rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Интервью с Еленой и Александром Мурзаковыми

 

Есть артисты, на концертах которых возникает ощущение несоответствия картинки и звука. В очередной раз я задумалась об этом, когда впервые услышала Мурзаковых. С виду хрупкая и миниатюрная Елена и невысокого роста Александр играли на фестивале искусств «Малахов камень». Их гитара и клавиши создавали плотную и мощную волну звука, без единой прорехи в музыкальном полотне. Сочетание кристально чистого женского вокала с бархатным мужским голосом только усиливало впечатление от происходящего на фестивальной сцене. С трудом верилось, что такое под силу двоим. В их выступлении было всё: невероятно сильная музыка, глубокие смысловые тексты, непринуждённое общение со зрителями…

Какой же огромной была моя радость, когда появилась возможность поговорить с этими музыкантами.

— Как вы сами характеризуете своё творчество? В каком стиле играете?

Александр: Мы сами называем его прог-фолк-рок, но, на самом деле, каждая группа придумывает себе свой стиль. Вот и мы тоже придумали такой виртуальный стиль, в котором играем. То есть это прогрессив, плюс британский фолк-рок, с элементами классики, потому что Лена – классическая пианистка, без этого никуда.

— Хотелось бы услышать вашу историю. Как вы встретились? Как решили играть вместе? Было ли что-то за плечами у каждого до совместного творчества?

Елена: Так получилось, что у каждого за плечами был свой творческий путь. У Саши были свои группы, у меня – свои.

Александр: Потом на одном концерте мы познакомились, через два года поженились, а ещё через год начали играть вместе.

— Я знаю, что вы долгое время жили в Таганроге. С чем связан переезд в Краснодар? Нет ли сожалений по этому поводу?

Александр: Мы сначала жили в Москве и Петербурге, потом вместе в Петербурге, потом в Таганроге, потом переехали в Краснодар. Мы – люди, постоянно ищущие интересную творческую работу. Питер – отличный город, но там очень плохая погода. Человеку с юга там очень тяжело жить.

— Кто в «Му(р)здуэте» пишет тексты, кто занимается аранжировками?

Александр: Тексты пишем отдельно: я – свои, Лена – свои. Аранжировками на свои песни занимаюсь я обычно, а Лена делает аранжировки своих песен.

Елена: В последнее время мы стараемся объединить наши усилия в плане аранжировок и всего остального.

Александр: Поэтому у нас такое совместное и индивидуальное творчество.

— Кто в вашей группе является «фундаментом»?

Елена: Семья.

Александр: Да, семья. В семье тоже есть иерархия, на самом деле. Но семейные отношения – вот главное.

— Деятельность каких музыкальных коллективов повлияла на ваше творчество?

Александр: Ну, наверное, «Jethro Tull», «Урфин Джюс», «Van der Graaf Generator», то есть британский прог, акустический британский фолк-рок.

Елена: Это у Саши такое влияние, а у меня всё проще, это скорее русский рок — я большая любительница «Аквариума». И, конечно, классическая музыка, как самое главное вообще.

— Боюсь предположить, как из русского рока получилось то, что играешь ты? Как-то ты по-своему его интерпретировала.

Елена: Я же говорю, главное – сочетание с классической музыкой. Русский рок – это скорее тексты, особое состояние… А весь масштаб идёт из классики.

— Всегда интересно, чем музыканты занимаются помимо музыки. Вы где-то работаете? Или музыка – это ваша основная деятельность?

Елена: У меня – основная деятельность. Я работаю концертмейстером в Краснодаре в музыкальном эстетическом центре, где аккомпанирую на фортепиано. Работаю с детьми.

Александр: У Лены мечта преподавать в консерватории. Она как раз закончила аспирантуру Санкт-Петербургской консерватории. А я переводчик, преподаватель английского языка, кандидат филологических наук. То есть, я — любитель, а Лена – профессионал.

— Что вдохновляет вас на творчество? Откуда черпаете идеи?

