rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Интервью с Ксений Островской, вокалисткой коллектива Princesse Angine

 Конкурс «Specialradio-17» — 3 место июля 2017 года

Анна Федорова

 

Ксения, у группы Princesse Angine достаточно большой состав, в нем музыканты из четырех разных стран, и все они профессионалы. В том числе, несколько преподавателей Венской консерватории.

Как это все влияет на творческий процесс, помогает или мешает?

Это нормально. Это значит, что все люди взрослые, с профессиональным подходом к делу. Это не то, что сейчас я хочу – играю, не хочу – не играю, или – «ой, а что это мы тут написали?», или «а что это мы тут играем?» У людей высокоразвитое чувство ответственности. Естественно, при таком большом составе у нас очень большие проблемы с координацией. Поскольку мы зависим от экзаменов у студентов, от того, кто как преподает. Приходится ориентироваться на расписание каждого.

В самом начале работы мы пытались зафиксировать время репетиций, но поняли, что в нашем случае это не работает. Поскольку все музыканты активно участвуют в разных проектах, и, если у музыканта на репетиционный день выпадает концерт, то репетиция отменяется. В результате от четкого расписания нам пришлось отказаться. Теперь мы планируем репетиции под конкретный концерт, примерно за две недели ставим плотно несколько репетиций.

Или, допустим, когда мы пишем альбом, то смотрим, у кого когда какие гастроли. И, если кто-то из наших музыкантов, допустим, в Китае… или в Корее, в России или в Испании, соответственно, выстраиваем расписание так, чтобы все могли. Это постоянно плавающий график, да. Но оно только так может работать.

Приезжая на гастроли в Россию, ты регулярно сталкиваешься с задачей поиска музыкантов на месте под конкретный концерт. Как и почему это происходит?

Происходит это по одной простой причине – мне бы хотелось играть здесь чаще, чем это позволяют временные возможности моих музыкантов. Но нет смысла везти сюда состав даже в четыре человека на один или на два концерта. А иногда бывает необходимость выступить где-то в одном месте. И тогда приходится искать музыкантов на месте. Раньше я занималась этим регулярно, пока не было постоянного состава Princesse Angine, сейчас все происходит в более организованном режиме.

Как часто вы приезжаете в Россию и где уже выступали?

В Россию мы ездим минимум два раза в год, максимум – четыре. Поскольку для себя мы решили, что работаем на русскоязычного слушателя, соответственно, нам нужно ездить сюда. Где мы были… о!

Мы объехали весь Урал, уже неоднократно. Только что отыграли концерты в Екатеринбурге, в Челябинске, в Перми, до этого мы были в Миассе, чуть позже играем в Ижевске, на фестивале YLEТАЙ.

Кроме того, мы были в Центральной России, играли в Самаре, в Пензе, довольно много катались по Золотому кольцу, один раз добирались до Смоленска.

Один раз мы были в Калининграде. Это эпическая история, как мы ехали 19 часов туда на машине, сами, и 21 час обратно, чтобы отыграть сорок минут на фестивале.

Иногда мне кажется, что мы видели больше, чем некоторое количество народа, которое живет, скажем, в Питере, и никуда не ездит!

Ты самостоятельно занимаешься организацией гастролей Princesse Angine, расскажи об этом.

Начинала я все делать полностью сама.

Сейчас у нас есть, фактически, директор, как мы говорим – «директор детей», – Катя Пронкина в Москве, которая тратит уйму времени и сил на организацию наших концертов. Она у нас практически пятый битл, часть нашей команды. Это не коммерческая организация, это не концертное агентство, нет, мы все делаем сами.

Чего тебе больше всего не хватает во всей этой работе, или что могло бы помочь, освободить время?

Медийной поддержки.

Если бы у нас были возможности, или был кто-то, кто занимался бы рекламой, знал, как это делать, у кого были бы выходы на СМИ… Ну, тут я не скажу ничего нового, спроси любую молодую группу, тебе все скажут – первое, что нужно, это медийная поддержка. Которую организовать крайне сложно.

Потому что вот ты приходишь такой красивый с улицы и пишешь главному редактору журнала «Афиша». И какой ты будешь по счету у этого главного редактора «Афиши» за этот день?..

С одной стороны, да, но чуть раньше ты говорила о том, что вы объехали всю Сибирь, Золотое кольцо, выступали в Австрии, Чехии и Германии – и при этом ты называешь себя «человеком с улицы».

Но так и есть! То, что мы объехали всю Сибирь, это все силами инициативных людей. Фанатов, поклонников нашего творчества. Это не концертное агентство, которое организовывает нам тур, обеспечивает рекламу, и в результате все мы благополучно на этом зарабатываем.

Насколько я знаю наши альтернативные группы, насколько я знаю альтернативные группы на Западе – пока на вас никто не может заработать, вы никому не интересны.

Когда ты говоришь «мы никому не интересны», хочется спросить – кто же тогда уже три года ходит в России на ваши концерты??

Ну, хорошо – в Екатеринбурге, в котором население полтора миллиона человек, мы собираем сорок человек на концерте. Это же смешно.

Но живете вы при этом в Вене, а не в Екатеринбурге!

Да. Просто, грубо говоря… это же не бизнес. Для тех людей, кто занимается именно музыкальным бизнесом, зарабатывает на организации концертов, наши концерты неинтересны. А для того, чтобы мы стали им интересны, нам нужна медийная поддержка.

Просто я отдаю себе отчет в том, что, да, я повезу пять профессиональных музыкантов с собой на Урал, в нечеловеческих условиях… Это действительно профессионалы, которые по десять-пятнадцать лет жизни отдали музыке, которые зарабатывают музыкой, которые играют в оркестрах.

Периодически от нас кто-то уходит, и я их прекрасно понимаю. Потому что пятый раз ехать на гастроли в Россию – это уже не экзотика, это не туризм!! Когда ты неделю спишь по плацкартным вагонам, ешь, если успеваешь, таскаешь на себе инструменты, живешь по впискам и играешь в каких-нибудь маленьких клубах, но при этом каждый раз ты должна выйти на сцену – опа – и ПРИНЦЕССА!..

А еще у тебя должен голос работать нормально, и вообще, ты должен быть в хорошей физической форме, чтобы качественно, хорошо играть концерты. А у тебя даже о чистых волосах речи нет, не то, что о физической форме.

Это не здОрово, честно. Просто я воспринимаю это, как работу. Когда ты приходишь в какую-нибудь фирму, тебя ставят кофе носить, на почту бегать, или что-то типа того. Я рассматриваю это так же. Это некоторая карьерная лестница. Мы – молодая альтернативная группа, на то мы можем претендовать?.. На то, чтобы бегать за кофе.

Но я надеюсь, что это процесс, и постепенно он будет становиться лучше.

Вопросы задавала Анна Федорова

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.