внимания.

В детстве читал книгу о великом полководце генералиссимусе А.В.Суворове. Когда Суворов был ещё новобранцем, ему дали наставление «…Вперёд не вырывайся, в середине не мешайся, в хвосте не оставайся». В памяти отпечаталось: от своего дела не отступайся.
Другая занимательная история. Игнаций Ян Падеревский, будучи Премьер-министром Польши, встретился с Премьер-министром Франции Жоржем Клемансо. Он спросил: «А Вы родственник или однофамилец того знаменитого пианиста Падеревского?». На это Игнаций Ян гордо ответил: «Я и есть тот знаменитый пианист». Услышав это, Жорж Клемансо воскликнул: «Боже, какое падение, от музыканта — до премьер-министра». Желаю молодым композиторам находиться в движении, быть вдохновлёнными и творить.


АБДЫСАГИН РАХАТ-БИ: ВИДЕО НЕКОТОРЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ 








YOUTUBE-КАНАЛ КОМПОЗИТОРА


СПИСОК ИЗБРАННЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ

Рахат-Би Абдысагина за 2020 год

 

I Создано 2 симфонических произведения:

  1. Симфония «Ghosts of Immortality» («Призраки Бессмертия») для большого оркестра.
  2. Симфоническая поэма «Qubylys» для фортепиано и симфонического оркестра.

 

II Написано 57 камерных произведений:

1-10. «Songs of Mermaids from Rhine» (Песни русалок из Рейна), 10 пьес для тромбона соло.

11-15. «Five exotic plants» (Пять экзотических растений), 5 пьес для фагота соло.

16-36. «21 A-Phonons» (21 А-Фонон), 21 пьеса для фортепиано соло.

37-49. «13 Notes from the Parallel Universe» (13 Записок из Параллельной Вселенной), 13 пьес для струнного квартета (I скрипка, II скрипка, альт, виолончель).

50. «Shimmering» (Мерцание) для гобоя соло.

51-54. «Silver waves of being» (Серебряные волны мироздания), четыре пьесы для тенорового саксофона соло.

55. «Quantum reality» (Квантовая реальность) для 12 исполнителей (флейта, гобой, кларнет, фагот, валторна, труба, тромбон, там-там, фортепиано, скрипка, альт, виолончель).

56. «Game of Flame» (Игра пламени), трио для тенорового саксофона, вибрафона и фортепиано.

57. «Graz-i-A» (ГРАЦиЯ) для 5 исполнителей (басовая флейта, альтовый саксофон, маримба, фортепиано, скрипка) + аудио фортепиано.

 

III Выпущена книга:

Рахат-Би Абдысагин «Серенада незримых звёзд» – Алматы: Қазақ университеті, 2020 г. – 173 с.

 

IV Опубликована научная статья:

Р.-Б.Т.Абдысагин «Новейшие композиторские техники и генеалогия современной музыки». Вестник КазНУ им. Аль-Фараби. Серия философии, культурологии и политологии. — №4 (74) – Алматы: «Қазақ университеті», 2020. – С. 34-47.

 

V Оформлены патенты:

В 2020 г. Абдысагин Рахат-Би Толегенулы оформил 14 патентов (свидетельств «о внесении сведений в государственный реестр прав на объекты, охраняемые авторским правом») на музыкальные произведения.


 

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.