rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Гари Ньюмэна (Gary Numan)

Gary Numan

SR: Расскажите, пожалуйста, чем вы сегодня занимаетесь, над чем работаете.
GN: Я сейчас заканчиваю новый альбом под названием Jagged Halo. К июлю он будет записан, а в сентябре или октябре выйдет диск. Музыка, как и на трех предыдущих альбомах, будет в стиле довольно тяжелого индастриала. Сочетание громкой гитары и мрачного синтезатора. Как только альбом выйдет, я планирую поехать в тур. В последнее время живые концерты перед публикой — это то, что я люблю больше всего.

SR: Расскажите, пожалуйста, про книгу Пола Гудвина (Paul Goodwin, ‘Gary Numan: Electric Pioneer’, 2004) о вас: вы ее вместе с ним писали или это только его творчество?
GN: Книга была целиком и полностью написана Полом. Я не принимал никакого участия, только написал предисловие. Меня изумило количество информации, я, честно говоря, не знаю о половине тех релизов, которые он упоминает. Заокеанские релизы разных синглов и альбомов — я вообще не знал, что они выходили. Я теперь использую эту книгу как справочник по моей карьере. У меня очень плохая память, и если возникает вопрос о чем-то из прошлого, о чем я не помню, я нахожу ответ в книге. Так что книга меня сильно впечатлила.

Gary Numan
Обложка книги Пола Гудвина.

SR: Вопрос к вам как к пионеру электронного саунда: что такое синтимузыка (sinthmusic)? У нее есть свои каноны?
GN: Ну, это зависит от того, с кем вы разговариваете. Некоторые думают, что электронная музыка — только электронная, и все, никаких других инструментов. Некоторые считают, что она должна быть только экспериментальной и не следовать традиционной песенной структуре типа «куплет-припев-куплет». Я так не думаю. По-моему, лучше всего, когда электронная музыка соединяется с традиционным звучанием и инструментовкой. Смесь новой и старой технологий и эксперименты ради поиска нового звука — это самое захватывающее. Я люблю синтезаторы и сэмплеры, но я также люблю и гитары, барабаны и фортепиано. Если и есть какие-то особые правила применительно к этой музыке, то я о них ничего не знаю и, в любом случае, отказываюсь им следовать.
Поиск нового звучания — процесс долгий, поиск новых путей слияния звуков в общую музыкальную картину тоже процесс долгий, и правила, без сомнения, ограничивали бы твои возможности. Если что-то или кто-то говорит тебе: нужно делать это и нельзя делать то, это тебя ограничивает, не надо обращать на это внимания.

SR: Вы говорили, что вам интересен музыкальный эксперимент в чистом виде. Над чем вы сегодня экспериментируете?
GN: Я не думаю о себе как об экспериментаторе, в том смысле, что есть гораздо более радикальные музыканты. Однако я каждый год трачу несколько месяцев на создание новых звуков, и очень много времени провожу, размышляя, как использовать звуки, которые актуальны в современных элекро-роковых композициях, и стараюсь их как-то продвигать вперед, развивать. Если кому-то понравится какой-то отдельный звук на любом из моих альбомов, это для меня лучший комплимент. Создание звуков отличается от создания песен. Если хотите, создание звуков — это возможность, данная электронной музыкой, это относительно новое искусство в истории музыки, которое заслуживает признания, хотя не всегда его получает. Я иногда больше горжусь какими-то отдельными звуками в песне, нежели самой песней, потому что я знаю, сколько сил я вложил в этот звук или несколько звуков, тогда как мелодия или гармония песни в целом иногда появляются на свет легко и быстро.

Gary Numan

SR: Чем жестче и строже тот метод, который применяет композитор, тем больше чувствительности ему требуется, чтобы выразить себя. Вы следуете этому правилу?
GN: Я понимаю, о чем вы говорите. Метод может быть удобным для создания одного и того же, как на конвейере, и, может быть, некоторым артистам это и интересно, но здесь совершенно нет места для нового, для развития, а ведь нужно время от времени пробовать новые идеи. Метод убивает эксперименты любого рода.

SR: Хорошая музыка оказывает лечебное воздействие на людей. Вы согласны с этим?
GN: Если вы имеете в виду полезное воздействие, то я соглашусь. Я, правда, не уверен, что можно говорить только о хорошей музыке. То, что я считаю хорошей музыкой, наверное, сильно отличается от той музыки, которую любит мой отец, у нас у всех разные вкусы, и никто не может сказать, что эта музыка хороша для всех. Мне кажется, если кто-то наслаждается музыкой любого рода, это позитивный момент его жизни. За исключением, наверное, тех из нас, кто ее пишет. Потому что для нас это может быть очень напряженной и даже разрушительной частью жизни. Когда я пытаюсь написать что-то новое, непохожее на старое, у меня гораздо больше плохих дней, чем хороших. И так снова и снова, год за годом. И все же мы продолжаем этим заниматься, так что я думаю, это скорее необходимость, нежели удовольствие. Своего рода освобождение. Это почти как если мы пишем, чтобы снять напряжение, которое возникает оттого, что мы пишем. Это либо счастливый, либо порочный замкнутый круг. Возможно, это зависит от того, в каком настроении ты встал сегодня утром. Сегодня я счастливом круге.

