rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Интервью Дэвида Лоуи (David Lowe) Dreamcatcher

SR: Расскажите, над каким проектом вы сегодня работаете?
DL: Я, как обычно, занят на телевидении, участвую создании фильмов и саундтреков, но сейчас эта работа не отнимает у меня так много времени, так что я имею возможность сосредоточится на новом поп-проекте с одним по-настоящему интересным исполнителем из Лондона — это будет похоже на Touch and Go, но направление немного другое. Другим новым для меня направлением деятельности стало участие прошлым летом в крупном внестудийном проекте Eden 1*) в рамках фестиваля WOMAD.
Это было многослойное представление музыкальных текстов и собственно музыки, звучавших в бескрайних джунглях «биокупола», сооружения, которым славится проект Eden , расположившийся в английском графстве Корнуолл. Идея этого шоу заключалась в том, что музыка льется на слушателя прямо из-за деревьев и растений, пока вы бродите среди тропической растительности «Эдема».

SR: Хочется услышать из первых уст, как создавался Touch and Go.
DL: Проект Touch and Go начинался с «Would You..?» У нас была идея написать инструментальную музыку в латиноамериканском стиле, дополнив ее хорошим вокалом. Я всегда стремлюсь создавать не просто приятную музыку с хорошим текстом, я считаю, в основе любого проекта должна обязательно быть заложена определенная концепция или идея. Удачная идея — насколько у меня получается сделать ее такой — и в чем-то при этом необычная, с налетом юмора. Концепция «Would You..?» заключалась в том, что, если вы застенчивы и не решаетесь сказать симпатичному вам человеку напрямую, чего вы хотите, вы просто можете дать ему послушать эту композицию, и она сама все скажет за вас!
Огромный успех «Would You..? застал меня врасплох, у нас не было альбома, который мог бы последовать за этой композицией. Я сосредоточился на работе над новыми треками, из которых можно было бы составить альбом, по-прежнему стараясь, чтобы новые записи были не хуже и звучали не менее оригинально, потому что мне не хотелось, чтобы альбом стал просто поспешной попыткой заработать на успехе «Would You..?»
Концепция этого альбома эволюционировала по мере работы над ним, идея заключалась в том, что это должны были быть фразы, обрывки разговоров, которые вы обычно слышите в клубах, на модных вечеринках. Мы назвали этот стиль музыки «Jazz Pop». В традициях джаза — импровизация, развитие собственных идей на основе серии структурированных аккордов. Звук ведущих инструментов — в том виде, в котором вы его слышите в записи — я получил следующим образом. Я собрал джаз-музыкантов и предложил им исполнить импровизации на определенные музыкальные темы и ритмы. Затем я раздробил полученные записи на мелкие звуковые фрагменты (так же, как поступил и с вокальной партией) и переиграл их заново на клавиатуре [своего лэптопа] — так получились новые мелодии.

SR: Touch and Go приезжали к нам на гастроли в конце прошлого года. Все-таки у коллектива один состав или несколько? У нас тут много спорили на эту тему. Развейте слухи плз.
DL: Джим Линч играл на трубе в «Would You…?» и еще нескольких записях на компакт-диске, так что это просто отлично, что он войдет в состав Touch and Go Live. Точно также Ванесса обеспечила нам фантастический вокал, вы его тоже слышите в альбоме не один раз. Оба они участвуют во всех живых выступлениях Touch and Go.

SR: Планируете сделать Touch and Go-2?
DL: Как я уже сказал, в настоящий момент я работаю над новым проектом, он в чем-то напоминает T+G, но это другое.

SR: А со своим проектом Dreamcatcher вы выступаете?
DL: С Dreamcatcher я участвовал в проекте Eden прошлым летом, и в новых записях, которые я сделал, также были два или три трека из Dreamcatcher. Пару лет назад я исполнял Dreamcatcher на фестивале WOMAD в Сингапуре. Записи из Eden будут звучать в июле в качестве вступления на открытии фестиваля WOMAD в г. Рединг, Англия. Кроме того, я сделал пару ремиксов, которые попали в блестящий чилаут-сборник французского [клуба] «Buddah Bar».

SR: Dreamcatcher не стал суперпопулярным, но композиции из этого диска оказали влияние на многие проекты. Почему вы не стали развивать этот проект дальше?
DL: Мне всегда нравилось пробовать новое, какие-то другие направления, отличные от того, чем я занимался раньше.

SR: Какая мифология лежала в основе Dreamcatcher?
DL: Я в некотором роде создал собственную мифологию. У меня появилась идея — фантастически красивый и загадочный рай вне пределов нашего мира, куда вы можете отправиться и по которому вы можете бродить, слушая музыку. Он не напоминает ничего из того, что есть в нашем мире, но вы бы чувствовали себя там в безопасности, как у себя дома. После того, как работа над альбомом была завершена, Howard Moses, дизайнер обложек для видео- и компакт-дисков подал еще одну чрезвычайно привлекательную идею с этой китайской геометрической головоломкой, танграммой. Получилось, что Dreamcatcher — это большая удивительная головоломка, которую слушателю предстоит разгадать, и которая может принять любое воплощение, любую форму по желанию слушателя.

