rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

ИГОРЬ МОРОЗОВ: АВТОМАТ И ГИТАРА. Интервью по поводу…

Конкурс «Specialradio-17» — 2 место апреля 2017 года

Анатолий   БЕЗНОЩЕНКО

15 февраля исполнилось 28 лет с момента вывода советских войск из Афганистана. А война на территории дружественной в то время для нас страны началась 27 декабря 1979 года. Тогда группа спецподразделения КГБ СССР «Каскад»» штурмом взяла дворец Амина.
Сегодня в гостях у «Боевого братства» боец отрядов «Каскад» и «Вымпел», участник афганских событий, кавалер боевых орденов и медалей, член Союза писателей России Игорь Морозов. Он автор и исполнитель популярных песен – «Батальонная разведка», «Мы уходим, уходим…», «Дождь идет в горах Афгана», «Вот опять летим мы на задание», «Автомат и гитара», и многих других. А некоторые песни стали визитной карточкой группы «Голубые береты».
Наша справка: Игорь Николаевич Морозов родился 22 мая 1951 года в Москве, поэт, композитор, ветеран афганской войны, боец отрядов «Каскад» и «Вымпел» Комитета государственной безопасности (КГБ) СССР, полковник КГБ в отставке. Имеет четыре высших образования.
Родился в семье военных: отец — Николай Петрович Морозов, полковник Главного разведывательного управления, мать — Зоя Михайловна Морозова, офицер советской внешней разведки. Только после смерти матери узнал от отца, кем она в действительности работала 30 лет.
Окончил музыкальную школу по классу баяна, увлекался игрой на гитаре. В 15 лет написал свою первую песню.
В 1969—1975 годах учился в Московском высшем техническом училище имени Н. Э. Баумана, где получил и военную специальность — «конструктор-механик боевых гусеничных и колёсных машин».
После окончания училища Морозов, развитый физически (кандидат в мастера спорта по боксу) и хорошо знавший английский язык, был по инициативе отца рекомендован для работы в КГБ СССР. Однако процесс проверок и оформления занял два года, и в это время Морозов работал инженером-конструктором в ОКБ-40, разрабатывал насосы высокого давления для БМП-2 и занимался усовершенствованием водомётов для бронетранспортёров.
1 августа 1977 года был уволен из ОКБ-40 «в связи с призывом в Вооружённые Силы СССР» и поступил на высшие контрразведывательные курсы Высшей Краснознамённой Школы КГБ СССР имени Ф. Э. Дзержинского (ВКШ) для слушателей со знанием иностранных языков. Был одним из многих оперативных уполномоченных, привлечённых для расследования террористического акта в московском метрополитене в 1977 году, получил благодарность от тогдашнего председателя КГБ Юрия Андропова.[2] По окончании ВКШ в 1979 году был назначен младшим оперативным сотрудником Второго главного управления КГБ СССР (контрразведка). В декабре 1981 года перешёл в Первое главное управление КГБ СССР (внешняя разведка), а позже получил направление в Афганистан.
С апреля 1982 по март 1983 года находился в афганском городе Файзабаде (провинция Бадахшан), где был командиром диверсионно-разведывательной группы «Бадахшан» отряда «Каскад» КГБ СССР. В 1988 и 1989 году в составе «Вымпела» ещё трижды летал в Афганистан со спецзаданием по обеспечению безопасности вывода советских войск. За выполнение задания был награждён орденом Красной Звезды.
С 1988 по 1991 год — один из членов коллектива исполнителей «афганских» песен «Шурави» (позднее — «Группа специального назначения»).
7 апреля 1992 года уволен в запас в звании полковника КГБ. После увольнения в запас три года был московским автором военно-аналитической программы «Сигнал» на радио «Свободная Европа», пока в 1995 году штаб-квартира не переехала в Прагу. В том же году уехал из Москвы и перебрался на «родину предков» в деревню. Окончил Литературный институт имени М. Горького.
В 1995 году принят в Союз писателей России, опубликовал сборник стихов и песен «Помяни нас, Россия…».
Жена Ольга, два сына.
— Скажите, война в Афганистане и Великая Отечественная война – они имеют для вас какую – то связь?
— Несомненно! 75 лет назад воевал мой отец, а в Афганистане пришлось уже мне…
Николай Петович Морозов был командиром — разведчиком 172-й Гвардейской дивизии, кавалером 48 орденов и медалей, в том числе ордена Богдана Хмельницкого за номером 14.
Во время войны принимал участие в десантировании на партизанскую базу Дмитрия Медведева и обеспечении выхода в город легендарного разведчика Николая Кузнецова. Почётный гражданин двух городов на Западе Украины, которые освобождал. После войны служил во внешней разведке, был полковником Главного разведывательного управления. Он являлся почетным гражданином двух городов на Украине, была там и улица имени Мыколы Морозова…
Уж скоро год, как кончилась война,
Война девятилетняя на юге…
Живет другими бедами страна,
Иные в ней ветра, иные вьюги.
Мы так свободно стали говорить-
На гласность узаконенная мода!
Вот только бы при этом не забыть,
Какой ценой оплачена свобода!
— В вашей «Балладе о побратиме» есть строки:
… «Мы по капельке крови смешали в стакан и разбавили спиртом с водою, а начальник разведки – седой капитан, был при всем тамадою!» Скажите, это случай реальный?
— Это действительность тех лет. Так было на самом деле. Меня редко чем можно удивить, я прошел через все это, испытал на себе. О пережитом, увиденном и осмысленном у меня написана книга.
У фронтового поэта С. Гудзенко тоже есть строки, обжигающие своим реализмом: «Бой был коротким, а потом глушили водку ледяную, и выковыривал ножом из – под ногтей я кровь чужую!»
В Афганистане
Написать такие строки, сидя в благодатной тиши кабинета, просто невозможно. Недаром Владимир Высоцкий любил это стихотворение и часто читал его на своих концертах — встречах-
— Вы из семьи военного. Определило ли это в чем — то Вашу судьбу? Как тогда, в детстве, вам представлялась Ваша будущая жизнь? О чем мечталось, какие были интересы, увлечения?
— По крови и по духу я — русский воин. Офицерский чин просто определяет мой уровень подготовки и положение в воинской иерархии. В детстве моя будущая жизнь мне не представлялась никак. А кому представлялась? Кто, 12-14-ти лет от роду, уже представляет, как и кем он жизнь закончит, тот пусть первым бросит в меня камень. Я думаю, лет до 16-ти мы вообще пытаемся жить жизнью нами же выдуманных героев. Моими героями были геологи, великие воины, флибустьеры и прочие искатели приключений на свою… не боюсь этого слова… голову. Интересы и увлечения? Увлекался игрой на баяне, игрой на гитаре. Самый главный мой интерес по сию пору — история Руси…
— К какому историческому периоду вы испытываете интерес или симпатию?
Мне более близок по духу период, когда офицерская честь значила гораздо больше, чем просто слова! Были истинные патриоты, которые хотели России процветания, мира, покоя, но так уж случилось, что им предопределено было уйти с исторической сцены. Я написал стихотворение «Бег», где постарался выразить состояние духа русских людей, обреченных на изгнание…
— Вы пишите только на военную тему или в вашем творчестве есть и лирика?
— Я пишу о том, что более всего ложится на душу, если так можно выразиться…
Пламя костра подождите тушить,
Лучше добавьте огня!
Мне еще многое надо спросить
Ту, что напротив меня!
— А какое из ваших стихотворений больше всего нравится вашей жене Ольге?
— Я могу точно сказать, какое ей не нравится.