SR: В каком мире вы не хотели бы жить?
GN: Я не совсем уверен, что хотел бы жить в любом из миров, населенном людьми. Если бы у меня был выбор. Мы не очень милые создания, не так ли? Мы очень странное противоречие. Способны на невероятную смелость и доброту, самые удивительные творения в науке и искусстве. И в то же время более дикие и жестокие, чем любое создание на земле. Самый сильный страх, какой мы испытываем, почти в любом уголке мира, — страх того, что другие люди могут сделать с нами или людьми, которых мы любим. Если это не касается работы, я стараюсь жить в своем маленьком мире и держаться от настоящего как можно дальше.

SR: Какая ложь сегодня нужна людям?
GN: Что по натуре люди добры. Я не верю в это. Терроризм — каждодневная часть нашей жизни, и война до сих пор — обычное дело, убийства и жестокость — на каждом углу. Я думаю, сегодня людям, как никогда раньше, хочется верить в доброту человеческого рода. Хотя для некоторых людей эта самая жестокая реальность и есть причина, почему им так трудно поверить, что человек, возможно, в основе свой добр. Во всяком случае, мне трудно в это поверить.

SR: Как называется тот саунд, в котором вы сегодня существуете?
GN: Бэббл. Смешение детского лепетания и нормальной разговорной речи, превращенное в кодовые слова, которые либо неправильно понимаешь, либо просто не обращаешь внимания.

Gary Numan
Гэри Ньюмэн с дочкой Рэйвен.

SR: Что в музыкальной атмосфере 70-х было такого, чего нет сегодня?
GN: Сегодня определенно не хватает индивидуальности. Есть несколько, но их немного, артистов, которые обладают уникальным, только им свойственным звуком и стилем. По большей же части каждая музыкальная группа становится в ряд ей подобных. Они одинаково выглядят, звучат и говорят одни и те же вещи. Очень немногие, все же такие есть, идут своим собственным путем. По большей части, я думаю, в этом виновата политика звукозаписывающих компаний, остальная вина лежит на радио, во всяком случае в Великобритании. Многие звукозаписывающие лейблы чрезвычайно неохотно подписывают контракты с музыкантами, чья музыка не похожа на ту, что крутят на радио. А как только случается чей-то прорыв, все компании пытаются найти свою версию того же самого. Это как с автомобилями. Одна компания выпускает модель, которая чуть-чуть отличается от предыдущей, а все остальные копируют дизайн. В результате — очень медленное развитие, безо всякого риска, и в каждом автопарке мира рядами стоят машины, похожие одна на другую, на которых не задерживается взгляд. То же самое сегодня и в музыке.

SR: У вас много последователей и подражателей. Назовите тех, кто из них вам нравится.
GN: Я обожаю Nine Inch Nails и Мэрилина Мэнсона, они оба писали каверы на мои песни, но, честно говоря, их было так много, что довольно трудно выбрать любимые. Я очень горжусь тем, что так много людей перепевают мои песни или используют сэмплы из них, и когда люди говорят, что я на них сильно повлиял, это, конечно, очень лестно. Любому, кто играет музыку и любит то, что я сделал, что делаю сейчас, кому это помогает хотя бы как-то, я могу лишь сказать, что я сам делаю то же самое. Я слушаю все, постоянно, я все еще учусь у других, ищу новые пути. Так оно и должно быть. Мы должны учиться друг у друга. Я ненавижу, когда какая-нибудь группа заявляет, что она абсолютно оригинальна. Я в это не верю. Я верю, что, как только ты начинаешь слушать музыку, ты оказываешься под ее влиянием — в той или иной степени. Ты можешь ее любить, ей подражать или, может быть, ненавидеть и не хотеть делать такую музыку. Но ты все равно под ее влиянием, так что абсолютная оригинальность — это миф. Мы всегда находимся под воздействием чего-нибудь — с того самого момента, как родились. Все является вариацией того, что уже было — более высокого или более низкого уровня. Лучшее, что мы можем делать, это стараться быть максимально уникальными, смешивая оказываемое на нас влияние с нашими собственными идеями.

