rus eng fr pl lv dk de

Search for:
 

Рок-н-ролл жив. Интервью с группой Alex Carlin Band

Alex Carlin Band

Лидер группы Алекс Карлин «Band» – удивительный музыкант, игравший в таких коллективах как «The Rubinoos», «Psycotic Pineapple», спевший дуэтом с Тайлером из «Aerosmith», занесен в книгу рекордов Гиннеса за самый продолжительный концерт. Глядя на него, создается впечатление, что в нем живут одновременно два человека. Один – практичный американец, другой – замечающий все вокруг и открытый всему новому человек. Когда группа играла на «Байк – Шоу” в Крыму, он два дня жил в палатке. Денис Матуйзо, барабанщик, белорус-самоучка, любящий свое дело и обладающий потрясающей энергетикой. Андрей Самойлов – бас-гитарист, известный в питерских кругах музыкант, играл со многими группами, в том числе в группе Pushking и в группе Жени Глюкк, ведущей RADIO IMAGINE. Интервью с группой проходило в рок-отеле «Hotel California» в Любимовке под Севастополем – месте, где сегодня можно встретить разных интересных творческих людей. Атмосфера была веселая и располагающая больше к отдыху. Поэтому через некоторое время я попросила Алекса Карлина рассказать о себе больше.

— Вы помните свой первый урок музыки?

Алекс Карлин

 Алекс Карлин: — Я очень хорошо помню свой первый урок. Мне было 6 лет, я сидел в школе. В класс зашел человек, не учитель, и спросил: «Привет! Кто хочет научиться играть на рояле?» Я поднял руку. Он забрал меня и несколько других ребят, отвел нас в другую комнату, дал нам бумагу с цифрами, которую мы крепили на пальцы и играли простые вещи по этим цифрам. Это была такая новая система обучения для детей: вместо нот на бумаге были цифры, которые соотносились с клавишами на пиано и с нашими пальцами одновременно!

Андрей Самойлов: — Меня мама в 5 лет отвела на фортепиано к педагогу домой.

Денис Матуйзо: — Мой первый урок музыки – пластинки «Deep Purple» и «Led Zeppelin». Мне было 4 года.

— Как родители отнеслись к тому, что вы стали рок-музыкантами?

А.К. – Их не смущало, что я занимаюсь классической музыкой на фортепиано. Но я занимался этим для себя, просто так, а не затем, чтобы стать профессиональным пианистом. В планы родителей не входило, что их ребенок будет серьезно заниматься рок-музыкой. Музыка, в целом, как занятие жизни не имела места в голове и понимании моих родителей. Это, однозначно, был конфликт.

Д.М. – У меня демократичные родители, с ними не было конфликта. Некоторые вопросы возникли с бабушкой и дедушкой, которые живут в Ялте. Они говорили: «Какой ты музыкант? Иди, учись!» Сейчас они, конечно, понимают, что уже поздно.

А.С. – Мама сама отвела меня в музыкальную школу, а папа не очень хотел. Отец был сам достаточно известным музыкантом (Сергей Самойлов — профессиональный ударник, играл в джазовых составах Иосифа Вайнштейна и Олега Лундстрема, затем в ансамбле «Дружба» Броневицкого (Эдита Пьеха) – прим. авт.) и не хотел такой судьбы своему сыну. Он говорил, что это ненадежная профессия, хотя при этом помогал мне с фортепиано.

— Андрей, у тебя брат — известный музыкант. Это помогает или мешает?

– Скорее, вдохновляет. Многие считают, что я стал бас-гитаристом, потому что у меня брат — бас-гитарист группы «Алиса». Я узнал, что у меня есть два брата в 16 лет. На тот момент, я уже играл на бас-гитаре.

— Алекс, в одном интервью вы сказали, что любите Владимира Высоцкого. Почему?

– Высоцкий – личность, энергия, я не знаю хорошо его текст, но то, что я понимаю – круто! Высоцкий меня вдохновляет. У меня был его CD. Когда я был на гастролях в Европе, я часто его слушал.

— Какие русские музыканты или группы являются для вас авторитетом, на какой музыке вы росли?

Д.М. — Все, что было доступно, то я и слушал. Мне нравится Леонид Утесов. Очень крутой Валерий Ободзинский. Если брать тяжелый рок, то это «Круиз- 1», «Черный кофе».

Андрей Самойлов, бас-гитарист

А.С. – Согласен. Там было, что почерпнуть. «Динамик» с Кузьминым, «Синяя птица» Антонов, Владимир Высоцкий, конечно. Такого понятия как рок-группы не было, существовали вокально-инструментальные ансамбли (ВИА). Это «Песняры», «Цветы», «Поющие гитары», «Земляне». Как раз «Песняры» и являются для меня авторитетом. Потом пошла новая волна: «Алиса», «Кино», «ДДТ» — это уже другое, это русский рок.

