rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Klaus Schulze

КЛАУС ШУЛЬЦЕ: «Рок-н-ролл был изобретен в России в 1954 году». Интервью с серьёзным автором и исполнителем собственной музыки.

Клаус Шульце

SR: Вы были известны в России еще до перестройки довольно узкому кругу любителей «продвинутой» музыки, но ваше имя знакомо, наверное, каждому, кто знает историю электронной музыки. У Вас здесь есть свои фанаты. Сотрудничаете ли вы с какими-либо российскими студиями звукозаписи?
KS: Нет. Я доволен сотрудничеством со студиями здесь, с ними я работаю уже на протяжении тридцати лет.

SR: Многие ваши альбомы — тревожные по своему внутреннему содержанию…
KS: Я думаю иначе о своей музыке. АБСОЛЮТНО иначе. Реакция журналистов и фанатов на «большинство моих альбомов» на протяжении последних тридцати лет также разительно отличается от вашего мнения. Вы точно говорите обо мне — это я, «Клаус Шульце»? 🙂

SR: …Нет, это просто значит, что реакция на ваше творчество абсолютно неадекватна. Что ж, тогда получается, что вы не можете контролировать страх и треволнения, которые испытываете?
KS: Если бы я «не мог контролировать свои эмоции», я не смог бы работать. И это применимо к любой профессии, равно как и к профессии музыканта. Чтобы сыграть и записать музыкальное произведение я должен быть бодрым и в трезвом сознании.

SR: …а эта информация…
KS: Извините, что перебиваю вас, но это не «информация» — а всего лишь предположение, дикое предположение, гипотеза, или просто неверная информация.

SR: …о том, что эмоции, кажется, приходят откуда угодно, но не из повседневной жизни. Что вы делаете, когда музыка вас заводит настолько, что вы не способны четко мыслить?
KS: Когда я не способен «четко мыслить», я не могу создавать музыку, я не могу работать. Либо я неправильно понимаю ваши слова, либо у вас слишком экзотическое представление о серьезном композиторе, авторе и музыканте 🙂

SR: «Серьёзном»? Гм… Поговорим тогда о психотомиметической музыке. Психотомиметическая музыка это поиск формы (музыкальной) для полного выражения ваших эмоций или это самодостаточный язык, а целью и задачей слушателя является интерпретировать его так, как он того хочет?
KS: Это ваше высказывание и ваша интерпретация того, что мне не совсем нравится 🙂

SR: Во время вашей работы в высшем педагогическом училище в Берлине, …
KS: ???? Я никогда не работал в «высшем педагогическом училище в Берлине»… Может быть, вы спутали меня с каким-то другим музыкантом? Пожалуйста, ознакомьтесь с моей биографией на сайте www.klaus-schulze.com

SR:… ваша работа там, включая преподавание на факультете психологии, помогли вам в вашей музыкальной карьере? Повлиял ли на вас кто-нибудь из авторов литературы по психологии?
KS:… я не работал там или где-либо еще за всю мою жизнь. В свои студенческие годы, я временно «недолго» работал на почтовую службу в Берлине, отправляя телеграммы 🙂 … и поэтому, я не могу ответить на ваш интересный вопрос. Я профессиональный музыкант, но не педагог, не учитель, не психиатр:-)

SR: Что именно привлекло вас в авангардном искусстве 20-х годов? Вы как-то сказали, что на раннем этапе вашей карьеры вам это было очень интересно. Почему именно авангардное искусство?
KS: Я не помню, чтобы я говорил об особом пристрастии к «авангарду 20-х годов», так как у меня нет особых предпочтений или знаний о той эпохе. Обычно говорят, что я приверженец романтизма (что правда), но это было лет за 50-100 до авангарда 20-х годов. Кстати, кого именно вы имеете в виду? Лисицкий? Малевич? Шенберг? Барток? Гропиус? …

SR: О Берлинской школе электронной музыки. Что объединяло людей, создавших эту школу?
KS: Термин «школа» является изобретением одного журналиста (или продюсера?), и с тех пор оно повторяется многими журналистами, в большинстве случаев не сведущими о чем они говорят 🙂 Не было «школы» как таковой. Была небольшая группа музыкантов в Берлине (и Дюссельдорфе), исполнявших поп-музыку, ОТЛИЧАВШУЮСЯ от обычной ударной и рок-музыки тех дней. Это был KRAFTWERK и TANGERINE DREAM, и был я.