SR: Есть мнение, что направление world music сегодня уже никому не интересно. Так ли это?
DL: В общем смысле, термин «World» music вовсе не означает ее массовости, это дело вкуса. Людям обычно нравятся знакомые вещи, то, к чему они привыкли. Радио, ТВ и звукозаписывающие компании не хотят рисковать и выдают то, что нравится публике. Есть ведь потрясающие исполнители, работающие в стиле world music, и людям обязательно понравилось бы их творчество, если бы у них было больше времени, чтобы услышать эти работы и оценить по достоинству, но невозможно в одно мгновение изменить вкусы людей и принести новые звуки в мир музыки [которые сразу же полюбились бы всем].

SR: Расскажите, как вы сегодня работаете. В основном это — работа с сэмплами?
DL: Я продолжаю работать, как и всегда, с живыми записями музыкантов и вокалистов, которые я затем растягиваю, ужимаю, перекручиваю, что-то вырезаю, что-то добавляю, и с набором готовых сэмплов. В последнее время я активнее пользуюсь портативным компьютером, это здорово — иметь возможность работать в поезде, в Starbucks 2*), на кухонном столе, наконец! Мне нравится такая неформальная рабочая обстановка, и что не приходится все время находиться в студийном окружении.

SR: Домашняя студия у вас большая? Расскажите про нее плз.
DL: Лэптоп, конечно, взял на себя большую часть работы — эти технологии поражают и предоставляют большую свободу действий. Но я все еще часто работаю в своей домашней студии на Malvern hills, в самом центре Англии. Дома, вместе с семьей, я чувствую себя очень спокойно и уютно, и у меня открывается фантастический вид из окна студии на Уэльс и дальние горы. Пару дней в неделю я работаю в своей квартире и студии в центральном Лондоне, совсем рядом с Oxford Circus. Там мне нравится чувствовать суету Лондона, ощущать себя в центре событий. Обе мои студии обустроены одинаково, совсем просто, все делается на компьютере, и только для записи у меня имеются высококлассные микрофоны. Если вы будете внимательно слушать мой следующий альбом, возможно, вам удастся уловить, что запись сделана на фоне шума лондонской улицы!

SR: Расскажите про ваши музыкальные предпочтения. В их числе есть русские композиторы?
DL: Я люблю Мусоргского — я обычно слушал его в электронной аранжировке, выполненной японцем Isao Tomita, который в дни моей юности оказал на меня значительное влияние. Я люблю фантастически великолепную антемичную (anthemic) музыку и песнопения — Coldplay, Keane — их не настолько тяжело слушать, и при этом им удается затронуть души стольких людей по всему свету, это то, чего бы и мне хотелось достичь.

SR: Чем более неправильной и рваной является мелодия, тем более она интересна. Джазовые и свинговые корни сегодня снова становятся интересны. Как вы думаете, это надолго?
DL: Мне нравится свинг, я считаю, было бы замечательно, если бы свинг, его ритм, снова влился в мейнстрим, это было бы здорово. Джаз мне тоже нравится, блюзы, просто невероятно, какое количество песенных мелодий основываются на звукоряде блюза — та же «Would You». Все возвращается на круги своя. Музыка затрагивает самые основы нашей жизни, неудивительно, что ритмы и мелодии возвращаются снова и снова. Я надеюсь, джаз и свинг никуда не уйдут, а если уйдут — они вскоре вернутся.

SR: Как вы смотрите на уход современной музыки в сторону аутентичности?
DL: Лучшая музыка — это та, которая трогает вас, задевает какие-то струны в вашей душе. Это полностью личное ощущение, вполне возможно, что [музыка, которая нравится вам,] оставит равнодушными остальных. Есть современная музыка, способная чем-то вас зацепить, есть, которая не может этого сделать, — так было всегда, и, я думаю, так будет всегда.

SR: Что будет модным в музыке завтра, на ваш взгляд?
DL: Я!!!!

SR: Когда вернется Большой стиль в музыке?
DL: Дайте мне полгода!

SR: Вся ваша музыка оптимистична. Вы оптимист в жизни?
DL: Стараюсь им быть, хотя моей душе свойственна и меланхолия, печаль. Наверное, это пробиваются мои кельтские корни. Я стараюсь держать эту сторону своей души под замком, не хочется вгонять людей в депрессию…

SR: Заключительный вопрос — что бы вы пожелали начинающим музыкантам, каких ошибок избежать, на что обращать внимание?
DL: Не останавливайтесь! Сделайте все, на что вы способны, зайдите так далеко, как вы можете зайти, и потом продолжайте путь дальше. Наслаждайтесь, потому что это лучше, чем секс (почти что!).

Спасибо за это интервью,
Всем привет и удачи!

Май 2005

——————
Ссылки по теме:
Официальный сайт: http://www.davidlowemusic.com
Био на русском: http://www.specialradio.ru/i/dreamcatcher

ЧИТАТЬ ДРУГИЕ ИНТЕРВЬЮ >>>

Примечания:
1*) — Eden — райский сад (англ.) — прим. пер.
2*) — сеть кофеен — прим. пер.

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.