 — Алекс, как ваши друзья в Америке отнеслись к тому, что вы поехали в Крым?

– Очень интересный вопрос. Потому что у меня очень умные друзья в Америке. Суть в том, чтобы поговорить об этом в более серьезном, осмысленном ключе. Тот факт, что я здесь, создает хорошее начало беседе на тему проблем в мире. У меня есть друг в Америке. Он умный, успешный бизнесмен. Он был заинтересован поехать в Крым, но американское правительство выдало что-то типа заявления, что американцам не следует ехать в Крым по какой-то причине. Это не закон, ничего подобного, просто предупреждение. И это заставило моего друга задуматься: «Слушай, «чувак», давай поговорим об этом». Это было начало нашей беседы на тему того, что реально происходит в Крыму и в других частях мира. И я сказал ему: «Смотри, на одной стороне Россия-Крым-Украина, а на другой Америка-Куба-Ирак. Я предложил сравнить. Что Америка делала в Кубе в 1959 году, она забрала восточную Кубу и Гуантанамо. И сегодня Куба хочет свою территорию обратно, а Америка говорит: «Нет». И как это понимать?! А в Ираке Америка убила 1 миллион людей, и это было против каких-либо международных законов». И после этого Америка пытается отговорить своих жителей ехать в Крым, потому что Россия делает что-то несоответствующее международным законам. Лицемерие налицо. Понимаете, я верю в то, что просто совсем не должно быть границ у стран. Но это достаточно сложный в целом вопрос.

— Алекс, приехав в Севастополь, что вы увидели?

– Пока я здесь находился, я давал интервью и общался с разными людьми. Недавно я говорил с украинцем. У него в Любимовке ресторан, а сам он из Львова. Он сказал, что «работает своими руками», и его не заботит политика и эта ситуация в целом. Он не русский, но его это особо не волнует. Другие люди, с которыми я общался, были русские, которым нравится быть частью России. Это совсем не научная статистика, но я до сих пор не встретил никого, кто говорил бы, что было ужасной вещью сменить Украину на Россию. Но я не знаю, я не говорил со всеми.

— Расскажите, как вы попали в книгу рекордов Гиннеса?

– В то время я обосновался в Польше в Кракове и играл по 100 концертов в год. И вот в один из дней я шел по улице во Вроцлаве и увидел клуб под названием «Ливерпуль». Будучи фанатом «Beatles», я не смог не зайти туда. У меня была одна идея. Я предложил менеджеру сделать необычный концерт-марафон, на котором я сыграю все 270 песен «Beatles», скажем с 6-ти утра и до 6-ти вечера. Мы сделаем из этого большую новость, раскрутим клуб, меня и просто получим удовольствие. Когда я закончу концерт, вокруг будет телевидение, радио и все остальные. Но менеджер на это не согласился. Однако другой клуб в Польше захотел взяться за эту идею. У них появилась мысль сделать из этого рекорд Гиннеса, не совсем марафон песен «Beatles», но подобный концерт. Как раз в это время я был в туре по Англии, Шотландии и Ирландии. Поэтому, когда я приехал в Лондон, то пошел в офис Гиннеса и поговорил с менеджером. Она сказала мне: «Вы не можете подать такую заявку, потому что побить рекорд значит сделать «что-то плюс один». Нельзя сыграть больше песен «Beatles», чем их написано.

Менеджер была достаточно отзывчивой девушкой, задумалась и предложила мне побить рекорд самого длинного сольного концерта. Это мы и решили сделать. В тот момент рекорд был 27 часов, так что я решил сразу сыграть гораздо больше, и поставил себе цель на 32 часа беспрерывного выступления.

— Кто-то смог побить ваш рекорд?

Денис Матуйзо, барабанщик

– Никто, никогда не сможет этого сделать. Это забавная история. Мой рекорд очень специфичный, мне задали определенные условия. Я обязан был сыграть реальные песни, то есть в них должны были быть мелодия, вокал, слова. Нельзя было играть просто шум. Не обязательно кавер-песни, но полноценные композиции в любом случае. И очень странная необычная вещь случилась. Несколько лет спустя нашелся какой-то «чувак» в Индии, типа духовный или что-то в этом духе, который смог непрерывно играть 21 день. Он просто стучал пальцами по какой-то деревяшке и создавал шум. По какой-то ошибке «Гиннесс» отдали ему мой рекорд. Я решил поговорить с «гинессами», мы хорошо общались. Я помог им стать популярнее в Польше. Мой концерт был большой новостью. Так что я позвонил им и спросил, почему они отдали мой рекорд «чуваку», который участвовал не в моей категории и делал не то, что я, а нечто совсем другое. Мне сказали: «О, мы не знаем, но ничего менять не будем».