Александр: В плане текстов – это отражение каких-то внутренних переживаний, а в музыке – жизнь и, наверное, возможность принести какую-то пользу.

— Как создаются ваши песни? Что первично тексты или музыка? Или одновременно всё рождается?

Александр: Это органическое единство, конечно. Всё вместе, «в сплаве», как у древних греков, как мелодекламация. Сакральные вещи, они не просто произносятся, а произносятся речитативом, распевно, с определёнными попевками. То есть текст и музыка связаны, не стоит их разделять. Поэтому публиковать стихи рок-поэтов – это плохая идея. И многие, кстати, против. Мы пишем не стихи, мы пишем тексты.

— Есть мнение, что пенсионный возраст рок-музыкантов – 27 лет, но многие остаются на сцене значительно дольше. К примеру, Генри Роллинз в свободное от музыки время вдохновляется здоровым образом жизни. А как у вас со спортом складываются отношения?

Елена: Ну так, немного, по настроению…

— Расскажите о ваших сторонних увлечениях. Чем занимаетесь в свободное от музыки и основных работ время? Может, коллекционируете что-то?

Александр: Чтением книг и просмотром арт-хауса, в основном этим и занимаемся. А коллекционируем…

Елена: Аппаратуру!

Александр: Да, аппаратуру мы коллекционируем, кстати. Хорошие колонки, хорошие стойки, всяческие пульты. Ну, это то, что нам нужно.

Елена: Принимаем в дар (смеётся).

— Что интересного и значимого произошло в вашей творческой жизни в 2017 году?

Александр: Самым важным событием в творческом и жизненном планах для нас стало расширение состава. Наконец-то у нас появился ещё один участник, который принимает непосредственное и самое живое участие в нашей работе. Тот факт, что недавно ему исполнилось всего 8 месяцев, нас совершенно не смущает. Надеемся, что в итоге наш сын Андрей усилит ритмическую секцию и будет играть на барабанах, хотя кто знает…

— Пишутся ли сейчас новые песни? Планируете ли выпуск альбома в ближайшее время?

Александр: Мы оборудовали небольшую студию и на данный момент записали EPшку из 3-х песен, которую вот-вот планируем свести и выпустить, после чего приступим к чистовой записи первого альбома. Последние полгода в студии я занимался черновыми аранжировками, и сейчас уже практически всё готово, остаётся только запись и сведение. Может быть, успеем выпуститься уже в этом году. Альбом будет «псевдоконцептуальным», если говорить в терминах рок-музыки, а по сути сделан в форме классической сонатной формы с большими отделами, главной и побочной партиями и системой лейтмотивов. Основная тема – соотношение судьбы и свободы человека, которые соответственно будут взаимодействовать в рамках конфликта обеих партий. Из готовых продуктов в этом году вышел у нас небольшой концертник из 4-х песен, который можно послушать на нашем сайте http://murzakof.ru/ или в группе в контакте https://vk.com/murzakof.

— Часто ли сейчас даёте концерты? Произошло ли что-то с вашей музыкой в последнее время? Какие изменения она претерпела?

Александр: В связи с рождением сына концерты мы пока не играем и вообще пересматриваем концепцию концертной деятельности в рамках дуэта. С одной стороны, мы стремимся к утяжелению ритм-секции и усложнению концертных аранжировок, с другой стороны, не хочется ввязываться в бесконечную чехарду с составом, которая неизбежна из-за наших постоянных переездов и которая приведёт к потере «маленькой мобильной разумной единицы», о которой говорил Робет Фриппп. Поэтому мы работаем над новыми аранжировками концертных вещей с секвенсорами и драм-машинами. Конечно, есть опасность утратить акустический драйв и импровизационность живой группы, но это вызов, который надо принять. У нас есть идеи, как подойти к этой проблеме и надеюсь, что вы сможете оценить, как мы с этим справимся (или нет), уже на ближайших концертах.

— Пусть всё получится. Желаю вам удачи и благодарю за беседу.

Беседовала Антонина Малышкина

 г. Новочеркасск, 2017 г.

 

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.