SR: Надо же, сам по себе. А у нас долгое время считалось, что Вы начинали клавишником в TANGERINE DREAM! Очередные отрыжки «холодной войны»…Что же осталось в электронной музыке Германии сегодня от музыки 70-х годов? Можете ли вы охарактеризовать ее?
KS: Возможно некоторые аудиозаписи? Это музыка прошлого, давно ушедшая, уже лет как тридцать канувшая в лету. Это история. Нет. Я не могу сказать, что осталось от нее сегодня. Как я могу, возможно, можно высказаться о некоторых исторических альбомах, которые все еще можно найти. Но это не моя работа 🙂 За последние тридцать лет появилась другая музыка, новая музыка… Мои интересы лежат не в прошлом, и так никогда не было. Я также не коллекционирую записи.

SR: Понятно. Вы серьёзный композитор, а отнюдь не коллекционер и Вы работали со многими популярными исполнителями…
KS: Многими? ??????? Это были единичные случаи за мою долгую карьеру, 36 лет, и я не стал бы называть их «многими» 🙂 …просто потому, что я не работаю в области поп-музыки.

SR:… такие как Мариан Голд, например. Поп-музыка сегодня в Германии и России развивается одинаково.
KS: Я не знаю о российской поп-музыке сегодняшнего дня (или прошлых лет), а мои знания и интерес к немецкой музыке также весьма ограничены. Я могу случайно услышать что-нибудь по радио и обычно я не знаю, кто исполнитель, и меня собственно не волнует из какой он страны. За исключением, конечно, случаев, когда они поют на французском. Тогда я могу угадать: возможно, этот исполнитель из Франции. 🙂 А если серьезно, то большинство немецких исполнителей более не являются националистами. Как и я.

SR: Каково отличие Берлинской школы электро-авангарда от Британской экспериментальной школы? Существует ли сегодня между ними конкуренция?
KS: Я не знаю, что вы имеете в виду под «Британской экспериментальной школой», я никогда не слышал подобного выражения. В общем и целом, мой интерес к «экспериментальной» музыке (любого типа в любой стране) в общем-то достаточно невелик, и я думаю я не одинок в своей антипатии 🙂 Очень часто (если не всегда) прилагательное «экспериментальный» используется для того, чтобы скрыть отсутствие таланта или умений (и успеха). … и это не только в сфере музыки 🙂 …и не только сегодня 🙂 Написать такие песни, как «Yesterdays» или «Night and Day» или «Round Midnight» очень сложно, это требует большого таланта и усердной работы. А ставить «эксперименты» очень легко.

SR: Было ли что-то, что не устраивало вас в свободном джазе 30 лет назад?
KS: Я не имею ничего общего со свободным джазом (который был «изобретен» в 1959, и давно уже канул в лету). Эта музыка не «устраивала» даже 95% фанатов джаза.

SR: О «Death of an Analogue». В то время, когда не было примеров, каждая новая электронная музыка рождалась из творчества и постоянного поиска новых звуков. Что вам приходится делать сегодня, чтобы найти новый звук? Чем больше люди ищут, тем меньше они находят.
KS: Это вопрос технического характера. Каждый подросток и музыкант-любитель сегодня знает как найти или как создать звук с помощью персонального компьютера или компьютера «Макинтош». Это хорошо, но это также и усложняет ситуацию.

SR: О современной электронной музыке. Вы сказали однажды, что электронный способ создания музыки выиграл битву, как было предсказано Гленом Голдом.
KS: Да, большинство музыкальных произведений сегодня создаются при помощи электронных средств. Потому что так легче, быстрее и дешевле = а также потому, что музыканты и продюсеры ленивы, у них времени, и нет денег 🙂

SR: В этой индустрии существует огромная возможность затоваривания
KS: Такая возможность существует везде. Хорошая компания знает, как это предотвратить. Но если их потребители больше не будут покупать их товар, или если криминальные мафиозные структуры украдут у них этот товар и продадут дешевле миллионам их потребителей, то тогда у «хорошей компании» действительно наступают тяжелые времена.

SR: …то есть, это означает, что эта индустрия приближается к самоуничтожению. А отношение к этому типу музыки станет таким же, каким сегодня является наше отношение к забытым традиционным инструментальным произведениям.
KS:… необузданные мысли. Кроме того, что значит «наше отношение к забытым традиционным инструментальным произведениям»? Если они забыты, как у нас может быть какое-либо к ним отношение? :-))

SR: Очень просто: отношение — КАК к «забытому», его новая оценка. Оценка и толкает исследователя к действию, в данном случае, к переоценке ценностей. Здесь нет никакого противоречия. То же самое сделал Ницше… Тем не менее, прошу прощения, это был, наверное, слишком сложный вопрос для Вас. Осталось ли место для новаторства в современной музыке или пришло время эклектики?
KS: Место для любого вида музыки всегда было и есть — плохой, хорошей, посредственной музыки, для любой публики. Новаторство? Почему нет? Но этого не должно быть, не всегда. Мы называем это прогрессом … что довольно часто является оправданием нонсенса любого вида 🙂 …который, однако, также имеет право на существование.