 Я считаю, что у меня есть сертификат и мой рекорд, и в реальности никто никогда не сможет его побить. Если кто-то решит попробовать побить этот рекорд, они спросят у «гиннесов»: «Сколько часов?», и когда они услышат «21 день», они даже не станут пробовать. Мой рекорд теперь просто невозможно побить.

— Вы играли в подростковой группе «The Rubinoos» и записали в это время песню «Rock and Roll is Dead”. Сколько вам на тот момент было лет?

– В это время мне было 17 лет, приблизительно в период рождественских — новогодних праздников между 1974-75гг. В тот момент казалось, что 60-е уже закончились. Хендрикс уже умер, «Beatles» перестали играть, «Doors» тоже. В 70-х было такое ощущение корпоративного рока, именно ненастоящего, искусственного рока.

Мы играли в своей группе, и нас это вообще не заботило. Мы записывали какие-то пародии, сатирические шутки и просто получали удовольствие от музыки в тот период. Мы чувствовали себя панками того времени, то есть по своему поведению.

Название песни обозначает, что рок как бы умер, но нам все равно. Как раз именно эта песня по своей сути и поведению послужила во многом тому, что зародилась группа «Psycotic Pineapple», в которой я играл в дальнейшем. Потому что «Rubinoos» была скорее поп — роковой группой, а эта песня больше отражала именно панковское поведение и то, что они хотели играть в тот момент. У них было панковское «альтер-эго» и для того, чтобы это выразить они создали группу «Psycotic Pineapple» и выступили с песней «Rock and Roll is Dead but We Don’t Care».

— Расскажите о вашей встрече со Стивеном Тайлером.

– Примерно в 2012 году я был в Нью-Йорке. Тогда я приблизительно раз в год приезжал в Нью-Йорк. И так как я большой фанат «Beatles», то каждый раз проводил время в Центральном парке в области мемориала, посвященного Джону Леннону. Он называется «Strawberry Fields». Люди приходят в это место гулять и просто посидеть на лавочках. Там часто бывают представлены какие-то художественные работы, музыканты играют песни «Beatles», и оттуда видно квартиру, в которой жили Джон Леннон и Йоко Оно.

Мне нравилось в этом парке в районе мемориала играть на гитаре песни «Beatles». В этот раз, находясь в этом месте, я познакомился с девушкой по имени Джулия, которая попросила меня сыграть не очень известную песню «Julia», но я ее знал. Во время игры я был, в-основном, сфокусирован на самом произведении и на девушке, и как-то находился внутри самого процесса. Когда я закончил играть, то заметил, что вокруг меня много народа, и в толпе стоит Стивен Тайлер. После того как люди заметили, что среди них находится Стивен Тайлер, все как-то застыли в удивлении. Тайлер подошел прямо ко мне и предложил спеть эту песню вместе с ним и записать на телефон. Девушка, которая была с ним, нас снимала.

Случилась очень клёвая музыкальная штука: мы пели песню Джона Леннона, которую он исполнял без каких-либо специфических «битловских» гармоний. Тайлер преобразил эту песню и создал гармонию, похожую на «Aerosmith». Мне очень понравился такой вариант.

 Когда мы перестали играть, у меня был выбор пойти и поговорить со Стивеном Тайлером или попробовать получить видео. Посмотрев на то, что Тайлера оккупировали фанаты, я решил, что гораздо лучше будет подойти к девушке с телефоном и договориться о том, как получить видео. В результате она мне его отослала.

— Вы изучали в университете русскую литературу. У вас есть любимые писатели?

– Я люблю всех известных классических писателей: Достоевского, Гоголя, Пушкина, но выделить хочу одного конкретного писателя. Однажды, когда я учился в университете в Калифорнии, мне дали книгу князя Мирского. В ней он описывает всю историю литературы, начиная от Киевской Руси и до современной России (Дмитрий Петрович Святополк – Мирский, англ. D.S. Mirsky “A History of Russian Literature” — прим. Авт.). Мне очень понравилась эта книга.

— Есть ли у вас мечта?

– Я всегда мечтаю. Моя группа записывается на студии у Игоря Сандлера, известного рок-пионера. Я хочу продолжать свое дело и играть больше концертов в России. В этом в основном и заключается моя мечта.

Но с другой стороны, помимо музыки, меня интересует будущее людей на этой планете. Я мечтаю, чтобы Россия перестала зависеть от нефти и газа и пришла к другим вещам, которые делают ее великой, понимаете? Угольный бизнес не имеет будущего, это правда не только для России, но и для других стран. Я специально выделяю Россию, потому что являюсь большим фанатом этой страны, поэтому надеюсь, что ей удастся найти новые направления в экономике, не связанные с добычей угля, газа и нефти.

Материал подготовила Татьяна Алексеева

Перевод: Василий Москвичев

 

Вы должны войти на сайт чтобы комментировать.