SR: Недавно вышел DVD с вашим концертом. Вы выглядели довольным на концерте. Что это был за концерт, расскажите.
GN: По большому счету, это был обычный концерт Гэри Ньюмэна. Я и мои музыканты в последнее время обычно так выглядим и звучим. Единственным отличием был тот факт, что за день до концерта у меня родилась дочь Рэйвен. Поклонники знают, что я и моя жена многие годы пытались завести ребенка и все время мы сталкивались с ужасными проблемами. Рождение Рэйвен и возможность на следующий же день поделиться такой радостью с кучей народа придали этому концерту замечательную атмосферу. Я изо всех сил пытался оставаться крутым и агрессивным на сцене, но был слишком счастлив и постоянно улыбался. Для меня это был изумительный, очень эмоциональный вечер. Многие мои песни очень мрачные и тяжелые и их трудно было сыграть правильно, ведь я чувствовал себя таким невероятно счастливым. На DVD вошло 20 песен — и самых старых, и написанных в недавние годы, но очень мало песен из среднего периода. Я не в восторге от своего «среднего» периода. Еще мы сыграли абсолютно новую песню с готовящегося альбома Jagged Halo, а еще на диске есть часовое закулисное интервью со мной и музыкантами.

SR: Вы в основном общаетесь с поклонниками через свой сайт. Расскажите про него. Вы сами ведете свой сайт?
GN: У меня есть свой сайт на www.numan.co.uk, он называется NuWorld. Он основан в 1995 году. Я сам научился работе с html и медленно, методом проб и ошибок, собрал сайт воедино. NuWorld — это прекрасный способ пожать руку всем своим поклонникам. Этот сайт чрезвычайно поддерживал мою карьеру и помогал ей развиваться в течение последних десяти лет. Я сам веду сайт, один. Я создаю графику, сам все оформляю и пишу все тексты. Мне это очень нравится. Это очень помогает мне быть в курсе того, что люди думают о моей работе. На сайте есть возможность послушать музыку и посмотреть видеоклипы. Время от времени я выкладываю новые песни, еще на сайте есть магазин, где фаны могут купить все, от DVD, альбомов до футболок, есть архив рассылок. Но создан, в общем-то, сайт для новостей. Я избегаю слухов любого рода и рассказываю в режиме онлайн о том, что я сейчас делаю, какие у меня планы и так далее.

SR: Как ваше увлечение самолетами: вы продолжаете на них летать?
GN: Не так часто, как раньше. Многие годы я был членом летной команды, мы устраивали шоу высшего пилотажа по всей Европе, летали на самолетах времен Второй мировой войны. Одно время я даже преподавал высший пилотаж. Но, к сожалению, такого рода полеты очень опасны, и большая часть нашей команды и много-много друзей погибли в катастрофах. Сейчас моя жена запрещает мне участвовать в авиашоу, и я понимаю ее чувства. Мой брат тоже пилот, выступает в шоу, и я все время за него волнуюсь, так что я понимаю, что чувствует моя жена. Сегодня я просто летаю на более безопасных самолетах.

Gary Numan

SR: Традиционный для «Специального Радио» завершающий вопрос. Ваши советы начинающим музыкантам: каких ошибок избежать, на что обращать внимание.
GN: Играйте. Самая лучшая в мире вещь — играть музыку. Даже если к вам не пришел успех, все равно нет ничего лучше. Путешествия по стране или, если повезет, по всему миру, возможность играть свою музыку для людей, видеть и переживать моменты, о которых другие люди не могут даже мечтать — я это обожаю. И это стоит всех жертв, которые вам, возможно, придется принести. И вы будете жить с мыслью, что в любой момент ваша мечта может стать явью. Вы можете этого добиться, достичь огромного успеха и насладиться всем, что может предложить вам мир. Но вам надо быть очень сильными, чтобы противостоять неизбежным препятствиям, вам понадобится почти всепоглощающая самоотдача и преданность делу. Вы должны помнить всех, кто поможет вам, и никогда не переставать быть им благодарными, вне зависимости от того, какого успеха вы добьетесь.
Самое важное — это поклонники. Они всё, они ваша кровь. Никогда не смотрите на них сверху вниз, всегда находите для них время, всегда помните, как сильно они вам нужны и всегда помните, что среди них есть звезды завтрашнего дня. И никогда не думайте, что вы лучше них. Мы просто люди, которым повезло чуть больше, чем остальным.

— Спасибо за это интервью, привет тебе, Гэри и удачи!
— До Свидания.

Апрель 2005

Фото с сайта http://www.numan.co.uk
————————
Ссылки по теме:
Официальный сайт: http://www.numan.co.uk
Био: http://www.specialradio.ru/i/gary_numan
Еще био: http://www.feelee.ru/artist.php?show=artists.feelee.numan&artist_tab=history
Неофициальный сайт: http://www.pure-darkness.freeserve.co.uk

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.