Прости, что я не добежал
До вражеского дзота!
За сто шагов в прицел попал
Чужого пулемета
Прости зато, что в том бою не думал о тебе!
В чужой стране, в чужом краю,
На выжженной земле…
— А что было потом, после войны? Чем занимаетесь сегодня?
— После войны были другие войны: Приднестровье, Абхазия. Но я уже был свободен (с 7.04.92г. уволен в запас). На чеченскую войну не пошел, хотя и звали. По классическому военному определению это — гражданская война. От себя лично могу добавить — война, организованная беспородной интернациональной сволочью ради своих шкурных интересов, но за наш счет, нашу кровь и жизни наших детей. Это мы уже проходили с 1917 по 1922 годы. А разведчик-диверсант, как сапер, ошибается только один раз. В «спортивные» игры типа «серийных прыжков с крыши сарая на грабли» тоже не играю
— Игорь Николаевич, что вы можете пожелать жителям Северного Кавказа, среди которых немало поклонников вашего творчества и соратникам, прошедших пыльными дорогами трудный военный путь?
— Дорогие друзья! Пользуясь случаем, хочу пожелать всем Мира, Здоровья, Удачи! Остальное все — только лишь приложение.
АВТОМАТ И ГИТАРА

Автомат и гитара
На афганской войне.
Кто-то скажет: Не пара,
Там романтики нет.
Я не спорю, поверьте,
Но хотел бы спросить:
Вам когда-нибудь в рейды
Доводилось ходить?
Вы считали недели
До отлета домой,
Вы когда-нибудь ели
Сухпаек фронтовой.
Не в туристских походах,
Не в лесу у костра,
Там беднее природа
И сильнее ветра.

Там пылают пожары
И в жестоком бою
Громче всякой гитары
Сами скалы поют.
Вам знакома усталость
После трудного дня?
Если это случалось,
Вы поймете меня.

Да, романтики нету,
Есть работа и кровь.
Кто-то верил в победу,
Кто-то верил в любовь,
Кто-то знал, что вернется,
Да упал под огнем.
И струной отзовется
Наша память о нем.

Не изучены свойства
Наших душ на войне.
Кто-то бредил геройством,
А мы пели про снег.
Про края, где родились,
Да про шорох берез,
И совсем не стыдились
С пылью смешанных слез.

Вам, не ведавшим, вроде,
Нет причины тужить,
Вы спокойно живете,
Нам уж так не прожить.
Нам не выйти из боя,
Не вернуться назад
И гитар не настроить
На лирический лад.

Боевые гитары,
Я вам песню пою.
Да, гитара не пара
Автомату в бою.
Но, поправ все законы
В этом мире скупом,
Вы горели в колоннах
Заодно с игроком.

Вас дырявили пули
И осколки секли,
Грифы тонкие гнули,
Да сломать не смогли.
И вдали от Союза
Вы в руках у солдат
Доказали, что музы
На войне не молчат.

Вы спокойно живете,
Нам уж так не прожить.
Нам не выйти из боя,
Не вернуться назад
И гитар не настроить
На лирический лад.
Боевые гитары,
Я вам песню пою.
Да, гитара не пара
Автомату в бою.
Но, поправ все законы
В этом мире скупом,
Вы горели в колоннах
Заодно с игроком.
Вас дырявили пули
И осколки секли,
Грифы тонкие гнули,
Да сломать не смогли.
И вдали от Союза
Вы в руках у солдат
Доказали, что музы
На войне не молчат.

Анатолий БЕЗНОЩЕНКО

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.