SR: О России. В вашей и нашей странах рождается много общих идей (например, идея концлагеря для трудового перевоспитания), чисто художественных идей, в том числе и связанных с музыкой. Считаете ли вы что серьезный арт-рок имеет истоки, в том числе, и в России??
KS: О да, конечно. Рок-н-ролл был изобретен в России в 1954. А Pink Иванович Floyd великолепный представитель этого жанра :-))

SR: О современной классической музыке…
KS: ??? О чем? Разве понятия «современный» и «классика» — не противоречат друг другу?

SR: …Крупные лейблы распадаются. Студии, выпускающие классические произведения приходят к созданию «своих» мелких фирм. Все говорят об «аутентике», о настоящей классике. В России, как и в остальном мире, одна и та же тенденция. Что вы об этом думаете?
KS: ??? Что вы знаете об индустрии звукозаписи в «западных» странах? По крайней мере, у нас нет криминальных мафиозных структур, какие CD (и DVD и CD-ROM) индустрия имеет к очень большой стране с большим культурным наследием. ЭТО позор, но с такими сложностями немецкие или американские капиталистические студии звукозаписи не сталкивались и не сталкиваются. По крайней мере, эти страны заключают контракты и оплачивают затраты, заключают лицензионные соглашения (и часто гораздо больше) с музыкантами, композиторами и т.д.

SR: Да, возможно Вы не в курсе всех этих проблем. Бежать за временем действительно трудно. Близка ли вам идея Вагнера о лейтмотивах в музыке?
KS: Мне «близок» Вагнер. И, да, Вагнер известен «лейтмотивом», помимо всего прочего. Это не значит, что я копирую Вагнера или что я также всегда использую его «идеи». Некоторые из них, мне не нравятся.

SR: О канонах и экспериментах. Существуют ли каноны в экспериментах, или эксперимент в канонах?
KS: Поистине красиво сказано 🙂 Но я это не понимаю. Это не принцип, по которому я думаю, работаю и живу.

SR:… Вы сегодня можете себе позволить сделать что-то из ряда вон выходящее (в своей музыке), отличное от привычных (типичных) форм?
KS: «Что-либо отличное от типичной формы»? …зависит от того, что понимать под «типичной формой». Я предполагаю, что вы все еще говорите о музыке. Но о какой музыке? Какой формы из всего многообразия музыки? История музыки простирается назад на тысячу лет, и на протяжении этой эры музыка приобретала различные формы. И были «типичные» формы в одни периоды, и часто были исключения из общих правил. Когда я записал мой первый сольный альбом IRRLICHT, ПЕРВАЯ ДЕСЯТКА альбомов поп-музыки в Германии определенно отличались от моей работы. Но так ли уж отличался мой альбом IRRLICHT от типичной музыки Дьердя Лигети в то время?

SR: Как вы относитесь к искусству таких композиторов, как Шнитке и Губайдуллина?
KS: Простите, но второе имя я никогда раньше не слышал, что касается первого, то мне известно лишь имя.

SR: Ничего страшного. Это трудная музыка для серьёзного слушателя. Давайте поговорим о будущем музыки.
KS: Да, огромное поле для воображения. Посмотрим.

SR: Существует мнение, что музыка, в конце концов, в будущем, будет поделена — будет музыка для тела (для глаз) …
KS: Упс, «Тело» обычно описывают такими словами, как ощущение, касание.

SR: …и музыкой для души (для ушей).
KS: Упс, и «душа» обычно описывается словами живот, сердце или пол. Но «уши»?

SR: Забавный тест! Тем не менее, Вы согласны с этим, каково ваше мнение?
KS: Я совершенно не согласен. Это было бы очень просто, слишком просто. Всего два направления? Даже сегодня у нас есть великое множество направлений в музыке. Для каждого человека, для всех видов эмоций, ушей и животов. Даже для ваших «глаз» — но музыка ли это в действительности? Разве это не нечто большее: фильм, танец, картины?

SR: Что бы вы хотели пожелать тем, кто жаждет стать музыкантом?
KS: Это зависит от человека. Конечно, я могу «пожелать» всем им удачи, …но какого-то общего серьезного совета для них у меня нет.

Фото с сайта http://klaus-schulze.com

Август 2005

—————————
Ссылки по теме: Официальный сайт: http://klaus-schulze.com

Читать другие интервью >>>

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.